2016-08-24T02:47:33+03:00

На Украину ливийскими тропами

Спецкор «КП», которому СБУ запретила въезд в страну на пять лет, снова работает на мятежном юго-востоке [видео, онлайн-трансляция]
Поделиться:
Комментарии: comments124
Спецкор «КП», которому СБУ запретила въезд в страну на пять лет, вернулся на УкраинуСпецкор «КП», которому СБУ запретила въезд в страну на пять лет, вернулся на УкраинуФото: Александр КОЦ
Изменить размер текста:

Сколько длилось ваше самое продолжительное дежавю? 10 секунд? 15? 20? Меня это странное ощущение не отпускало весь понедельник - день, когда, несмотря на официальный запрет Службы безопасности Украины, я все-таки решил вернуться в воюющую страну.

В минувшую пятницу меня, российского журналиста, спецкора крупнейшего издания страны без объяснения причин сняли с поезда на украинском погранпункте. И объявили, что в ближайшие пять лет дорога в Незалежную мне заказана. Чуть позже был объявлен персоной нон-грата успевший проскочить в Донецк мой друг и напарник Дима Стешин.

Подоплека, на мой взгляд, очевидная. Несколько месяцев почти безвылазно мы освещали трагическую историю новой, послемайданной Украины. За мизерный период она своими же усилиями умудрилась растерять территории, друзей и уважение большой части собственных граждан. Самопровозглашенные киевские власти поначалу робко, а затем конвейером начали штамповать паспорта журналистов невъездными «красными метками». Ведь картинка, которую давали и дают российские репортеры, явно не коррелирует с амбициями и стремлениями «выдвиженцев» Майдана. А картинка должна быть одна — патриотическая, героическая и патетическая. Оруэлловская, без полутонов. В ней нет места другому взгляду, в ней не может быть инакомыслия, перед угрозой распада страны объективностью можно поступиться. А значит и избавиться от неугодных, топчущих информполе журналистов.

Несмотря на официальный запрет Службы безопасности Украины, наш корреспондент все-таки решил вернуться в воюющую страну

Несмотря на официальный запрет Службы безопасности Украины, наш корреспондент все-таки решил вернуться в воюющую страну

Сказать, что меня запрет на пять лет расстроил, значит промолчать. Здесь СБУ попала в яблочко. Работать там, где вершится история, для любого уважающего себя репортера - большая честь. И большая ответственность. И когда без объяснения причин тебя лишают возможности выполнять любимую работу, это посильнее иных пыток.

А потом заходишь на сайт «Комсомолки» или в Твиттер и листаешь комментарии читателей: сотни сообщений со словами поддержки и сожаления. Тебя простреливает: ведь работал ты не для «Премии СБУ за военную гонзо журналистику» (формулировка запрета по версии читателей «КП»), а для этих незнакомых людей. И решение приходит само собой... В конце концов, по меркам военного времени в этом решении нет ничего экстраординарного. Западные журналисты всю первую чеченскую проникали на территорию России из Грузии. На стороне бородатых повстанцев в Сирии без оформления виз побывали все крупнейшие мировые СМИ. Да мы и сами во время войны в Ливии трижды пробирались в эту страну без всяких пограничных формальностей. Как и сотни других журналистов со всего мира. Кстати, о дежавю и к вопросу, который больше всего заинтересовал моих друзей и «недругов» в Твиттере: «Как?»

Жаркий август 2011 года. Бои за Триполи в самом разгаре, однако агонизирующий режим Каддафи по-прежнему не хочет выдавать визы российским журналистам. Документы в посольство в Москве были поданы еще в марте. За полгода мы с Димой Стешиным дважды через Египет съездили в Ливию нелегально, со стороны Бенгази. В сторону Триполи пытаемся заехать через северный КПП из Туниса. Однако там еще стоят верные Муаммару пограничники. Один сурово выцеливает в нас «Калашом», недвусмысленно намекая, что визы на погранпереходе никто не поставит. Зато его товарищ, более сговорчивый при виде зеленой купюры, советует проехать 300 километров южнее. Там, дескать, с консульскими услугами намного проще.

Спустя пять часов мы молча проходим через бьющуюся, словно в конвульсиях, на ветру калитку обнаженной границы. Вокруг - следы недавнего скоротечного боя и бегства. Людей на посту нет. Таксист материализовался из ниоткуда, поигрывая ключами на пальце. Профессиональные таксисты вообще особая каста Homo sapiens, которая знают все и всех. И их все знают. Он провез нас своими ливийскими тропами почти идеально, умудрившись в дикой военной чресполосице ни разу не заехать в зону ответственности каддафистов. Небольшая заминка возникла лишь под городком с говорящим названием Зинтан. На блокпосту «ополченцев» с нас потребовали некую аккредитацию. Но ее у нас не было. Зато командиром местной группировки оказался выпускник Бакинской мореходки, который, услышав русскую речь, выписал нам бумагу-вездеход. По которой мы и въехали благополучно в пылающий Триполи.

Деталей моего путешествия из России на юго-восток Украины я, конечно, раскрывать не буду. Но поверьте, они мало чем отличаются от этой ливийской истории. Те же ушлые таксисты, те же несколько попыток на разных КПП, тот же уровень коррупции и примерна та же пропорция везения и удачи.

С точки зрения киевских властей, я совершил административное правонарушение (статья 204 административного кодекса). С журналистской точки зрения — это часть работы, пусть и не самая приятная. Но в такие условия нас ставит сам Киев. Не добиваясь при этом особого успеха на информфронте - всех не «передепортируешь». Репортеры большинства крупных российских СМИ продолжают работать в Киеве, Одессе, Мариуполе, Харькове, Донецке... Корреспондент «Комсомолки» Леша Овчинников в Славянске ежедневно фиксирует обстрелы больниц и детских садов украинской артиллерией, гибель мирных жителей. Обозреватель «КП» Николай Варсегов едва не попадает под авианалет в Луганске, на его глазах от атаки штурмовика гибнут несколько человек. Но в параллельной реальности киевской хунты - это «самострелы» и провокации «террористов». Ей не нужны свидетели территориального геноцида, и свою маленькую победоносную войну она обращает на журналистов. Так ведь и безопаснее.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В ЛУГАНСКЕ Корреспондент «КП» об авиаударе по Луганску: На моих глазах гибли мирные люди Буквально метров за 150 до будущей воронки меня остановил Вячеслав, с которым мы вчера познакомились. «Как дела?», то, да се. Мы проговорили минут так 8. И эти минуты, в чем я уверен, спасли мне жизнь. Только я направился дальше, как у меня над головой пролетел штурмовик, выстреливая тепловые ракеты. Дальше раздался оглушительный взрыв, вызвав резкую боль в ушных перепонках. Далее черные клубы пыли у входа в администрацию. Где-то в этой пыли верещит ребенок и кричат женщины (читайте далее) ...В СЛАВЯНСКЕ... Мама 8-месячного Жени из Славянска: Я в шоке — неужели надо доказывать что нас здесь бомбят! Мы еще раз пришли в детскую горбольницу Славянска, чтобы показать врачам и Виктории - маме восьмимесячного Жени, который находится здесь в реанимации, как откликнулись читатели на статью в «КП» о них. Реакцию врачей и мамы малыша вы поймете из обращения, которое Виктория попросила нас опубликовать. (читайте далее) ...И В ДОНЕЦКЕ Донецкой армии теперь есть чем сбивать самолеты врага Утром в Донецке, на окраине, случилась страшная гроза, и ведущие информагентства как по команде сообщили о боях в районе аэропорта. Кто-то даже умудрился дать число раненых и погибших. Но в центре светило солнце, на площади Ленина шел эмоциональный, но уже «дежурный» митинг, на котором скандировали «Донбасс-Россия!» (читайте далее)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В ЛУГАНСКЕ

Корреспондент «КП» об авиаударе по Луганску: На моих глазах гибли мирные люди

Буквально метров за 150 до будущей воронки меня остановил Вячеслав, с которым мы вчера познакомились. «Как дела?», то, да се. Мы проговорили минут так 8. И эти минуты, в чем я уверен, спасли мне жизнь. Только я направился дальше, как у меня над головой пролетел штурмовик, выстреливая тепловые ракеты. Дальше раздался оглушительный взрыв, вызвав резкую боль в ушных перепонках. Далее черные клубы пыли у входа в администрацию. Где-то в этой пыли верещит ребенок и кричат женщины (читайте далее)

...В СЛАВЯНСКЕ...

Мама 8-месячного Жени из Славянска: Я в шоке — неужели надо доказывать что нас здесь бомбят!

...И В ДОНЕЦКЕ

Донецкой армии теперь есть чем сбивать самолеты врага

СБУ запретила спецкору «КП» Александру Коцу въезд на Украину до 2019 года.После беседы с украинскими пограничниками журналисту пришлось возвращаться в РоссиюАлександр КОЦ

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Онлайн-трансляция

Как мы переиграли СБУ:Журналисты по приказу редакции вернулись в Россию [фото, видео]

Замена нам в Славянске будет,кто и когда - не скажу, сами понимаете.Но оперативно сообщу как человек доберется до места.

@kp_steshin @sashakots Вы им как кость в горле:"@euromaidan: Коц и Стешин в России." следят за каждым движением :)

I'm at Аэропорт Ростов-на-Дону (ROV) / Rostov-on-Don Airport (ROV)

За это фото кому-то в СБУ что-то завтра утром разорвут на американский флаг:

@radioutkin Дякую))

Мы вернулись.

Журналисты по приказу редакции вернулись в Россию [фото, видео]

Интервью со мной. Срываю покровы, ущучиваю и вывожу на чистую воду:

Главная тайна русских | Сегодня.ру

Репортаж РЕН о работе журналистов в Донбассе.Мы там тоже есть,выглядим не очень...

Сюда выложил классный репортаж Рен ТВ о работе журналистов на Юго-Востоке

В Славянске до войны бродили тучные стада ласковых и упитанных бродячих собак.В городе было много людей добрых сердцем.Люди ушли.Собаки тоже

Классный репортаж Рен о работе журналистов на Юго-Востоке Украины

В общем, у нас кончается бензин в гене и жадно насиловать спутниковую связь.Обстановка в городе привычно-стремная. Новостей нет.Страха нет!

Так страшно, что хочется танцевать!: с помощью @YouTube

люди из "расстрельного списка СБУ" - номера 69, 75 и 76. Называлась она "Страха нет"! Зацените:

что выжил и мы решили отметить это буйными танцами, а Порошенко - хаотичным гаубичным обстрелом города.В вечеринке принимали участие

В минувшую пятницу я должен был умереть по предсказанию какой-то доброй укроженщины. Якобы у меня "печать". Когда ударило 0.00, я понял,

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также