Экономика13 февраля 2018 9:00

Анатолий Вассерман: «Никакой внешний рынок не заменит развития внутреннего рынка. Внутренний рынок первоочередной»

Нужна система кредитования производства под разумные проценты, учитывающая, что разработки не всегда окупаются

Мне не нравится термин «инновации», потому что он объединяет разные понятия – изобретательство и рационализаторство, которые в Советском Союзе четко разделяли.

Изобретение – это создание чего-то ранее вовсе не бывшего, а рационализация – улучшение вполне очевидными и общеизвестными средствами. Так вот сейчас в инновациях все это перемешано. И поэтому совершенно невозможно говорить об инновационном климате и продвижении инноваций, потому что появляется замечательная возможность отделаться мелочами, грубо говоря. На мой взгляд, это серьезная методическая ошибка.

Что же касается того, как улучшить климат нашей страны в части внедрения нового... Вполне очевидно, что новое создают не ради развлечения, а ради массового использования. Нужен обширный внутренний рынок. Именно внутренний, потому что требования внутреннего и внешнего рынков во многом существенно различаются. А поскольку внутренний рынок меньше зависит от случайностей, то ориентироваться в первую очередь нужно на него и понимать, что никакой внешний рынок не заменит развития внутреннего.

Нам необходима система кредитования производства под разумные проценты, учитывающая тот факт, что далеко не все новые разработки окупаются. Соответственно надо выстраивать систему в расчете на такие риски. Но окупать риски прежде всего не завышенной ставкой процента, а по принципу так называемого исламского банка: финансовая организация становится совладельцем производственной и таким образом, с одной стороны, принимает на себя часть ее рисков, а с другой – окупает свои затраты из доходов от удачных вложений в разработку.

Существуют и другие меры стимулирования появления новых разработок. Но для начала экономическому блоку правительства России необходимо вспомнить о стратегиях, развивающих бизнес и науку. Таких существует множество. Для примера упомяну ту, что еще в XIX веке разработали великие экономисты Лист в Германии, Менделеев и Витте в России (мы знаем Менделеева в основном как химика, но на самом деле у него были колоссальные достижения во многих науках). Так вот теория, выработанная Листом, Менделеевым и Витте, – протекционизм, то есть защита своего внутреннего рынка на начальных стадиях его развития, что уже доказало свою успешность.

Да, в нашей стране существуют как частные, так и государственные венчурные фонды. Но сама их концепция представляется менее эффективной, чем исламский банк. Почему так? Потому что венчурный фонд строит свою стратегию не на развитии производства и доведении его до массового размаха, а на перепродаже. Что не способствует дальновидному развитию бизнеса. У Нурали Латыпова есть книга «Острая стратегическая недостаточность», написанная при моем участии, которая посвящена рассмотрению того, как тактически выгодные соображения могут обернуться стратегическими провалами. Боюсь, что сама идея венчурных фондов близка к острой стратегической недостаточности.

Думаю, что государственные корпорации в состоянии заглядывать гораздо дальше, чем любые частные структуры. Недавно я написал статью, где доказал, что госкорпорации могут работать эффективно только при условии, если рассматривают себя не только как коммерческие фирмы с госучастием, чья задача просто извлекать прибыль. На самом деле их задача – формирование целостного хозяйственного комплекса. Корпорации могут работать как нечто цельное в отличие от частных предприятий. Так вот когда госпредприятия осознают свое единство, тогда их активное участие в развитии нового в стране станет даже не целью, а одним из побочных следствий работы.

Журналист, публицист, телеведущий, политический консультант, участник и многократный победитель различных интеллектуальных игр