Общество17 марта 2015 16:00

За что я не люблю вскормленных коктейлями хипстеров, воспитанных в столичных кафе

Писатель и наш колумнист размышляет о заметке, появившейся на днях в одном из глянцевых журналов
Писатель и наш колумнист размышляет о заметке, появившейся на днях в одном из глянцевых журналов

Писатель и наш колумнист размышляет о заметке, появившейся на днях в одном из глянцевых журналов

Фото: Евгения ГУСЕВА

Есть такой журнал MAXIM, который раз в год я покупаю, в поездках, когда всё уже прочитано, и делать в аэропорту нечего - не столько из-за девок, такого товара полно, сколько из-за очень остроумного содержания журнала. Шутят они забавно.

Впрочем, последнее время ребята уже стали не так смешны. Вследствие чего, видимо, решили стать более интеллектуальными и современными. В крайнем номере много вялых шуток про санкции, за километр видно, что авторский коллектив весь этот крымнаш несколько раздражает: всё же было хорошо: девки, тачки, ощущение себя в качестве вершины пищевой цепочки, свобода передвижения и прочее - и тут такая лажа.

Но это ладно, все имеют право на собственное мнение.

Меня там один момент поразил. Ребята запустили два разворота с фотографиями всевозможных маньяков и ублюдков: тот самый клоун, что где-то в США заманивал и убивал, а потом расчленял и ещё попутно насиловал мёртвых геев, фото маленького Адольфа Гитлера, фото убийцы Леннона и тому подобное. И в этом скорбном ряду фото двадцати советских девушек - все в медалях, улыбаются - которые были снайперами в Великую Отечественную.

Фрагмент скандальной статьи в мужском журнале MAXIM

Фрагмент скандальной статьи в мужском журнале MAXIM

То есть, для этих поганцев это общий смысловой ряд.

Когда тут спрашивают, за что я не люблю условных хипстеров, где я их нахожу, таких плохих, когда вокруг одни только хорошие, и чего ж в них плохого - я иногда ленюсь отвечать; а вот сейчас не поленюсь. Не люблю - за это. За то, что эта милая, коктейлями вскормленная и столичными кафе воспитанная мразь, невыносимо себя уважающая, источающая ароматы и милую снисходительность, валит рисковавших и умиравших за их ничтожную жизнь людей - в данном случае: женщин! - в общий чан с демонами.

И сладко так улыбается: а что, мол? А ничего. Втесать бы в лоб ножкой от табуретки разок.

РЕАКЦИЯ

Ответ Александра Маленкова, главного редактора журнала MAXIM, Захару Прилепину:

""И снова старый, как мир вопрос – отвечает ли писатель за судьбу своих фантазий? Отвечает ли Сэлинджер за убийство Леннона? Ведь Марк Чепмен сказал, что именно «Над пропастью во ржи» подтолкнуло его на этот странный поступок. Видимо, все-таки нет. Писатель не может отвечать за все трактовки его произведения, которые придут в голову всем городским сумасшедшим.

Захар Прилепин – писатель. Он имеет право фантазировать. Например, назвать невинную статью оскверняющей, увидеть в ней уподобление Советских военных Гитлеру, назвать шесть страниц с пейзажами, интерьерами и портретами – «двумя разворотами с фотографиями маньяков и убийц»… А потом вообразить себе редакцию хипстеров, иждивенцев ЦРУ, представить коктейли, которые они пьют, и ароматы, которые они источают. Тут же возненавидеть плод своего воображения и возжелать избить ее табуреткой. Ему можно. Он живет в мире своих фантазий.

Но отдает ли он себе отчет, что менее творческие люди верят ему? И начинают путать реальность с порождением его, Прилепинского мозга? И вот уже легковерные граждане, не читавшие статью, осыпают настоящую редакцию проклятиями и точат настоящие табуретки. Не в его голове, а в реальной жизни. Отвечает ли он за это?

Наверное, тоже нет. В конце концов конечную ответственность несет только тот, кто нарушил закон. А все, что в рамках закона – это просто обмен мнениями, обмен иллюзиями.

Просто желательно, чтобы на одного фантазера с ненавистью в громком голосе, приходилось хотя бы двое таких же громкоголосых, способных по-доброму сказать людям, что реальность отличается от сказок. Что мнение о реальности нужно составлять самому, ознакомившись с нею. О человеке – познакомившись с ним, о месте – побывав в нем, а о статье – прочитав ее".

ПРОДОЛЖАЯ ТЕМУ

Журнал MAXIM извинился за то, что назвал советских снайперов убийцами