Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+13°
Boom metrics
Политика23 августа 2016 23:39

Друзья Андрея Стенина поставили поминальный крест на месте его гибели

Военкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин рассказали, как простились со своим боевым товарищем на Донбассе
Источник:kp.ru
Друзья Андрея Стенина поставили поминальный крест на месте его гибели

Друзья Андрея Стенина поставили поминальный крест на месте его гибели

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Андрей был человеком более, чем скромным. И наверняка нашу затею он бы не одобрил. Он вообще не любил шумихи вокруг своего имени. Когда под Славянском мы вместе попали под снайперский огонь, он уговорил нас не давать об этом новость. Но ее дал корреспондент агентства, ездивший с нами. И Андрей беззлобно матюгнулся: «Ну что тут такого? Работа же». В день, когда его хоронили в Москве, друзья и коллеги, работающие на Донбассе, прощались с ним под селом Дмитровка. На том самом месте, где он погиб 6 августа, мы решили поставить поминальный крест.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

После полудня, репортерские группы «России 24», «Лайфньюс», «Рен» и «Комсомолки» встретились в центре Донецка, на пятачке перед гипермаркетом. Купили джин, который любил Андрей и буханку черного хлеба. Пришла машина с заказанным деревянным крестом и кто-то спросил, не обращаясь ни к кому конкретно, в воздух:

- А вообще, кто знает, Андрюха крещеный?

- Какая разница, крещеный-некрещеный, - решаем коллегиально. - Вот то, что верующий он был — это точно. Человек никогда не был в своей жизни в церкви, попадает на небо, а там выясняется, что он самый настоящий праведник. Андрей жил честно, работал честно, зла никому не делал, и погиб за тех, кто претерпевал муки. Кто он?

По заведенному обычаю останавливаемся в пригороде Донецка у святого источника, умываемся, надеваем бронежилеты. В Снежном заезжаем в штаб. Андрея здесь знали хорошо, и посчитали, что военкор заслужил воинское прощание. Машина с тремя автоматчиками уходит вперед в клубах ядовитой пыли — за последние недели гусеницы бронетехники сточили асфальт на фронтовых дорогах.

Склон, где 6 августа произошла трагедия, не изменился. Правда, ополченцы с гребня сопки ушли в след за войной — под Мариуполь или на фасы Амвросиевского котла. Машину, в которой погибли Андрей Стенин и военкоры «Информационного корпуса» Сергей Коренченков и Андрей Вячало, никто не трогал. А вот соседний автомобиль, «ладу-шестерку», в которой расстреляли семью фермеров из Дмитровки, уже начали разбирать «металлисты».

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Копаем под крест сухую рыхлую землю, одни копают - другие снимают. Потом меняются местами. Со стороны это может выглядеть цинично, но мы знаем, что Андрей тоже в такой ситуации не расставался бы со своей камерой. Глядя на все это действо сверху, он даже, пожалуй, позабавился. А будь он среди нас, наверняка отпустил бы пару своих фирменных не ядовитых «подколок». Андрея уже похоронили в далекой Москве и душа его упокоилась, наконец-то. Поэтому и нам копается легко, хотя и не оставляет ощущение, что это похороны, пусть символические.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Устанавливаем крест. Пытаемся подобрать слова. Легко говорить что-то общее, когда речь идет о ком-то незнакомом. Говорить о друге в прошедшем времени сложно. Получается не очень литературно, но совершенно искренне.

- Сегодня мы провожаем нашего дорогого друга, боевого товарища, - говорит оператор Lifenews Михаил Фомичев. - Он правда боевой. Мы с ним столько боевых точек горячих прошли, что все и не упомнишь. 33 года. Трудный переходный возраст... И Андрюха его не перешел. Пусть земля ему будет пухом. Будем его помнить как дорогого, любимого друга.

- Я когда с ним познакомился, он произвел на меня сильное впечатление, - вспоминает спецкор «России 24» Евгений Поддубный. - В нем не было ни капли позерства, не было никакого желания понравиться. Вот он как жил, так и думал. При этом, когда я видел его снимки, я восхищался его работой. Потому что... Есть же гамбургский счет. Мы все понимаем, чего стоит та или иная фотография, тот или иной кадр. Он мужественно делал свою работу и он мужественно погиб. За правое дело. Царствие небесное.

- Все журналисты, которые работают в «горячих точках», все мы — одна большая семья, - вздыхает Сергей Голяндин. - Когда кто-то погибает, мы скорбим. Когда на войне погибает журналист, мы скорбим вдвойне. Эти ребята работали на передовой, чтобы все вокруг знали, что здесь происходит. Они останутся в нашей памяти навсегда, пока мы живы.

- Слушайте, Андрей наверняка не хотел бы, чтобы мы стояли тут с постными лицами, - говорит Поддубный.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- И будем пить поминальную - будем чокаться! — поддерживает его друг Андрея Семен Пегов. - У нас не похороны, «чужие люди закопали-разошлись», мы-то Андрея помнили и помним. Сейчас он с нами, рядом.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Приехавшие с нами трое ополченцев дают тройной залп из автоматов. Сворачиваем пробку у любимого Андрюхиного джина «Бомбей». Льем его, не жалея, к подножию креста, плещем на темно-алые розы, наливаем в три стаканчика — всем погибшим здесь. И как-то отпускает всех черная заноза. И вдруг мы понимаем, что этот выжженный черный склон с давно захиревшим фруктовым садом, на самом деле - эпицентр красоты. И куда не глянешь - бесконечные пологие холмы сливочных цветов. И хочется лететь над ними, раскинув руки. И мы стоим и смотрим, задохнувшись от красоты, война на секунды отпускает наши души. Но только на секунды, потому что где-то над горизонтом медленно начинает вставать в небе черный язык дыма. Расстояние — под полсотни километров, пожар страшенный... Ориентируемся по карте и компасу.

Похоже, в Ждановке долбят или Нижней Крынке, там бои идут последнюю неделю.

Кому-то через два часа в прямой эфир, кому-то надо готовить материал для итоговой недельной программы или писать заметки. Идем к машинам. Внутри — каменная уверенность в том, что все сделали правильно, все что смогли. И Андрей про это прекрасно знает. Знает, потому что мы его помним.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Фотоаппарат на крышке гроба: в Москве простились с фотожурналистом Андреем Стениным

Журналист на войне - это наши глаза и уши. Стенин погиб. И у нас стало на одну пару глаз меньше

...А он смотрел на все происходящее своими голубыми, гипнотизирующими глазами с большой фотографии на экране. На закрытый гроб. На фотоаппарат на крышке гроба. На маму, сидящую у гроба. На сотни людей, которые все шли, и шли, и шли...

Ведь мы верили в чудо до конца. Когда несколько недель от фотожурналиста Андрея Стенина не было вестей: не сомневались - он жив. Когда на Украине нашли обгоревшую машину с телами и фотообъективами, надеялись: может это все-таки не он. Даже когда неофициально узнали о результатах экспертизы: упорствовали - а вдруг это ошибка (читайте далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Андрей Стенин: Я старался больше улыбаться, потому что меня трясло от страха…

Публикуем отрывки из дневника погибшего фронтового фотокорреспондента МИА «Россия сегодня». Его останки в сожженной машине под селом Дмитровка нашли друзья-журналисты

СЛОВО ТОВАРИЩА

В 2011 году на сайте РИА «Новости» был опубликован его мощный военный репортаж из зоны боев в Ливии. К тому моменту фотограф Стенин был широко известен в узких кругах военных репортеров. Но мало кто подозревал в нем талант «борзописца».

- А чего ты писанину бросил? - спрашивал я его.

- Фотография честнее... (читайте далее)