Звезды

Как скандал с пропавшими миллионами омрачил память об Элине Быстрицкой

Год назад не стало народной артистки СССР
Самая знаменитая и самая яркая Аксинья из «Тихого Дона» ушла из жизни год назад. Тихо – в больнице, на 92-м году жизни.

Самая знаменитая и самая яркая Аксинья из «Тихого Дона» ушла из жизни год назад. Тихо – в больнице, на 92-м году жизни.

Фото: Архив "ЭГ"

Самая знаменитая и самая яркая Аксинья из «Тихого Дона» ушла из жизни год назад. Тихо – в больнице, на 92-м году жизни.

Когда Элина Авраамовна была жива, я часто писала о ней, пытаясь по крупицам выудить интересные факты ее биографии. Она охотно рассказывала, как со студенческих лет хотела сыграть характерную Аксинью, хотя ее педагоги старались ее сориентировать на амплуа лирической героини. Всегда с благодарностью вспоминала режиссера Сергея Герасимова и писателя Михаила Шолохова за то, что дали ей возможность воплотить роль-мечты. Из-за своего резкого характера она умудрилась поссориться с Шолоховым. На какую-то встречу писатель пришел… не в лучшей форме. И Быстрицкая со свойственной ей прямотой высказала ему «начистоту о вреде пьянства»... О своем порыве, конечно, пожалела потом – Шолохова мы помним не за его слабости, а как гениального писателя.

Быстрицкая никогда не снималась в рекламе. И объясняла это, цитируя великую Раневскую, так: "Деньги проешь, а стыд останется".

Из личных тайн рассказывала только о своей системе питания, которую разработал для нее диетолог. Говорила, что с детства мечтала петь. И только на старости, когда у нее появилась помощница Ксения Рубцова эта мечта осуществилась. И будто бы открылось второе дыхание - Быстрицкая ездила на гастроли, выступала в Кремлёвском дворце. Еще она говорила, что с 30 лет делала какую-то очень эффективную эластичную повязку вокруг лица. Это «бинтование» на ночь вроде бы действует как круговая подтяжка. В этом ли был секрет того, что актриса до глубокой старости оставалась красивой женщиной, или в чем-то еще, уже не имеет значения.

Гораздо больше подробностей о ее частной жизни мы узнали, когда ее не стало год назад.

Все еще продолжается судебный процесс о ее пропавших 38 миллионах. Эти деньги сняла с ее счетов директор Ксения Рубцова. У нее была доверенность от актрисы. Теперь Ксению обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере (статья 159, часть 4, УК РФ). Во версии следствия, 25 миллионов (из тех тридцати восьми) Ксения потратила на собственные нужды. В суде Ксения стала рассказывать, как было дело (а что ей остается теперь), какой нескучной жизнью жила народная артистка СССР.

Еще в конце 90-ых Юрий Лужков дал Быстрицкой землю в районе Цветного бульвара под строительство «Женского центра». Несколько лет Элина Авраамовна тщетно искала спонсоров для строительства, пока не познакомилась с хозяином компании «Социальная инициатива». Но «Социальная инициатива» оказалась финансовой пирамидой. Тысячи обманутых вкладчиков по всей стране. Чтобы ее имя не полоскали в связи с этой историей, Быстрицкая уступила свою долю в «Женском центре» предпринимателю Александру Хейфецу за 30 миллионов долларов. Три «лимона» актриса получила наличными и 27 – векселями (она положила их в банк, и там деньги «сгорели»). Взамен она должна была получить разрешение у Лужкова на строительство центра. Но не смогла. Быстрицкая сумела расторгнуть договор с Хейфецом, но три миллиона баксов ему не вернула, хотя свои обязательства перед ним не выполнила. Эти деньги ушли на материальную помощь сестре, ее детям и внукам, покупку для родственников большого дома в Вильнюсе, квартир в Москве, клиники в Израиле… И кое-что еще осталось на ее счетах.

В 2015 году возникла реальная опасность, что Хейфец потребует деньги назад. И может взыскать их через суд. Поскольку большую часть Быстрицкая потратила, возникла перспектива ареста ее имущества, ее квартиры в Леонтьевском переулке в центре Москвы. Даже юристы Лужкова сказали, что взыскание неизбежно. У Элины Авраамовны началась паника. Она боялась даже физической расправы, ей было на тот момент 87 лет.

К ней приходили юристы, советчики, и с ними она рассматривала разные варианты, как быстрее потратить оставшиеся деньги. И почему-то никто не посоветовал вернуть деньги Хейфецу! На тот момент на ее счетах оставалось 1 миллион 200 тысяч долларов. Ну хотя бы эту сумму можно было вернуть, а потом решать, как вернуть остальное.

По версии Ксении Рубцовой, именно тогда у Быстрицкой возникла идея переехать в таунхаус в Подольске, который Ксения купила в ипотеку. Как утверждает Рубцова, Элина Авраамовна ей сказала: «Быстрей достраивай дом. Сколько для этого потребуется, столько денег я тебе дам». Оформила на Ксению доверенность на снятие наличных в банке. Дала 5 миллионов рублей на закрытие ипотеки.

Были еще и другие сомнительные схемы, подсказанные «умными советчиками», как спрятать деньги Хейфеца. За полгода до смерти актрисы на ее счетах осталось всего… 560 тысяч долларов.

А в сентябре 2018 года прилетела из Израиля родная сестра Быстрицкой - София Шегельман. И потребовала от Ксении вернуть деньги, которая та сняла по доверенности Элины Авраамовны. А дальше - заявление в полицию, которое якобы подписала Быстрицкая (теперь в суде оспаривают подлинность ее подписи, уже был допрошен эксперт).

На Ксению завели уголовное дело по статье «мошенничество в особо крупном размере по предварительному сговору». С Быстрицкой Ксения больше не встречалась и не разговаривала. Увидела ее только на похоронах год назад.

Уже после смерти актрисы начался громкий судебный процесс. Ксения Рубцова утверждает, что все деньги были сняты с ведома Быстрицкой и по ее поручению. Адвокаты Рубцовой будут добиваться оправдательного приговора.

Но, как говорила Элина Авраамовна: «С годами я утвердилась во мнении: мы ценим великих за их величие, а не за их слабости». Хотелось бы, когда закончится эта некрасивая история с пропавшими миллионами ( по нашему мнению, некрасивая со стороны всех ее участников), мы тоже все-таки будем вспоминать актрису за ее яркие роли, а не за ее человеческие слабости.