Общество

Внучку экс-начальника ГУВД Москвы два года прячут от родной матери

Семья генерала Пронина отобрала ребёнка у бывшей невестки
В день свадьбы Катя надеялась на долгую и счастливую семейную жизнь

В день свадьбы Катя надеялась на долгую и счастливую семейную жизнь

Фото: Личный архив

Одни люди рождаются в лачугах, другие - в чертогах. И не всегда свадьба «принца» и «золушки» венчает гармоничный союз. Моя записная книжка пестрит историями кровопролитной классовой борьбы внутри «морганатических браков». «Принцы» избивают «Золушек» до реанимации, выгоняют на мороз босиком в халате, похищают у них детей, чтобы не платить алиментов. Это обычное дело.

Но герои истории, которую мы вам сейчас расскажем, родились в чертогах - оба. Екатерина Шашенкова и Александр Пронин – отпрыски знатных фамилий.

Могущество двух уважаемых семейств берет начало ещё в Советском Союзе

Уже в 80-е мама Кати трудилась директором большого экспортного предприятия в Курске, папа служил в обкоме партии. Александр рос в семье начальника УВД Курской области Владимира Пронина (того самого, который потом - уже в должности главы ГУВД Москвы - взял на работу психопата Евсюкова, расстрелявшего людей в супермаркете). Вроде бы - соседи по социальной лестнице, почему бы им не быть приятелями? Но приятельства не было и в помине.

Контора Катиной мамы очень не нравилась начальнику УВД. Катя рассказывает:

- В Курске мои родители и Пронины не общались совсем. У отца Саши была идея-фикс - посадить мою маму: он всегда говорил, что ее организация – спекулянты. Мама Кати, Людмила Ивановна, вспоминает: «Я всегда была у Пронина бельмом на глазу. Дергали нас бесконечно: проверки, ревизии. Когда у меня возник имущественный спор с одним бизнесменом, мой коллектив явился выселять ОМОН. Естественно, с подачи Пронина. Это было страшно: били окна в здании, где забаррикадировались люди... об этом писали все газеты».

Как помирились Евгений Фёдорович с Владимиром Васильевичем

Курских Монтекки-Капулетти вновь свела судьба-злодейка: в 2001 году обе фамилии перебрались в столицу.

- После того, как губернатором Курской области стал Руцкой, генерал Пронин переехал в Москву, был назначен начальником УВД Юго-Восточного административного округа, а вскоре - ГУВД Москвы. И так вышло, что у меня сначала старшая сестра поступила в МГИМО, потом перевели сюда папу на работу...

Людмила Ивановна стала руководить Домом приемов правительства РФ, её муж, Евгений Фёдорович, возглавил Департамент пищевой и ликеро-водочной промышленности Минсельхоза. Как говорится, "Москва - город маленький": на собраниях курского землячества бывшие враги - Пронин и Шашенков - свели дружбу. Людмила Ивановна сначала ужаснулась, вспоминая битые стекла в своем офисе. Но потом успокоилась: что старое поминать, теперь другие времена. Познакомили детей: старшую дочь Шашенковых Наталью и Александра Пронина, надеясь, возможно, в некоторой перспективе, на династический брак.

Новобрачные на свадьбе: как красиво все начиналось!

Новобрачные на свадьбе: как красиво все начиналось!

Фото: Личный архив

Идеальная жена

- Саша Пронин дружил с моей старшей сестрой: они одногодки, - вспоминает Катя. - Но она вообще не рассматривала его как кавалера. Мне тогда исполнилось 17, ему 24, и для меня он был вполне кавалер. Папа сделал подарок на 8 марта – маме и нам с сестрой – достал билеты на показ Юдашкина. Мама пойти не смогла, и Наташа говорит: давай Сашу Пронина позовем. Он как раз развелся, очень страдает, чуть ли не вены себе хотел вскрывать. Ему надо развеяться. И мы все вместе пошли. После этого показа он стал за мной ухаживать… Мне кажется теперь, что идея нас поженить исходила от его родителей. Они хотели его отвлечь, утешить после неудачного брака. Его папа говорил: «Ей 18 лет, ты из нее слепишь все, что угодно».

1 сентября Кате исполнилось 18 лет, и в этот день Александр Пронин сделал ей предложение. В январе сыграли свадьбу. Банкет на 120 гостей, шикарное платье, кудри - все, как у людей.

Из Кати растили суперженщину: отлично учиться, трудиться, стряпать, красиво вести дом. «Родители воспитывали нас в строгости. После учебы - домой, из дома - никуда, даже на дискотеку… Я работала с третьего курса – и, будучи замужем за Сашей, устроилась в группу компаний «Ташир» на руководящую должность». Образований у неё два: Государственная юридическая академия и финансовая академия. «А как я люблю готовить! Очень вкусно, без ложной скромности…».

Тайны семьи Прониных

И даже при таких исходных данных отношения со свекровью не задались. Зато генерал Пронин к невестке проникся, доверял. Говорил сыну: «записывай на нее все имущество, она из обеспеченной семьи». И на Катю обильно посыпались блага: гектары земли, квартиры в Москве и за рубежом, дома и предприятия.

Будучи начальником Московского ГУВД, Владимир Васильевич продвигал по службе в основном своих людей, курян. Так, по дружбе, получил место начальника ОВД «Царицыно» и нервный майор Евсюков, устроивший потом бойню в супермаркете. Его отец с Владимиром Прониным были приятелями еще в Курске.

- У меня есть внушительный компромат на семью Прониных, - говорит Катя.

Задаю вопрос Екатерине, который давно вертится на языке:

- А раньше как-нибудь проявлялась в Александре его, так сказать, негуманные наклонности?

- Наши родители – совместно – подарили нам на свадьбу таунхаус на Рублевке. Всей покупкой, договорами купли-продажи занимался мой муж – как глава семьи. И, не спросив ни меня, ни моих родителей, он оформил этот дом на свою маму...

Счастливые родители Екатерины (слева) и Александра (справа) на свадьбе

Счастливые родители Екатерины (слева) и Александра (справа) на свадьбе

Фото: Личный архив

Развод по-хорошему

Когда родилась дочь Стефания. Катя зажила стандартной женской жизнью «ребенок – работа». Мужа видела мало.

- На три месяца он поехал на сафари, потом на дайвинг, который очень любит. Потом много времени проводил в Курске. Мне было трудно все время одной...

Однажды позвонила бывшая жена Александра, Юлия. Сообщила: Катин муж находится с ней и их сыном, прислала фотографии. Старшие Шашенковы потребовали у Прониных объяснений. Но что тут объяснять, когда и так все ясно? Половозрелого мужчину на цепь не посадишь. В 2009 году Катя с Александром развелись.

Саша признался: он не хочет больше семейной жизни. Но ему нравится, что Катя много занимается ребенком. Заявление о разводе оставил на кухне, на столе. И опять уехал в Курск.

После развода Катя отказалась от всего, что ей «приписали», включая недвижимость в Москве и латифундию в Курске, на которой теперь фермерствует бывший свекор. Катя безропотно подписала бумаги: за это ей гарантировали, что «ребенок, вплоть до совершеннолетия будет проживать вместе с матерью в своей квартире в Весковском переулке…» (этот и другие документы, цитируемые ниже, имеются в распоряжении редакции – авт.).

Евгений и Людмила Шашенковы души не чаяли в маленькой Стефании

Евгений и Людмила Шашенковы души не чаяли в маленькой Стефании

Фото: Личный Архив

Несколько лет Катя со Стешей прожили мирно. После скандала с Евсюковым и снятия с должности генерал Пронин трудился завхозом высшего звена: руководил озеленением Кремля и Александровского сада. Потом переехал в Курскую область. Бывший муж жил между Москвой и Кипром.

Деловое предложение

Через четыре года после развода Александр предложил Кате: переезжайте с дочерью на Кипр. Здесь климат и лучше, и Стеша подтянет английский. Катины родители идею одобрили: вдруг семья склеится?

Однако, конечно, ничего не склеилось. Год Катя прожила на Кипре с ребенком фактически вдвоем. Экс-муж бывал наездами.

- Прилетал в пятницу – и уходил куда-то «зажигать». В воскресенье приходил с перегаром, рассказывал, как ночевал в гостинице «Ле Меридиан», выписывал себе девушек по вызову из Москвы. Сейчас он заявляет, что от ребенка не отходит и сам им занимается. Это ложь, - говорит Екатерина.

«В твоих услугах больше не нуждаемся»

- Скорее всего, операция по отъему Стефании была разработана его мамой, - рассуждает Катя. Сашу всё устраивало. Он был совсем не против меня как гувернантки и повара. Но другое дело - его мама. Ей – с момента нашего развода – казалось, что я тяну с них деньги. Лучше ребенка забрать и алиментов не платить. Год свекры не приезжали вообще. Более того, все четыре с половиной года после развода, что мы жили со Стешей в Москве, свекровь ни разу даже не позвонила. Видела внучку только если папа ее к ним привозил. Со мной контактов не поддерживали.

Екатерина с дочерью

Екатерина с дочерью

Фото: Личный архив

Однажды в конце июня Александр позвонил из Москвы: «Завтра прилетают мои родители. Но ты же знаешь, мама тебя не особо любит. Поживи четыре дня в отеле».

Ничто, так сказать, не предвещало. Папа Пронин, когда Катя встречала свекров в аэропорту, сердечно обнял и расцеловал бывшую невестку. Мама стала Кате выговаривать, что та живет на Кипре на Сашин счет, а сама небось гуляет. Когда ее обозвали «приживалкой», Катя разрыдалась – прямо в машине. Стеша ее утешала.

- Я стала жить в отеле, приходила по утрам собирать дочку в школу, готовила завтрак.

Бывшая свекровь специально вставала, приходила на кухню и заводила волынку о Катином «нахлебничестве». Потом у Стеши начались каникулы, нужда водить её в школу отпала. Позвонил Александр Пронин: поезжай в Москву на пару недель, родители здесь решили пожить. Катя купила билет. Но дома, в Весковском переулке, не смогла открыть дверь: замки поменяли.

- Я позвонила мужу - и получила ответ: "Мы в твоих услугах больше не нуждаемся, Стеша будет расти со мной". Когда он меня выгнал, к нему ездила моя сестра, он ей разрешал общаться с ребенком по старой дружбе. Но потом, когда выяснилось, что сестра соединяет Стефанию со мной по телефону, сестре тоже указал на дверь…

Ох уж эти консервативные семьи!

Накануне скандала бывший муж ухитрился поссорить Катю с ее собственными родителями. Прилетая в Москву, выдумывал истории, будто Катя не занимается ребенком и «гуляет». Хотя та от дочки не отходила ни на шаг. «Это абсурд: куда я пойду «гулять» в чужой стране, где я никого не знаю? Я не пью, не курю», - говорит Екатерина.

- Почему мама с папой ему верили? – спрашиваю.

Екатерина с дочерью

Екатерина с дочерью

- Они у меня очень строгие, консервативные… Возможно, думали, что я решила «оторваться» вдали от родительского контроля.

Но когда разразилась беда, они, конечно, всё поняли. Евгений Федорович пытался поговорить с бывшим зятем начистоту: почему прячешь внучку? Тот отвечал: "Я вам не запрещаю, общайтесь", а тем временем заблокировал все Катины контакты у себя в телефоне, а из телефона Стеши тщательно удалил Катины номера.

Экс-свекор на связь вообще не вышел: "Наши дети - взрослые люди, пусть сами разбираются", - передал он через общих знакомых.

Владимир Васильевич, вы серьёзно? Ваш сын - взрослый человек? Ну, тогда Солнце вращается вокруг Земли, которая плоская и держится на трёх слонах.

Два года не видела дочь

Словом, с тех пор Катя свою дочь почти не видела.

Когда у женщин отбирают детей, они - почти все - совершают одну и ту же роковую ошибку: начинают обивать пороги бронированных ворот и дверей, за которыми скрывают их кровиночек, и посвящают этому свою жизнь. Валяются в ногах не только у бывших мужей - а даже у охранников. Катя поступила мудро, как сильная личность: она не стала бродить тенью у ворот. Она полюбила и вышла замуж – за хорошего и надежного госслужащего – и родила сына. "Если бы у меня сейчас не было любимого супруга, который меня поддерживает, я не знаю, как справилась бы со всем этим", - говорит она.

Шемякин суд

Процесс, на котором определяли, с кем жить 12-летней Стеше, был закрытый.

- В ходе судебного заседания в Московском городском суде нам не задали ни одного уточняющего вопроса, - говорит адвокат Кати, Наталья Забрудская. – Отклонив все заявленные ходатайства, в удовлетворении которых было отказано и в суде первой инстанции, нас просто молча выслушали в течение полутора часов. В ходе рассмотрения дела на стадии первой инстанции, суд допустил ряд существенных нарушений норм гражданского процессуального права. Судья на процессе допрашивала ребёнка посредством скайп-связи, в то время как ст.10 ГПК РФ содержит прямой запрет на использование систем видеоконференц-связи в закрытом судебном заседании. Во время допроса девочка находилась в доме отца на Кипре, в присутствии своей родной бабушки (матери Александра), хотя по российскому закону должна была выходить на связь из здания Кипрского суда без находящихся рядом лиц, которые могут оказать влияние на ребенка. Более того, в момент допроса Екатерину и её родственников удалили из зала суда, а свекровь оставили рядом с ребенком.

Стеша с папой: два года дочь изолирована от матери

Стеша с папой: два года дочь изолирована от матери

Стеша сказала, что сильно скучает по маме, а на Кипре ей нравится: погода хорошая.

Обычно, когда ребёнок так говорит, нужен детский психолог, чтобы помочь маленькому человеку адекватно сформулировать свои мысли. Но на заседании психолога не было, тоже вопреки процессуальному законодательству. Судья, наоборот, задавала "наводящие" вопросы, чтобы сбить девочку с толку: "Ты же знаешь, что у мамы теперь новая семья, не ревнуешь маму к новым людям?" Вопрос прозвучал неоднократно, но всякий раз Стеша отвечала: "Нет, я люблю маму".

...Суд истолковал детские слова своеобразно: Стефанию "определили жить" на Кипре, с папой. Там условия лучше. А у Кати в пятикомнатной квартире в центре Москвы - наверно, плохие условия? Ах, да: погода в Москве не очень. С Кипром не сравнить.

- Суды попросту проигнорировали закрепленный на международном уровне важнейший принцип, содержащийся в п.6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН 20.11.1959 года, - говорит адвокат Забрудская. – Согласно этому принципу, ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Образцовый папа?

К материалам дела приложена длиннющая эсэмэс-беседа, которая в основном состоит из Катиных вопросов "Можно поговорить со Стешей?", "Я могу поговорить со Стешей?", в ответ - молчание, которое прерывается пару раз в таком стиле: "Мне надоела твоя вечная пурга. Хочешь звонить - звони. Будешь создавать проблемы и выносить мозг, звонить больше не будешь! Зае... меня вся ваша бешеная семейка. Отъе... от нас"

Катя пыталась выйти на ребёнка через няню. Передавала подарки, узнавала, как у дочери дела. В одном из сообщений няня пишет, что Стеша боится отца, потому и не спрашивает про маму: "...эти вопросы даже если она и поднимет, он все равно перевернёт по-своему". В другом письме – такие слова: «Завтра снова гульки. С утра гости. А потом истерика с уроками в школе». Однако на суде няня пришла свидетельствовать против Кати и призналась "в шпионаже". Можно понять: человек подневольный…

- В последнее время муж почти не привозит Стешу в Россию. Но однажды няня мне передала, что дочь всего один день будет в доме на Рублевке. Я рванула туда: муж был в шоке, долго не открывал, но когда ребёнок понял, что я здесь, все-таки позволил нам минут 20 пообщаться... При этом был рядом, контролировал разговор. Стеша сказала: "Я хочу жить с тобой". Это записано на диктофон. Но суд не приобщил эту запись к материалам дела.

Катя прислала мне фотографии – для иллюстраций к материалу. На одной из самых свежих – Стефания с папой. Двенадцатилетняя отроковица в ярком макияже, как у сотрудницы эскорт-агентства. «Стрелки», красная помада – мечта педофила. «Господи, почему она накрашенная?!!» - спрашиваю в ужасе. «Папа так воспитывает», - сдержанно отвечает Катя.

Послание в бутылке

12 августа, в Стешин день рожденья, не имея никакой другой возможности связаться с дочерью, Екатерина разместила видеопоздравление на «Ютьюбе» и в соцсетях: «Доченька, Стешенька, моя маленькая принцесса. Я очень сильно тебя люблю. Безумно по тебе скучаю... Мы будем бороться за тебя до последнего, чего бы нам это ни стоило». Мама едва сдерживает слезы, рассказывая, как мечтают о встрече с внучкой дедушка, бабушка, тетя и маленький брат, который ни разу в жизни еще не видел сестру. Но вряд ли Стеша увидела это сердечное послание: отец жестко контролирует присутствие дочки в интернете. Об аккаунтах в соцсетях девочка даже не мечтает.

Адвокат Наталья Забрудская: «Мы пойдем до конца!»

- Пока что суды апелляционной и кассационной инстанций подтвердили решение Тверского суда: Стеша будет жить с папой на Кипре. Но есть еще Верховный суд, Европейский суд по правам человека. Не так давно, выиграв суды в России, нам удалось вернуть матери ребенка из Италии. Это дело Яны Карлышевой. Отец её ребёнка, известный бизнесмен, совладелец ресторанного холдинга Ginza Project, Андрей Акура, незаконно удерживал пятилетнего сына в Италии два года. В России вступило в силу решение суда, по которому место жительства ребенка было определено с матерью. Верховный суд РФ поддержал это решение. После исчерпания всех средств внутриправовой защиты, было предпринято обращение в Министерство образования и науки РФ – Центральный орган, которым дело было передано в прокуратуру Италии, а затем в суд. В Италии состоялся суд решением которого удержание отцом ребёнка было признано незаконным. Недавно компетентные органы Италии вернули Яне сына. Спрятать сына, как в России, Акура не смог, потому что в Италии незаконное удержание ребёнка подпадает под уголовную ответственность.

Телефонные номера, по которым я пыталась связаться с противоположной стороной конфликта, оказались недействительны.

«Комсомолка» будет следить за развитием событий.