2016-08-24T02:38:41+03:00

Геннадий Зайцев, генерал-майор в отставке, Герой Советского Союза, бывший командир «Альфы»: Шпионов ЦРУ мы раздевали до трусов

Человек-легенда, без единого выстрела обезвредивший десятки террористов, отмечает 80-летие [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments18
С генералом Геннадием Зайцевым корреспондент «КП» Александр Гамов встретился в Зале Славы и истории ФСО России в Кремле. Геннадий Николаевич даже дал поносить нашему журналисту портфель с секретными бумагами.С генералом Геннадием Зайцевым корреспондент «КП» Александр Гамов встретился в Зале Славы и истории ФСО России в Кремле. Геннадий Николаевич даже дал поносить нашему журналисту портфель с секретными бумагами.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

Беседовал с бомбистом 2,5 часа

- Товарищ генерал, а давайте в честь вашего юбилея - о том, о чем вы еще никому никогда не рассказывали?

- Давай, если ты так хочешь...

- Только - т-с-с... Группу «Альфа», созданную Юрием Андроповым, вы возглавляли практически с ее рождения... (См. «Календарь генерала».) И какие Андропов вам давал установки?

- Он не распространялся особо на эту тему. Мало кто знает, что вопрос о создании этого спецподразделения со штатом всего лишь 30 человек рассматривался на заседании секретариата ЦК партии.

- Ого! Это почему же?

- Приближалась Московская Олимпиада-80. Все помнили, как в 1972 году в Мюнхене террористы расстреляли израильскую спортивную делегацию. Нам было важно, чтобы у нас все прошло гладко. И вот Андропов трижды вызывал меня к себе на Лубянку, в том числе и для того, чтобы узнать, как подразделение готово к Олимпиаде-80. Не знаю, правда это или нет, но мне достаточно авторитетные люди говорили: после того, что случилось 28 марта 1979 года в американском посольстве в Москве, Андропов издал приказ - такой, что, я считаю, он и до сих пор для спецподразделений очень важен.

- Так что же случилось 28 марта 1979-го?

- В этот день в 14.25 второй секретарь американского посольства Прингл встретил на улице Чайковского неизвестного человека и провел его в консульский отдел посольства. Попав туда, неизвестный выдвинул требования: американцы должны вывезти его в дипломатической автомашине в «Шереметьево» и в самолете отправить в США. А иначе он приведет в действие взрывное устройство, которое на нем. «Гость» показал его американцам. Те сразу обратились в МИД, чтобы компетентные органы занялись этим бомбистом. Тут же поступил приказ Андропова, что группа «А» должна решить эту проблему.

- И сколько человек участвовали в операции?

- 10 человек во главе со мной. Было принято решение вести переговоры с этим... взрывником. Я вошел в консульский отдел посольства, с ним беседовал первый секретарь. Увидев меня, он ушел. Мы остались вдвоем с бомбистом.

- У него бомба где была?

- На животе. Первое, что он у мня спросил, кто я. Я сказал: второй секретарь МИД СССР. Удостоверение? Я говорю: у меня удостоверения нет, я все документы оставил до пересечения государственной границы США. Я же в посольстве нахожусь. Дальше он заставил меня повернуться вокруг своей оси, вывернуть карманы пальто, костюма, брюк... Хотел убедиться, что при мне нет оружия. А потом начался очень нудный разговор, который длился два с половиной часа. Мы же не знали, кто он. В итоге мне удалось выяснить его данные. Власенко Юрий Михайлович, 1951 года рождения. Житель города Херсон. В прошлом - моряк торгового флота. Сдавал экзамены вступительные в МГУ, не прошел по конкурсу, озлобился и решил учиться за рубежом. Вот и предпринял такой демарш.

- А дальше?

- Он мне показал взрывное устройство. Оно было вогнуто по форме живота, из белого металла... Предупредил, что если я подойду к нему ближе, чем на метр, он приведет бомбу в действие.

- Он понял, кто вы на самом деле?

- Нет. Я ему сказал, что мне надо будет периодически покидать консульский отдел посольства, якобы чтобы советоваться со своим руководством в МИДе насчет подготовки документов. Иначе, говорю, тебя никто не выпустит за рубеж. Он поверил. Но сказал: не более чем на пять минут отлучиться, возвращаться одному, а то, мол, все тут взорву.

Я выходил дважды. Докладывал, кто он, что он. У меня сложилось твердое мнение, что мы имеем дело с психически неполноценным человеком. Это потом подтвердилось. Поступила команда: надо заканчивать. Я вышел и больше не пришел... А в комнату были заброшены две гранаты с газом. Они щипали глаза, вызывали кашель. Он нашел тяжелую бутылку пустую и бросил ее в окно. Разбил. Затем поступил приказ от Андропова: поразить его в плечо и предплечье правой руки. Потому что он все время держал руку у взрывчатки.

Наш сотрудник Сергей Голов блестяще справился с этой задачей. Но после этого террорист забежал в другое помещение и там привел взрывное устройство в действие. Его, еще живого, донесли до «Скорой помощи», там он и скончался...

- Как Андропов оценил ваши действия?

- В целом - положительно. Мне и Роберту Ивону, который со мной работал, выплатили дополнительный оклад. И Голова тоже отметили - ценным подарком. Но вместе с тем в приказе Андропова было сказано, что операция очень затянулась. И еще там говорилось, что личному составу группы «А» требуется иметь хорошую военную выучку, а также хитрость в общении с террористами. Приказная часть была очень серьезной. Я говорю откровенно: этот приказ сыграл колоссальную роль для подразделения «А». Революция произошла с точки зрения его оснащения и вооружения.

Август 1985 года. Шпиона Геннадия Сметанина (в центре) бойцы «Альфы» захватили в поезде. И первым делом сняли очки: в их дужке была спрятана ампула с ядом. Фото: личный архив.

Август 1985 года. Шпиона Геннадия Сметанина (в центре) бойцы «Альфы» захватили в поезде. И первым делом сняли очки: в их дужке была спрятана ампула с ядом. Фото: личный архив.

Как диссидентов меняли на разведчиков

- Под вашим руководством в аэропорту Нью-Йорка был проведен обмен диссидентов, доставленных из Москвы, на советских разведчиков...

- Это был 1979 год. Все это делалось по заданию Андропова. Надо было вызволять наших разведчиков - Энгера и Черняева. Потому что американский суд каждому «подарил» по 50 лет тюрьмы. Американцы согласились пятерых советских диссидентов поменять на двух наших разведчиков. И вот мы с диссидентами полетели в США... Нас было 10 человек - по два на каждого диссидента - один у окна, один в проходе сидел. Мои бойцы...

- Можете перечислить всех диссидентов?

- Дымшиц, Винс, Мороз, Кузнецов и Гинзбург.

- А почему их так охраняли?

- Так решило руководство.

- Андропов?

- Да. Я руководил этим всем одновременно. Я, в частности, Дымшицем занимался. Он у меня спрашивает: вы из КГБ? Я говорю: да что вы, разве мы похожи на сотрудников КГБ? Сказали им, что из службы охраны самолетов.

- Вы летели в Нью-Йорк спецрейсом?

- Обычным рейсовым самолетом. Заняли середину салона. Летело много американцев - туристов. Пили водку всю дорогу, бутылки бросали на пол. Там хаос был такой - будьте любезны!

- А как вели себя «ваши» пассажиры?

- Нормально! Я стюарду сказал, чтобы им не подавали вилки и ножи. Ложки, говорю, дайте. Дымшиц говорит: почему вы не разрешили ножи дать? Я говорю: да мало ли, горло себе перережешь, а потом отвечай за тебя. Ложкой покушаешь.

Когда прибыли туда, на борт поднялся Бартоломью, это руководитель миграционной службы США. Спросил каждого, нет ли каких-то вопросов, не обижали ли вас эти люди, не оскорбляли?

- А вы не обижали?

- Ну что вы! А Бартоломью я сказал: господин Бартоломью, порядок будет такой. Два трапа к самолету. Один трап - к бизнес-классу, второй - к экономклассу. Он: у нас нет двух трапов, у нас один. Я говорю: обмен не состоится до тех пор, пока не найдете второй трап.

- Почему были нужны именно два трапа?

- Я решил производить обмен так: пока один диссидент спускается по первому трапу, по второму в самолет поднимается один разведчик. Иначе нельзя. Мы диссидентов отдадим, а они скажут: нет, мы ваших разведчиков оставляем у себя. Нашли трап минут через сорок. Тогда началось - один спускается, второй поднимается... Потом уже известно стало, что в этой операции со стороны спецслужб США было задействовано более 300 сотрудников. А у нас - 10.

Все удачно прошло. Вернулись в «Шереметьево».

Яд - в ручке

- Я знаю, что в 1985 - 1986 годах под вашим руководством было захвачено 12 шпионов ЦРУ...

- О, это отдельная работа. Только сейчас могу сказать: одного шпиона мы не укараулили.

- Сбежал?!

- Да нет... Когда его арестовывали, дали ему ручку и лист бумаги, чтобы он написал явку с повинной. А он сказал: дайте мне мою ручку, я к ней привык. Ему дали эту ручку, он надкусил ее и тут же умер. Там сильнодействующий яд был. Даже врачи, которые вскрывали тело в Склифосовского, потеряли сознание. С тех пор мы задерживали, раздевали, переодевали в свою одежду и в таком виде везли в следственный изолятор.

- Вы с собой брали одежду на захват шпионов?

- Да, спортивный костюм, кеды.

- Размеры подбирали?

- Да нет! Один и тот же.

- 50-й?

- Больше, больше. И кеды - наши, советские. Размер побольше. Всем подходил... Задержали как-то одного шпиона, он потом в камере рассказывал: я, говорит, никак понять не могу, у меня руки были в наручниках сзади, а они сняли с меня одежду, в том числе пиджак, и надели другую. Как?!

- Да? И что это за фокус?

- Никакого фокуса! Он, видимо, был так ошеломлен нашей стремительностью, что ничего не запомнил. Конечно, его переодели без наручников. Наручники потом надели.

- Раздевали до трусов?

- Трусы просматривали, если ничего нет - оставляли.

- А еще какие хитрости?

- В 1985 году задерживали Сметанина, помощника нашего военного атташе в Португалии (см. фото). Он был в очках. Сразу их сняли. И правильно сделали: как потом оказалось, в очках был спрятан яд. Надкусил - и готов. Сметанин, кстати, и жену свою привлек к своему шпионскому делу. Она тоже была завербована.

- А где вы брали Сметанина?

- В поезде. Он уехал в отпуск в Казань, в Татарию. Потом возвращался домой в Москву - отпуск заканчивался. Поезд только тронулся, он пошел в туалет умыться и так далее. Народу в коридоре было очень много. Но никто не заметил, как его задержали. И отправили в другое купе, где уже были специалисты.

Задерживали наши сотрудники. А я, что называется, руководил на расстоянии.

КАЛЕНДАРЬ ГЕНЕРАЛА

«Мой день рождения можно отмечать двое суток подряд»

Накануне юбилея Геннадия Зайцева в коридорах спецслужб решали «ребус»: когда все-таки родился легендарный генерал - 11 сентября или 12?

Дело в том, что в разных справочниках приводятся и одно число, и другое.

- Я родился в поселке Лямино Чусовского района Пермской области 11 сентября 1934 года, - объяснил юбиляр. - А когда в 1953 году перед призывом в армию заполнял анкету, почему-то поставил 12-е число. С тех пор у меня два дня рождения. Очень удобно: если кто-то в первый день не успеет поздравить, можно во второй. А отмечай хоть двое суток подряд!

Рядовой Кремлевского полка Геннадий Зайцев, 1953 г. Фото: личный архив.

Рядовой Кремлевского полка Геннадий Зайцев, 1953 г. Фото: личный архив.

В 1953 - 1956 гг. Г. Н. Зайцев служил в отдельном полку спецназначения Управления коменданта Московского Кремля, затем остался на сверхсрочную службу.

В 1966 г. заочно окончил Высшую школу КГБ имени Ф. Э. Дзержинского.

С ноября 1988-го по июль 1992 г. - замначальника 7-го управления КГБ CCCР - МБ РФ.

29 июля 1974 г. приказом председателя КГБ Ю. В. Андропова была создана антитеррористическая группа «А» («Альфа»). 10 ноября 1977 г. Зайцев был назначен ее командиром. На своем посту неоднократно руководил проведением спецопераций по освобождению заложников и ликвидации опасных преступников. Звание Героя Советского Союза присвоено 1 декабря 1986 г. - за большие заслуги в обеспечении государственной безопасности СССР, мужество и отвагу, проявленные при обезвреживании особо опасных преступников.

В марте 1995 г. вышел в отставку в звании генерал-майора. Возглавил частное охранное предприятие «Агентство безопасности «Альфа-95».

В 2006 - 2008 гг. был членом Общественной палаты России.

КСТАТИ

Приказ стрелять в путчистов выполнять не стали

- Геннадий Николаевич, первое интервью у нас с вами было в декабре 1993-го - текст нужно было сдать утром, и я, чтобы успеть, ночевал в редакции.

- Саша, а что же ты не вспоминаешь про нашу беседу, которую потом напечатали с точками вместо слов? Мои ребята вставляли в этот «кроссворд» недостающие буквы.

- Это когда вы «рецензировали» книгу экс-охранника Бориса Ельцина Александра Коржакова «От рассвета до заката».

Приказ тогда выполнили. И сделали все без единого выстрела. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Приказ тогда выполнили. И сделали все без единого выстрела.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Впрочем, все по порядку... Рассказывая о событиях «черного октября» 1993-го, Коржаков утверждал, что тогда Зайцеву «стало стыдно за своих подчиненных... Находясь около «Белого дома», он чуть не пустил себе пулю в лоб».

«Выпущенная большим тиражом, эта ложь отправилась гулять по свету, - писала в сентябре 2000 года газета «Альфа» № 9 (48) - издание ассоциации ветеранов спецподразделения «А». - В октябре 1997-го до Зайцева дозвонился обозреватель «КП» Александр Гамов. Вот какой был диалог:

Корр.: - Извините, Коржаков утверждает, что вы тогда хотели застрелиться.

Зайцев (возмущенно): - Если бы я встретил его, я бы с ним поговорил, как генерал с генералом. Но лучше, е... мать, не встречаться. Извини».

- Правда, что Ельцин инспектировал «Альфу» в августе 1992-го, более чем за год до трагедии октября 1993-го?

- Мы встречались в полевых условиях. Когда он увидел, что мы можем, он сказал: «Теперь я понял: если бы вы в августе 1991-го начали штурмовать «Белый дом», через 15 минут от нас бы один пшик остался».

- А в октябре 1993-го Ельцин вам какой приказ дал?

- Освободить «Белый дом». Вызвал меня, руководителей отделов и подразделений ночью накануне: «Вы мне показывали, на что способны, теперь покажите это в «Белом доме».

- Но вы не стали выполнять приказ?

- Мы его выполнили. Но не так, как он хотел. Мы сделали там все без единого выстрела.

- Что стало с «Альфой»? Ее расформировали?

- Нет. Я стал ходить по высоким кабинетам. И каждому доказывал, что уважающее себя государство без такой структуры жить не может. Меня послушались.

- Сколько в итоге вы были командиром группы «Альфа»?

- 13 лет 7 месяцев. И мне никогда не было стыдно за своих ребят.

БЫЛ СЛУЧАЙ

Как войска нарядили на парад Победы

- Геннадий Николаевич, о вас много ходит легенд. Одна из них - будто вы переодели парад Победы на Красной площади...

- Нет, это не совсем так. Если быть точным, участников парада переодел Владимир Путин. А дело было так. 9 Мая 2011-го на Красную площадь вышла армия... в рабочей форме, которую ей пошил Юдашкин. А я находился рядом с Владимиром Владимировичем. И если бы диктор не объявлял, кто вступил на Красную площадь, мы вообще не знали бы, кто проходит!

На параде 2011 года войска были в форме от Юдашкина.  «Будничный» вид солдат многим не понравился. Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

На параде 2011 года войска были в форме от Юдашкина. «Будничный» вид солдат многим не понравился.Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

- Вы сказали об этом Путину?

- Нет. Я ему говорю: «Владимир Владимирович, слово «парад» подразумевает прежде всего парадную форму одежды. А это рабочая форма». Он промолчал. Ничего не сказал. На параде 9 Мая 2012-го войска были уже в парадной форме.

Благодарим Центр по связям с прессой и общественностью ФСО России и Валентина Жиляева за помощь в подготовке материала.

Геннадий Зайцев, экс командир подразделения группы "Альфа", отмечает 80-летие.Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также