Звезды

Энди Серкис: Долгое время у меня был автоответчик с голосом Голлума

Исполнитель главных ролей в «Кинг-Конге», «Властелине колец» и «Планете обезьян» рассказал журналу «Телепрограмма» о том, как непросто оживлять на экране героев из мира фэнтези

Пожалуй, именно этому артисту можно смело адресовать бессмертные слова режиссера Якина: «Я не узнаю вас в гриме!» Энди появляется на экранах регулярно, но его истинное лицо почти всегда скрыто от зрителей сложнейшим гримом или компьютерной графикой, ибо актер специализируется на сказочных персонажах. Кинг-Конг, Голлум из «Властелина колец» и «Хоббита», Цезарь из «Планеты обезьян» - все они были сыграны этим 50-летним британцем. И вот новая работа мастера - «Планета обезьян: Революция», ставшая одной из самых успешных премьер года. Только за первые выходные проката в Америке фильм собрал $73 миллиона, и создатели уже решили начать работу над следующей частью франшизы. Энди вновь сыграл Цезаря, предводителя обезьян, который в результате действия медикаментов стал развивать в себе человеческие способности, начал мыслить и говорить.

Мне иногда говорят: «Ну ты же просто озвучил Голлума или Цезаря!»

Мне иногда говорят: «Ну ты же просто озвучил Голлума или Цезаря!»

- Энди, новая лента начинается с вашего крупного плана и крупным планом заканчивается. Что в этом кадре компьютерная графика, а что - реальное лицо?

- Там полностью компьютерная графика. Но это по-прежнему мои эмоции и актерская игра. Это было снято, как и весь фильм, с помощью технологии performance capture, используемой вместо грима, который скрывает лицо и мешает разобрать эмоции. При новой технологии можно разобрать каждый нюанс мимики. Команда художников-аниматоров забирает всю информацию с датчиков и камер, которые снимают лицо актера, регистрируют движения и звуки. Затем аниматоры могут скопировать абсолютно точно мимику и перенести на лицо примата. Технологии настолько развились за последние годы, что теперь можно с большой точностью передать игру, которую актер выдает на площадке.

- Вы очень уверенно об этом рассказываете. Это потому, что у вас своя собственная компания, производящая спецэффекты?

- Да, я работаю со спецэффектами уже 14 лет. Я не только сыграл множество персонажей, которые требовали использования эффектов, но и очень интересовался развитием этой отрасли как искусства. У меня есть своя студия в Лондоне, которая называется «Имаджинэриум». В ее рамках мы создали творческую лабораторию по созданию цифровых героев.

Вот так вопреки теории Дарвина человек Энди Серкис превращается в шимпанзе Цезаря. Датчики, облепившие лицо Энди, сканируют его мимику и позволяют придать шимпанзе черты играющего его актера.

Вот так вопреки теории Дарвина человек Энди Серкис превращается в шимпанзе Цезаря. Датчики, облепившие лицо Энди, сканируют его мимику и позволяют придать шимпанзе черты играющего его актера.

- Ваша студия работала и над этим фильмом?

- Мы консультировали его создателей. «Имаджинэриум» работает и на других фильмах. Например, на «Мстителях» мы трудились с актером Марком Раффало, помогая создать Халка.

- Я слышал, что вас пригласили играть в следующей части «Мстителей»...

- Да, я там играю, но кого именно - тайна! Моя компания как раз создает внешность этого персонажа. Мы работаем над разными фильмами, компьютерными играми и телепрограммами. У нас многие проекты в разработке, один из которых - «Ферма животных», другой - «Книга джунглей», которую я буду режиссировать. В обоих случаях мы будем оживлять животных и придавать им человеческие черты.

- Каждая секунда спецэффектов для вашего Цезаря в «Планете обезьян» стоила десятки тысяч долларов...

- Я об этом старался не думать и работал как актер. Пусть о деньгах заботятся продюсеры.

- Вы чувствуете, что с этой большой ролью вы наконец добились признания, которого давно заслуживали?

Скачки на планете обезьян: сначала  Энди сам гарцует на лошади...

Скачки на планете обезьян: сначала Энди сам гарцует на лошади...

- Я чувствую, что люди начали понимать, что такое игра для performance capture. Роли-то у меня всегда были большими.

- Вы, наверное, были уже ветераном работы с анимированными персонажами на этих съемках и учили молодых актеров?

- Нет, у нас был официальный тренер Терри Нотари. Он играл примата по кличке Рокет. Он нас всех учил, как двигаться по-обезьяньи. Ведь есть разница, бегаешь ты как горилла, или как шимпанзе, или как орангутанг. Но советы я действительно давал. Учил молодых актеров, которые думали, что для компьютерной анимации нужно выдавать гипертрофированные эмоции, хотя на самом деле нужно делать все наоборот. По сути, надо играть по системе Станиславского.

- Занятно было видеть обезьян, которые оседлали лошадей. Вы научились верховой езде прямо перед этими съемками?

- У нас был тренер по паркуру. Он же нас стал учить скачкам, но сначала мы выглядели именно как люди, оседлавшие лошадей. Потом мы стали играть так, как будто мы обезьяны, освоившие верховую езду. Я во время этого процесса обнаружил в своем теле мыщцы, о существовании которых не подозревал! (Смеется.) Они страшно болели во время первых дней тренировок.

...а затем мастера спецэффектов водружают на нее Цезаря.

...а затем мастера спецэффектов водружают на нее Цезаря.

- Я видел, как вы играете персонажей с технологией performance capture: в костюме, облепленном метками, с цветными точками на лице, с камерой на шлеме. Также снимали и Голлума из «Властелина колец». Не обидно, что многие фанаты кино этого не понимают?

- Да, мне иногда говорят: «Ну ты же просто озвучил Голлума или Цезаря!»

- Что вы чувствуете, когда такое говорят? Хотите дать в ответ по башке?

- Нет, у меня возникает желание долго и терпеливо объяснять процесс performance capture и его отличие от просто озвучки. Самое смешное, что люди с улицы, которые видели все дополнительные материалы, размещенные на DVD-дисках, знают об этом зачастую больше, чем маститые продюсеры в киноиндустрии.

Энди с женой Лоррэйн Эшборн, дочерью Руби (слева), сыновьями Сонни (справа) и Луисом.

Энди с женой Лоррэйн Эшборн, дочерью Руби (слева), сыновьями Сонни (справа) и Луисом.

- Актерам теперь нужно быть знатоками в современных технологиях?

- Конечно. Молодым ребятам на площадке не надо было объяснять, для чего нужны все эти датчики и точки, - для них это обычный рабочий костюм. Последнюю сцену в фильме - мой крупный план - снимали вообще без режиссера на площадке. Я был в студии в Лондоне, а режиссер Мэтт Ривз давал указания по скайпу, потому что сам находился в Лос-Анджелесе.

- Поскольку вы британец, в Лондоне вас наверняка часто узнают. А вот, например, в Нью-Йорке вы знамениты?

- Забавно, что в Штатах меня узнают гораздо чаще, чем дома. Голлум там невероятно популярен и известен, я дал сотни интервью и был в огромном числе телешоу. Там любят Толкиена на фанатичном уровне.

- Часто просят сказать что-то голосом Голлума?

- Через раз. Я обычно отвечаю: «Вы в своем уме? Я еду на работу в метро, и сейчас 8 утра!» Но потом, конечно, выдаю пару фраз. У меня долгое время был автоответчик с голосом Голлума на телефоне, и я записывал поздравления для друзей от имени своего персонажа. Каждому актеру лестно, когда у него есть герой, настолько «ушедший в народ».

Голлум ожил благодаря Серкису.

Голлум ожил благодаря Серкису.

- Сейчас вы беретесь за постановку «Книги джунглей». Не страшно становиться режиссером?

- Я давно руковожу студией спецэффектов и я был помощником режиссера на «Хоббите». В последнем случае я провел 200 дней, руководя съемками в Новой Зеландии. Также я изучал визуальные технологии, так что это совсем не ново для меня. Актером при этом я тоже быть не перестану.

- Можно ли сказать, что роль Кинг-Конга была подготовкой к Цезарю?

- Там была другая физиология. Кинг-Конг - это старая горилла-одиночка. Я ездил в джунгли Руанды изучать племена горилл перед съемками. Цезарь другой, он - шимпанзе, но при этом он меняется под воздействием лекарства, которое получил. Да, я изучал шимпанзе в Лондонском зоопарке, но я играл Цезаря как существо с человеческим сознанием, заключенным в тело примата. Его же, по легенде, вырастил наставник-человек, и в таких условиях обезьяны всегда копируют привычки людей. Даже в предыдущем фильме с Цезарем, «Восстании планеты обезьян», когда он берет вилку и нож, я сыграл его так, как это делал бы самец шимпанзе. Зато в новом фильме мой Цезарь уже полон человеческой мимики и жестов.

- Жена и дети не навещали вас во время съемок?

- Там были очень суровые походные условия. Но они приезжали в Новую Зеландию во время работы над последней частью «Хоббита». Там вообще идеальное место для детей. Невероятная природа, множество вариантов досуга и поездок. 

Серкис гордится ролью Голлума во «Властелине колец».

Серкис гордится ролью Голлума во «Властелине колец».

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Эндрю Клемент Серкис родился 20 апреля 1964 года в пригороде Лондона. Его отец имел армянские корни, а фамилия Серкис является более удобным для британского уха вариантом фамилии Саркисян. В университетские годы Энди увлекся актерской игрой, работал на студенческой радиостанции. Сниматься начал в 1992 году, получив небольшую роль в телесериале. Звездный час артиста настал в год выхода на экраны первого фильма из трилогии «Властелин колец» (2001), в котором он озвучил и изобразил с помощью компьютерных технологий Голлума. Спустя четыре года артист подтвердил свое умение играть полуфантастических, созданных мастерами спецэффектов персонажей, исполнив роль Кинг-Конга в одноименном блокбастере. Энди, впрочем, играет и вполне земных героев - за роль серийного убийцы в телефильме «Лонгфорд» (2006) он был номинирован на «Золотой глобус». Вместе с женой, актрисой Лоррэйн Эшборн, и тремя детьми Энди Серкис живет в Лондоне.

И по праву считает ее «своей прелестью».

И по праву считает ее «своей прелестью».

5 лучших фильмов Энди СЕРКИСА:

● «Властелин колец» (2001 - 2003)

● «Кинг-Конг» (2005)

● «Логфорд» (2006)

● «Приключения Тинтина: Тайна Единорога» (2011)

● «Восстание планеты обезьян» (2011)