Политика

Дети Славянска и злой генерал

Наш колумнист - о мальчике, который под бомбами украинских карателей пытается выжить в реанимации Славянска
Маленькому Жене не повезло: он болен, лежит на аппаратах в реанимации.

Маленькому Жене не повезло: он болен, лежит на аппаратах в реанимации.

В восемь месяцев детишки ползают и начинает говорить. Играют в ладушки и “ку-ку, где ты?": закрывают ладошками глаза и думают, что спрятались.

Маленькому Жене не повезло: он болен, лежит на аппаратах в реанимации. Обделен песочницами и домашней малиной. Даже дышит через трубку.

Маленькому Жене не повезло дважды: украинские военные обстреливают больницу. Один такой снаряд - и нет реанимации. Останется полуметровая дырка в стене, дырка вместо жениной жизни.

“Ку-ку, Женя? Где ты?”

Украинский генерал, усатый, как кот, говорил в интервью с улыбкой:

- Лишь бы наши солдаты оставались живы, а ваши погибали. Мы будем мочить вас (русских) в сортирах, и на вашей территории тоже. В ход будут пущены все средства. Будут рваться ваши вокзалы. И мне все равно будет, кого из вас убивать: мирное население, немирное. Почему я должен вас жалеть?

Действительно, и почему надо жалеть жителей территории, которая решила перестать быть Украиной? Это же вчера они были люди, украинцы, а теперь - недочеловеки, москали.

Им можно отрубать руки, как священнику в Доме профсоюзов в Одессе - только за то, что батюшка был с “сепаратистами”. Можно обстреливать школы в день последнего звонка, когда девочки надевают белые фартуки...

История, когда славянских детей украинцы пытались не выпустить из зоны боевых действий (детей на автобусах эвакуировали в Крым), показала: дончане для Украины уже не “свои”. Официально, по украинским законам, они - граждане Украины (ведь Донецкая и Луганская республики пока не признаны), а вот фактически - пусть, твари, сдохнут под фугасами.

Другими словами получается, что за территорию Донбасса Украина решила биться. Донбасс ей нужен. А вот население можно и загеноцидить.

Такое вот новое слово: геноцид не по национальному признаку, а по прописке. По территории.

Украинцам - настоящим украинцам, мирным жителям Киева, Харькова, Винницы, - кстати сказать, об этом не сообщают. Говорят, что это РОССИЙСКИЕ войска обстреливают Славянск, также как и РОССИЙСКИЕ провокаторы сожгли в Одессе людей. Плохие - мы, россияне, а украинская армия и вошедший в Национальную гвардию “Правый сектор” - белые и пушистые. Например, тот сбитый под Славянском генерал Кульчицкий (который обещал “мочить русских в сортирах”, убивать мирных жителей), по сообщениям украинских СМИ... “вез осажденным дончанам продукты питания”!

О том, что Славянск осажден как раз украинской армией – ни слова. Как и о том, что с украинских вертолетов и самолетов на мирных жителей Донбасса сыпятся не булки, а пули и ракеты – молчок.

Апофеоз вранья - генерал, получается, вез не осколочно-фугасную смерть, а молочко для Женечки из больницы...

Ведь если остальная Украина узнает правду, она снесет эту хунту в Киеве. Не сможет не снести, ведь правда? Ответьте, украинцы. И если люди на Западе узнают об этом, они же скажут своим правителям – какого черта вы одобряете этот фашизм?

А пока врачи Славянска при обстрелах закрывают мальчика своими телами. Не могут спуститься в подвал и оставить инвалида.

Женя, ты еще жив?

Где ты?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Мать восьмимесячного малыша из Славянска: «Будем жить...» Когда украинские каратели обстреливают Славянск и врачи детской горбольницы вместе с детишками спускаются в подвал, в реанимационном отделении на четвертом этаже остается лежать в своей кроватке 8-месячный Женя. Вместе с постоянно работающим аппаратом искусственного дыхания, мамой и дежурным персоналом, который не может покинуть свой пост. В ту ночь, когда в больницу угодил 152-мм осколочно-фугасный снаряд, проделав полуметровую дыру в стене больницы, Женька тоже был там, спустить мальчика в подвал не получится. Его мама, Виктория Езекян в растерянности: ребенка от греха подальше нужно увезти отсюда, но технически сделать это трудно. И потом — куда везти? (читать далеечитать далее) ТЕМ ВРЕМЕНЕМ «Туда, где детей бомбить не будут...» Сидя под каштанами, люди ждут автобуса, которого все нет. Дети остаются детьми — прыгают, шумят, резвятся в свои незатейлевые игры. - Куда едете? - интересуюсь у одного из волонтеров, что занимаются эвакуацией юных славянцев. - Туда, где детей бомбить не будут, - неожиданно отвечает за него чудо лет шести в малиновом платьице (читать далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мать восьмимесячного малыша из Славянска: «Будем жить...»

Когда украинские каратели обстреливают Славянск и врачи детской горбольницы вместе с детишками спускаются в подвал, в реанимационном отделении на четвертом этаже остается лежать в своей кроватке 8-месячный Женя. Вместе с постоянно работающим аппаратом искусственного дыхания, мамой и дежурным персоналом, который не может покинуть свой пост.

В ту ночь, когда в больницу угодил 152-мм осколочно-фугасный снаряд, проделав полуметровую дыру в стене больницы, Женька тоже был там, спустить мальчика в подвал не получится. Его мама, Виктория Езекян в растерянности: ребенка от греха подальше нужно увезти отсюда, но технически сделать это трудно. И потом — куда везти? (читать далее)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Туда, где детей бомбить не будут...»

Сидя под каштанами, люди ждут автобуса, которого все нет. Дети остаются детьми — прыгают, шумят, резвятся в свои незатейлевые игры.

- Куда едете? - интересуюсь у одного из волонтеров, что занимаются эвакуацией юных славянцев.

- Туда, где детей бомбить не будут, - неожиданно отвечает за него чудо лет шести в малиновом платьице (читать далее)