2018-02-01T18:31:38+03:00

Евгения Тарасова и Владимир Морозов: Иностранные комитеты хотят сломать нам жизнь. Но зачем им помогать?

Знаменитые фигуристы рассказали «КП», как они готовятся к зимней Олимпиаде-2018
Поделиться:
Комментарии: comments9
Евгения и Владимир - надежда российского фигурного катания.Евгения и Владимир - надежда российского фигурного катания.Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ
Изменить размер текста:

Фигурное катание, похоже, на Олимпиаде-2018 останется последним бастионом российского спорта. Евгения Тарасова и Владимир Морозов едут туда в ранге чемпионов Европы и с хорошей надеждой на медали. Корреспондент «КП» встретился с лучшей в нашем фигурном катании спортивной парой, чтобы понять, в каком настроении она летит в Пхенчхан.

«Мы мечтали об Олимпиаде десятилетиями»

- Вы же понимаете, в какой обстановке сейчас едете на Олимпиаду, видели, что большинство россиян выступают за бойкот Игр...

Владимир Морозов: - Мы решили, что поедем. Президент страны говорил, что надо ехать, в Минспорте и в других организациях, которые нам помогают, не было ничего о бойкоте. И тогда мы точно решили, что не надо отказываться.

Люди имеют право на свое мнение. Но выслушайте и нас. Вы поймите, когда ребенок в 6 лет приходит на каток, у него появляется мечта об Олимпийских играх. Он с этой мечтой живет, ложится спать и встает утром на тренировку. День за днем, год за годом... Кто-то не выдерживает, у него эта мечта умирает, и он уходит из спорта. А кто-то остается и продолжает идти к ней шаг за шагом. Мы так воспитаны. Мы были преданы мечте об Олимпиаде десятилетиями. И взгляните теперь на все нашими глазами: мы честно работали, вкалывали, жили этой идеей. Нас все поддерживали, говорили, что это правильно, вы молодцы. А теперь нам говорят: вы не должны ехать! Вы никому не нужны и теперь вообще можете заниматься, чем хотите! Как мы можем на это реагировать? Мы чувствуем, что нам хотят сломать жизнь. Да, мы понимаем, что в этом, видимо, и задача всех этих иностранных комитетов. Но помогать-то им зачем? Мы не знаем, есть ли там за нами грехи прошлого или нет. Мы и не участвовали еще в Олимпиадах, нас там не было. А получается, что счета за них сейчас приносят нам, действующим спортсменам, и предлагают по всем по ним заплатить. Мне кажется, это несправедливо.

Евгения Тарасова: - И мы понимаем, что нам теперь надо справляться и с этим давлением тоже. Спортсменам и публике тяжело до конца понять друг друга. Мы живем спортом, и нам, возможно, на все 100 процентов не понять мотивы тех, кто голосует за бойкот. Но и они порой не могут осознать, насколько у нас тяжелая работа, от чего мы отказываемся, занимаясь ей, и что для нас значит бойкот.

- Но все-таки нейтральный флаг...

В. М.: - Вы думаете, нас это не волнует? Мы поставлены перед выбором из двух плохих вариантов. Мы должны выбрать лучшее из худшего. Но мы, оказавшись в этой ситуации, много спрашивали других спортсменов, которые когда-то также были вынуждены выступать и под нейтральным флагом, как быть сейчас. Все они говорили: надо ехать.

«Допинг-офицеры следят за нами постоянно»

- К вам часто приезжают допинг-офицеры?

Е. Т.: - Постоянно. Как куда ехать, мы должны зайти в интернет и в специальной системе отставить отметку, куда едем, на сколько, где нас найти. Тотальный контроль.

- Ночью не врывались?

Е. Т.: - Сейчас можно поставить время, когда им приходить. Мы ставим 7 - 8 часов утра. Пусть хотя бы утром врываются, меньше ждать будут, когда мы в туалет соберемся.

- Вы свои программы на тренировках катаете сотни раз. Плюс еще с десяток стартов в сезоне. Как вам удается сохранить эмоции, каждый раз сделать из проката представление?

В. М.: - Мы же не трамвай, который идет по рельсам и никуда не может свернуть. Мы каждый прокат переживаем, как маленькую жизнь.

И дело не только в тех эмоциях, что мы должны передать. Не бывает с технической точки зрения полностью одинаковых выступлений - тут мы идем по немножко другой дуге и надо что-то корректировать в прыжке, тут лед чуть-чуть катит быстрее, там публика принимает по-другому. Плюс нас двое, и перед выступлением ты никогда не сможешь обговорить абсолютно все нюансы, которые могут возникнуть.

- Я про другое. Где эмоции брать, чтобы это был спектакль, чтобы зритель верил, что вы актеры, а не только спортсмены?

В.М.: - Как раз с этим от выступления к выступлению проще. Сначала ты сражаешься с программой, твоя цель - тупо доехать до конца и все выполнить. А потом по ходу сезона ты набираешь форму, и у тебя появляется время обратить внимание на актерство. Ты работаешь с хореографом, проходишь мимо зеркала и видишь, какие фишечки можно добавить в программу, сделать ее ярче как представление.

«Западные тренеры прагматичнее»

- Говорят, Нину Мозер (заслуженный тренер России. - Ред.) нереально вывести из себя. Что мало кто слышал, чтобы она повышала голос. Вы слышали?

Е. Т.: - Нам удавалось. На самом деле это посторонние люди не могут понять, когда она выходит из себя. Она действительно не кричит, не «пихает». Она вообще может не измениться в лице, но мы по выражению глаз уже научились понимать, какая буря бушует у нее внутри.

- Бывает, что вы друг на друга обижаетесь во время выступления?

Е. Т.: - Мы не успеваем. Там все очень быстро. Элемент сделали, сразу следующий - времени вообще нет на обиды.

В. М.: - Во время выступления - никогда. После - можем. Вот тогда появляется время и на претензии, и на радость, и на все остальные чувства.

- Насчет чувств. Вы - пара не только на льду, но и в жизни. Вам это помогает в спорте или мешает?

Е. Т.: - Есть плюсы и минусы. Плюсы в том, что ты лучше знаешь своего партнера, он тебе родной человек, ты чувствуешь его полностью, каждый оттенок настроения и иногда предугадываешь движения. В принципе минусы примерно в том же (улыбается).

- Нина Мозер, рассказывая о триумфе Транькова и Волосожар, говорила о том, что спорт у них все равно был на первом месте, а любовь на втором. А у вас?

В. М.: - Спорт.

Е. Т.: - Согласна.

- Одним из ваших тренеров сейчас является знаменитый Робин Шолковы. В футболе, когда иностранный тренер приезжает в Россию, он прежде всего учит матерные слова. А в фигурном катании?

Е.Т.: - Ха, он их уже знал до нас! И это не мы научили его! У него все-таки огромная карьера за плечами, он уже работал с русскими, он все уже знает. Но Робин их никогда не использует. Из русских слов у него в лексиконе «Dobroye utro!», «Proizvolnaya», «Vse, pohli domoy»...

- Он долго катался с Савченко. А сейчас пара Савченко - Массо - один из основных ваших конкурентов. Он рассказывает, как победить ее на Олимпиаде?

В. М.: - Нет, мы вообще редко акцентируем внимание на соперниках. Робин все внимание обращает на наше катание, на то, что нам надо улучшить, а не на чьи-то слабые места. Но он рассказывает, конечно, истории и из своей жизни - у него была большая и красивая карьера.

- Ваша любимая история от Шолковы?

В. М.: - О, нет! Это нельзя печатать! (Смеется.)

- Главное отличие иностранного тренера от наших?

В. М.: - Русские тренеры более эмоциональные, они больше живут работой. У них душа открыта, они живут эмоциями. Робин тоже нацелен на стопроцентный результат. Но он спокойнее, он не кипит и не взрывается. Прагматизм - вот, возможно, главное слово в работе иностранных тренеров.

- У вас такие легендарные для фигурного катания фамилии. Были связанные с ними курьезы?

Е. Т.: - Если только в отелях.

- Неужели вас селили в люкс Татьяны Анатольевны?!

Е. Т.: - Ха, было бы смешно! Нет, просто у нас в команде много Морозовых и Володе все время при заселении дают не те ключи.

КСТАТИ

Танцы минус

На прошлой неделе МОК не допустил до Олимпиады двух российских фигуристов - Ксению Столбову, выступающую в паре с Федором Климовым, и Ивана Букина, который танцует с Александрой Степановой. Таким образом, их места в сборной могут занять другие пары, и наша команда будет выступать в Пхенчхане в следующем составе:

Паары: Евгения Тарасова - Владимир Морозов, Наталья Забияко - Александр Энберт, Кристина Астахова - Алексей Рогонов (бы- ли запасными).

Танцы на льду: Екатерина Боброва - Дмитрий Соловьев, Тиффани Загорски - Джонатан Гурейро (были запасными).

Женщины: Алина Загитова, Евгения Медведева, Мария Сотскова.

Мужчины: Дмитрий Алиев, Михаил Коляда.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Паралимпийцев России допустили в Пхенчхан в нейтральном статусе, но им полностью запретили флаг

В понедельник, 29 января, прошла пресс-конференция Международного Паралимпийского комитета, который официально огласил свое решение по спортсменам России

Российские паралимпийцы смогут выступить в Пхенчхане под нейтральным флагом. Это лучше, чем вообще ничего - на Паралимпиаду в Рио в 2016 году наших спортсменов вообще не пустили. Но это меньше, чем у обычных олимпийцев. Те в Пхенчхане-2018 будут называться «Олимпийские спортсмены из России», а паралимпийцам даже упомянуть страну не разрешили. Они будут выступать под буквами NPA («Нейтральный паралимпийский атлет»). И в самые медальные виды спорта нас тоже не пустили. (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также