Откуда в Доме Игумнова на Якиманке взялось привидение и как лепнина оборвала жизнь архитектора и любовницы

Продолжаем открывать неизвестную Москву вместе с Радио «Комсомольская правда»
Откуда в Доме Игумнова на Якиманке взлось привидение и как лепнина оборвала жизнь архитектора и любовницы

Откуда в Доме Игумнова на Якиманке взлось привидение и как лепнина оборвала жизнь архитектора и любовницы

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Андреассен:

- Сегодня мы с вами отправляемся в особняк Игумнова на Большой Якиманке, дом 43. Адрес запишите, оно того стоит. Потому что дом, про который нам сейчас расскажет Наталья Леонова, координатор проекта «Иди и смотри необычную Москву», хранит в себе массу легенд. Архитектор, который проектировал это здание, покончил с собой. В этом особняке была замурована любовница бывшего хозяина. В общем, хватит анонсов, перейдем к делу. Наталья, здравствуйте.

Леонова:

- Здравствуйте. Единственное, Наташ, вы так всех позвали туда, а нас внутрь, боюсь, не пустят, поскольку внутри особняка прочно засел посол Франции с супругой.

Андреассен:

- А мы вокруг походим. Там ведь невероятной красоты это здание.

Леонова:

- Вообще старожилы раньше считали, что дом овеян настолько негативной энергетикой, что старались вообще обходить его стороной.

Богатый купец Николай Васильевич Игумнов был одним из крупнейших совладельцев ярославской большой мануфактуры, владелец золотых приисков в Сибири, и вот он решил всех удивить в Москве. Пригласил для этого видного архитектора города Ярославля Николая Поздеева. Поздеев, кстати, в Ярославле очень красивые строения построил. И вот Игумнов ему дал задание: ты должен сделать так, чтобы все в Москве удивились. Поздеев увлекался древнерусским зодчеством - с кубышками, с такими бочонками, как построены храмы, и в Ярославле в том числе.

И сделал он небывалый дворец. А надо сказать, что раньше архитектор отвечал за все – за проект, за подрядчиков, за материалы, за смету, чтобы уложиться в те деньги, которые дал заказчик. Игумнов заказал ему дом на миллион рублей.

И как только московская публика могла не признать такую красотищу?!

И как только московская публика могла не признать такую красотищу?!

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Андреассен:

- По тем временам бешеные деньги.

Леонова:

- Да. Но не ожидал, конечно, ни Поздеев, ни Игумнов, что наши ретрограды в Москве вообще не примут этот чудесный дом. Когда он был построен, люди сказали: господи, что это такое, избушка какая-то?!

Андреассен:

- Он действительно похож на большой терем.

Леонова:

- Да. Но как раз в тот момент вошли в моду дома в стиле модерн, и этот «терем» был воспринят как такой анахронизм. То есть, над домом стали откровенно смеяться. Естественно, Игумнов был не то что расстроен, он был в ярости! Он хотел же всех удивить, а получилось наоборот. Знать бы ему тогда, что именно этот его дом послужит впоследствии прообразом для Исторического музея, для ГУМа...

Но в итоге кому ему претензии предъявить? Архитектору. Сначала он просто стал на него орать: пошлость, безвкусица. Обиженный архитектор в сердцах заявил ему, что ты, мол, вообще сиволапый купец, если не понимаешь, какую я тебе красоту тут построил. Но Игумнов наорал в ответ на архитектора и прицепился к тому, что тот не уложился в миллион, обвинил его в растрате на 250 тысяч рублей. Это были бешеные деньги. И суд постановил оплатить излишки. Что делать архитектору? Он уезжает в Ярославль и заканчивает жизнь самоубийством.

Николай Поздеев покончил с собой, сдав заказ купцу Игумнову - не выдержал обвинений.

Николай Поздеев покончил с собой, сдав заказ купцу Игумнову - не выдержал обвинений.

Фото: Википедия

Андреассен:

- И тут начинается другая трагичная история - с любовницей Игумнова?

Леонова:

- Да, говорят, что у него была любовница Любаша. Стала она жить практически одна, Игумнов редко там появлялся.

Андреассен:

- То есть он ее селит в этом огромном тереме?

Леонова:

- Да. У него же семья в Ярославле осталась... Как уже видно по предыдущим эпизодам с архитектором, человек он был с крутым нравом, за словом в карман не лез. И вот как-то раз у них с Любашей случилась ссора, он заподозрил ее в измене (а ей стало скучно, и она стала активно приглашать в дом гостей). И вот Игумнов в разгар той ссоры ее толкнул, и Любаша ударилась - насмерть. К слову, ударилась о ту самую лепнину, которая удорожила этот проект и стала причиной раздора с архитектором... Потом, как говорят, Игумнов ее замуровал в эту стену, чтобы скрыть труп. Такие слухи ходят до сих пор.

Купец Игумнов оставил семью в Ярославле, а сам подался в Москву, где так печально закончилась и его любовь с Любашей, и сама жизнь в столице.

Купец Игумнов оставил семью в Ярославле, а сам подался в Москву, где так печально закончилась и его любовь с Любашей, и сама жизнь в столице.

Андреассен:

- Тогда давайте дальше о слухах. Потому что говорят, мол, ее приведение периодически там появляется, возвращается на место.

Леонова:

- Ну да.

Андреассен:

- Не слышали ли вы, послов не пугало привидение?

Леонова:

- Я не общалась с ними. (Смеется.) Игумнов же после этого события решил… устроить бал! Надо же было как-то презентовать общественности свой дом. А чтобы показать баснословное богатство, велел усыпать пол в огромном парадном зале царскими монетами. Но чем он думал, вообще непонятно. Ведь ему даже не пришло в голову, что гости будут ходить не только по золотым монетам, а по изображению императора! Нашлись, конечно, те, кто…

Андреассен:

- ...Кто подобрал, рассмотрел...

Леонова:

- ...И донес тем, кому Игумнов не нравился. Игумнова сослали в Абхазию (ныне это Пицунда). На самом деле Игумнов молодец, он там зря времени не терял. Он и сад огромный развел, устроил на бывших болотах сады с мандаринами, киви, манго, табаком, лечебными травами. Сейчас в Абхазии практически каждый житель Пицунды, показывая приезжим свой город, говорит: это Игумнов посадил, это Игумнов построил.

Андреассен:

- В общем, можно сказать, что ссылка пошла ему на пользу: он исправился и начал работать на благо страны...

Кто бы подумал, что вокруг такого красивого особняка - бродят такие невероятные истории...

Кто бы подумал, что вокруг такого красивого особняка - бродят такие невероятные истории...

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Леонов:

- Игумнов умер в 24-м году, то есть уже в советский период. В этом же году умер вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин.

Андреассен:

- Тут, я чувствую, опять к какой-то мистике подбираемся.

Леонова:

- Да. Сначала в доме Игумнова на Большой Якиманке был клуб, общежитие, Гознак. И вот после смерти Ленина было решено основать Институт мозга, чтобы изучать мозг Владимира Ильича Ленина на предмет гениальности. Представьте себе, в 1925 году из особняка выселяют Гознак и начинают работать с мозгами знаменитых людей. Туда же были привезены и мозги поэтов Маяковского, Багрицкого, писателя Горького, Кирова, Куйбышева, Луначарского и т.д.

Андреассен:

- А по какому списку они шли, как они выбирали, почему именно этих, а не тех?

Леонова:

- Трудно сказать. Выдающиеся люди, отличавшиеся от обычных простых людей, с точки зрения таланта какого-то - поэтического, политического. Вот изучали, и изучают, кстати, до сих пор, но институт уже не там.

Андреассен:

- А вот где именно - об этом узнаем в следующей нашей программе, когда отправимся к другому особняку. До встречи.

Читайте и слушайте продолжение истории о домах Игумнова по ссылке