2018-08-10T15:00:06+03:00

Экспедиция "КП" по Волге: Что итальянец нашел в Старой Майне

Спецкоры «КП» Дмитрий Стешин, Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов продолжают путь вниз по великой русской реке
Поделиться:
Комментарии: comments50
Краеведческий музей – последнее убежище залетного журналистаКраеведческий музей – последнее убежище залетного журналистаФото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

См. начало

См. маршрут путешествия

Связаться с экспедицией можно по телефону +7 915 363-19-34: наш спецкор Дмитрий Стешин всегда на связи. Предпочтительнее использовать WhatsApp - так ваше сообщение точно не пройдет мимо.

КАТЯ И ДЕБИЛЫ

В Старую Майну нас загнал лютый шквал, он шел по пятам экспедиции от самых Богом хранимых Тетюшей. Лодки мы пристроили в рыбколхозе. Денег за стоянку, по обыкновению, с нас не взяли. Пройденный Экспедицией путь - 1800 км. - внушал уважение, из шляющихся по миру туристов-бездельников мы перешли в статус «блаженных», которых на Руси любят и привечают.

Старая Майна, рыбная база Бобер Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Старая Майна, рыбная база БоберФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Туристы не ездят в Старую Майну. В нашей гостинице был занят всего один номер, где уже третью неделю проживала девушка-коуч (бизнес-тренер - прим.корр.) по имени Катя. Ее прислали в Майну привести в чувство филиал одной крупной телекоммуникационной компании. Катя была на грани истерики, довела ее Майна:

- Дебилы, безынициативные дебилы и неумехи. Я должна их истребить, но замены здесь взять негде, - нервно рассказывала нам Катя, прикуривая одну от другой. Страничка Кати в «ВКонтакте» почти полностью состояла из псевдофилософских цитат: «чем свобода отличается от одиночества?» и т.д. Катя отчаялась в Майне, но мы пока были полны сил.

Туристы не ездят в Старую Майну Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Туристы не ездят в Старую МайнуФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Ночь выдалась беспокойной. В Старой Майне нет скамеек, тротуаров и увеселительных ночных заведений. Из доступного местным – медленно проехать по центральной улице на машине, опустив стекла и слушая рэп на такой громкости, что кровь начинает течь из ушей. Наша гостиница стояла на пути музыкальных колесниц, поэтому, волей-неволей, но мы вникли в культурные пристрастия аборигенов.

ЧАЙ СЕКТАНТОВ

Едва рассвело, мы бросились в единственное городское кафе. Но там расставляли по столам винные бокалы на высоких ножках с киселем, готовились к поминкам. Местные жители не дали нам пропасть:

- А вы, ребята, купите йогуртов, и колбасы, колбасы побольше! – посоветовала нам какая-то добрая женщина.

Она же и рассказала нам, что на другом берегу залива, напротив Майны, поселились какие-то сектанты:

- Людей поят каким-то чаем, люди потом не помнят ничего, почти ничего. Помнят только, что нужно опять прийти к сектантам и попросить этого чая! – убедительно рассказывала женщина.

- «Поехавшие» и мракобесы - наш профиль, заметил Гусейнов.

Поймали такси. Ехать до сектантов было всего километров 20-30, но таксист нас везти не хотел:

- Это ж такие кругаля вокруг залива! Вы лучше на пароме. Там, правда, от парома надо идти шесть километров. Когда паром ходит? А как людей наберет.

Пасечник Виктор Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Пасечник ВикторФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Таксисту не нужна была тысяча рублей, которую мы бы гарантированно отстегнули ему за поездку и ожидание. Зато таксист очень убедительно жаловался на зарплаты в 12 тысяч у жены и сестры. В других обстоятельствах Стешин бы прослезился и пометил в полевом блокнотике: «И в Старой Майне довели Русь-матушку». Мы попросили таксиста отвезти нас к лодкам. Сами доберемся до деревни Волжское.

В эти секунды мы первый раз заглянули в бездну отчаяния Кати-коуча, застрявшей в Старой Майне.

ЗУБ МАМОНТА

На рыбацком стане хозяин заведения Леха – увлеченно рубил рыбу топором.

- Стресс снимаете? – максимально-деликатно спросил Стешин.

- Балык буду делать. Видишь, какое у язя мясо желтенькое? Нет в Волге больше рыбы с таким мясом. Зубатка! Лосось! На пару дней в тузлук-рассол и на ветерок, светиться будет.

На рыбацком стане хозяин заведения Леха – увлеченно рубил рыбу топором Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На рыбацком стане хозяин заведения Леха – увлеченно рубил рыбу топоромФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Леха явно было деловым человеком. Вокруг царила максимально-возможная чистота, стол для разделки оббит полированной нержавейкой. Сам хозяин – в чистеньком камуфляже, хорошие часы, противоударный телефон – не босяк, одним словом. Поговорили про рыбу, которая кончилась, про браконьеров. Про скованные цепями вековые дубы, которые лежат на дне Куйбышевского водохранилища и озолотят того, кто до них доберется. Дубы заковали халтурщики-мелиораторы, готовившие «зону затопления». Леха проложил нам маршрут к сектантам и предупредил:

- Деревня Волжская – мертвая. Там только один фермер остался, им она и жива. Свет дают, дороги зимой он чистит. Летом пенсионеры живут, и все…

Деревня Волжская – мертвая Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Деревня Волжская – мертваяФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

До Волжского мы добрались за 15 минут. Рафаэль остался загорать на совершенно тропическом пляже из рекламного буклета. Вот только вода была перемешана с ряской, и лезть в нее не хотелось. Рывком поднялись по самодельным лесенкам на крутой берег и оказались в тихом, патриархальном русском мире. Шагали, давя ногами васильки, рвали на ходу одичавшие яблоки, настолько кислые, что Стешин даже рычал. И циничного Гусейнова проняло. Он бормотал себе под нос, умело подделываясь под стешинский русофильский дискурс:

- Великая русская дорога, извиваясь змейкой из сказок Бажова, милая русскому сердцу, вела нас к живописной деревеньке, покосившиеся крыши которой утопали в листве родных березок. В сухой колее которой иногда встречался родной рисунок протектора великой русской машины с поэтичным названием «буханка».

Виктор - пенсионер и местный археолог-любитель Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Виктор - пенсионер и местный археолог-любительФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Бог шесть дней сотворял мир, а «буханка» сразу получилась хорошо – заметил Стешин. За припаркованной «буханкой», в нарядном домике жил Виктор, пенсионер и местный археолог-любитель. Виктор стал отцом в 61 год – представьте, сколько в нем было задора и жизненных сил! Он сразу же начал таскать из дома археологические находки – подмытые волжские берега богаты на такое добро: ножи, наконечники стрел стальные и бронзовые, кусочки браслетов и керамику. Люди в Старой Майне жили давно – чуть ли не с четвертого века:

- Тут бывший глава района, сняли его уже, у него сын в США живет, топор нашел 16 века, сразу прославился. А мы раньше эти топоры вместо грузил к сетям привязывали. Что топор, я мамонтовый зуб нашел! – горячился Виктор, - мамонтовый! Учитель мне подтвердил. Малахов к себе на программу приглашал, за зуб 930 тысяч рублей предлагал!

- Пап, ну хватит уж врать про Малахова, - укоризненно сказала дочка сказочника-археолога. Она как раз вынесла нам банку с ледяной колодезной водой. И извиняясь объяснила:

- Это у него такая дежурная байка, что его к Малахову в программу приглашали.

Подмытые волжские берега богаты на такое добро Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Подмытые волжские берега богаты на такое доброФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

АРКА ПРОЩАНИЯ

Поиски сектантов Волжском не дали результатов. Не прижились сектанты, не сложилось у них эко-поселение, разбежались. А может быть и зря, потому что в скором времени Волжское умрет. Село, как тяжело больной человек, - он еще дышит, а батюшка уже надевает подрясник, чтобы идти соборовать. Постояли у деревенского памятника-обелиска с именами мужиков не вернувшихся с войны. По пять-шесть одинаковых фамилий подряд. Целыми родами гибли.

- Это не леность людей Волжское сгубило, не советская власть – немец подрубил корни. Реально загеноцидили народ, - очень зло заметил Стешин, и Гусейнов в первый раз не стал возражать.

Фермер Александр Иванович Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Фермер Александр ИвановичФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но кто-то же остался? Над крышами домов, торчала чудовищная в своей инопланетности бетонная арка.

- Этот монумент оставили Предтечи, - пошутил Стешин, любящий в командировках читать фантастику перед сном.

Увы, это оказался коровник-недострой единственного местного фермера, Александра Чуваева. Он собрался расширяться, получил пятимиллионный грант от государства, но строительная фирма запорола проект, начались суды…

Фермер долго нам не открывал, хотя из дома слышался какой-то топот. «Керенки в подушки зашивают» - еще раз пошутил Стешин и отчасти был прав. Фермер ждал приставов. Он погряз в судах, но правда была на его стороне:

- Жаль, не удалось расшириться, сделать рывок – сокрушался Александр Иванович.

- Пропали деньги, сколько их высуживать будут обратно – непонятно.

На жизнь Александр Иванович не жаловался. Хозяйство большое – только дойных коров полсотни. Четверо сыновей работают с ним, в город не собираются, плюс три работника.

Великая русская дорога Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Великая русская дорогаФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Вы только напишите, - попросил он нас, чтобы государство как-то поравномернее гайки закручивало, без перекоса.

- То есть?

- С одной стороны – свобода полная предпринимательства. С другой, прижимают! Человек живет на Волге, выловил пять кило рыбы, а ему штраф 30 тысяч! Собрал валежник в лесу – пять тысяч. Скажите им, там, в Москве – пусть равномерно крутят, за резьбой следят! А так, все хорошо, по труду получаем…

СОЛЬ ИМПЕРАТРИЦЫ

Днем в Старой Майне тоже не удалось поесть – в единственном кафе закончились поминки - начался банкет. Пошли в краеведческий музей – последнее убежище залетного журналиста.

- … Хочу по вашим красотам на санях промчаться, с ветерком! И промчалась. Ночью старомайнинские купцы скинулись, и засыпали дорогу до имения Орлова солью. С тех пор там не растет трава. Но императрицу Екатерину Вторую потешили выдумкой – нараспев, рассказывала директор и единственный сотрудник музея Марина Регентова.

- Говорят, у вас, в Старой Майне, археологи нашли плакетку с Богом Вишну, и Старую Майну объявили аюрведической столицей России?

- Плакетку нашли археологи, да. Примерно 14-го века. И увезли в Ульяновск.

Директор и единственный сотрудник музея Марина Регентова Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Директор и единственный сотрудник музея Марина РегентоваФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Верните ее назад! – Стешин и вдруг заговорил с убедительностью особо-опасного сумасшедшего:

- Верните Вишну, запилите тут сруб в виде уменьшенной копии индуистского мандира (храма). Охрану, разумеется, видеокамеры. Письма во все индуистские общины миры, представителей индийского посольства пригласите, пусть хоть третий секретарь приедет. И все! Про город Мышкин слышали? Они из невнятной легенды туристическую индустрию сделали, а у вас реальный сакральный артефакт! В Риг-Веде написано на санскрите, я читал сегодня ночью: «Itham ascati pasyat syantham, ekam starayath mainaa-kaalam» — «Там текут святые реки, места те зовутся Старая Майна». Да тут ведический центр Европы можно сделать!

Марина тяжело вздохнула, бессильно опустив указку:

- Мне так руководство и сказало: «Помещение не дадим, зачем нам музей?». Хотя есть здание в старой части Майны, стоит и разрушается. Да никому это не нужно, вообще, экспонаты я сама собираю, вон, видите – люлька старинная? В ней еще мою бабушку укачивали, и прабабушку…

Наши корреспонденты отправились из Старой Майны дальше вниз по матушке по Волге Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Наши корреспонденты отправились из Старой Майны дальше вниз по матушке по ВолгеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мы уходили из Старой Майны, а рядом с нами снаряжал байдарку итальянец Марио, местный житель. Второй по счету итальянец живущий в Ульяновской области. Занимался системами очистки воды, нашел жену в Ульяновске - и засосала Россия. На груди Марио, поверх католического креста, теперь висит образок с Казанской Божьей Матерью. В Италии Марио жил в Альпах возле горных озер, и с детства был страстным рыбаком, пока не начался ЕС. И понеслось:

- Нельзя ловить Европа! Белый червь нельзя. Большая рыба нельзя, маленькая… Ха! Правильно! Тоже нельзя! На Волга можно все! Россия – класс! Старая Майна – класс!

Итальянец Марио, повстречавшийся путешественникам. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Итальянец Марио, повстречавшийся путешественникам.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Стешин выдохнул, Марио выправил ему привычное высокопатриотичное настроение, хотя «внутренний Ворсобин» заметил, что «Марио – просто редкий безумец, такие везде встречаются». Моторы уже урчали, им хотелось ехать в Ульяновск.

Продолжение следует.

Экспедиция «Вниз по матушке, по Волге» остановилась дома у Черного возле Белой Рыбки

00:00
00:00

КСТАТИ

Как связаться с экспедицией

Хотите подсказать ребятам интересные маршруты? Или, может быть, позвать корреспондентов "КП" в гости? Связаться с экспедицией можно по телефону: +7 915 363-19-34. Мы ждем ваших историй!

Множество интересных мест для отдыха вы найдете в "Туристических путеводителях" от "Комсомолки" на shop.kp.ru и в фирменных магазинах "КП".

"Туристическиие путеводители" от "Комсомолки"

"Туристическиие путеводители" от "Комсомолки"

12+ АО «ИД «Комсомольская правда», Москва ОГРН 1027739295781.

Журналисты на Волге.Дождались! Новая экспедиция «КП»: «Вниз по матушке, по Волге» - 2. Владимир Ворсобин, Дмитрий Стешин и Виктор Гусейнов на резиновой лодке отправились по великой реке к Каспийскому морю. Рулить их экспедицией будет сотовый телефон: +7 915 363-19-34 А точнее вы, наши дорогие читатели, которые решатся на него позвонить!

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также