Политика

Политолог Леонид Бляхер: «Один неловкий шаг нового губернатора, и Хабаровск снова выйдет на улицы»

Спецкор "КП" Владимир Ворсобин поговорил с экспертом о том, как примет бунтующий регион нового руководителя
Один неловкий шаг нового губернатора, и Хабаровск снова выйдет на улицы

Один неловкий шаг нового губернатора, и Хабаровск снова выйдет на улицы

Фото: Борис КОКУРИН

Накануне назначения и.о. губернатора Хабаровского края, которое случится, по всем прогнозам, в понедельник, я поговорил с одним из самых известных местных политологов, заведующим кафедрой Философии и культурологии Тихоокеанского госуниверситета Леонидом Бляхером. Интересовал главный вопрос – как примет бунтующий регион нового руководителя?

- Вы верите в искренность этого протеста?

- Надо очень постараться, чтобы усмотреть здесь чьи то руки. Все-таки есть разница между митингами в Москве и в небольшом городе типа Хабаровска. В Москве можно народ убедить, что на улицу вышли представители нетрадиционной ориентации, зажравшиеся студенты... Здесь многих вышедших на улицы я знаю лично. Здесь все всех знают.

- Но почему он возник? Москва похоже не понимает – неужели люди уже десятый день протестуют из-за ареста губернатора?

- Тут не стоит путать причину и повод. Слепой Суслик идет по улице, спотыкается о камень и падает. Вопрос – он упал, потому что споткнулся о камень? Нет. Потому что он слепой.

Тут своя специфика региона. В последние 12 лет край со страшной силой развивают, забыв, что здесь живут люди, у которых свои интересы.

Не забывайте, что Фургала избрало протестное голосование. Причем, он неожиданно оказался достаточно умелым губернатором. В условиях, когда губернатор не решает почти ничего, что-то у него получалось. И люди это оценили.

- Ему ставят в вину поддержку анти-московских настроений.

- Чушь! Фургал старался быть предельно лояльным. Он был даже лояльнее, чем Шпорт. Единственная его вина – он пытался быть хорошим и перед Москвой, и перед людьми.

- Тогда какой смысл его убирать?

- Чужой для системы. В отличие от других губернаторов, он пытался опереться на людей. Что видимо преступление.

- Преступление?

- Да. У него появляется свой ресурс. Ни у одного российского чиновника нет своего ресурса, они горят отраженным светом. И в этом их лояльность. Сегодня пост губернатора низведен до чиновника среднего ранга – начальника отдела, управления федерального министерства, не выше. И тут появляется человек, у которого вдруг появился свой собственный ресурс. Это плохо. Это подозрение в нелояльности.

Леонид Бляхер.

Леонид Бляхер.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

- Но популярный в народе губернатор повышает доверие к власти. Это должно быть выгодно Москве.

- Зачем повышать авторитет местной власти, когда все должно зависеть от Москвы? Но Россия безумно разная страна, управлять которой из одного центра – значит управлять плохо. Я езжу по всей стране – Кавказу, Крыму, Поволжье и везде беда одна и та же. Прислали (не обязательно губернатора, это может быть руководитель местного холдинга, министерства) долдона, который не понимает местных условий.

- Какой человек должен прийти управлять Хабаровским краем?

- Это должен быть выборный губернатор. Не назначенный. Не присланный в подарок.

- Но как это возможно?

- Существует легитимная процедура, например, в случае, когда губернатор заболел. У него есть первый зам. Он вполне может доработать до голосования. Осенью проводятся выборы и избирается губернатор. В идеале хорошо бы убрать всевозможные муниципальные фильтры.

- Но завтра похоже назначат.

- Приедет Иван Иванович, привезет массу плюшек... Но, во-первых, с деньгами в целом стало хуже, чем два года назад, и не факт, что федералы найдут для Хабаровска денег. И к тому же любой неоднозначный шаг губернатора – и ситуация с митингами возобновится заново.

- Есть ли авторитетный в крае человек, которого бы хабаровчане приняли?

- Я много думал об этом. Очень сложно. Председатель заксобрания Ирина Зикунова – очень достойный человек. Но не уверен, что ее примут. Ее ссылки на ковид (Зикунова заявила о вреде митингов для здоровья горожан) вызвали тут же неоднозначную реакцию. Других кандидатов на публичной площадке не вижу.

- Федералы, по-моему, не очень понимают – что не нравится дальневосточникам. Москва ведь вкладывает сюда большие деньги, чего еще надо....

- А какой из проектов, реализуемых на Дальнем Востоке, сегодня работает на население? Построено три завода в Амурской области, местные работают на них в лучшем случае водителями. Наш малый бизнес там почти не задействован. И так по всем проектам. Да, деньги большие вкладываются. Только вопрос – во что?

- В здравоохранение, инфраструктуру...

- Представьте себе ситуацию – вы делаете ремонт квартиры. К вам приходит бригадир и говорит: слушай, ты ничего в этом не понимаешь, сейчас я снесу все перекрытия, и поставлю джакузи... Ты в изумлении – эй, мне не это нужно... Бригадир: «не лезь, я знаю, что делаю. Тебе будет хорошо!» И это на Дальнем Востоке происходит 12 лет. Деньги вкладываются бестолково. Еще одна аллегория – давайте сравним парк, спроектированный с высоты птичьего полета, и нормальный. Первый красив, богат, но людям в нем плохо – он неуютен, неудобен. Второй сделан по-человечески, для людей.

Так вот – Дальний восток сейчас это сплошной обьект, спроектированный с птичьего полета.

Надо очень постараться, чтобы усмотреть здесь чьи то руки.

Надо очень постараться, чтобы усмотреть здесь чьи то руки.

Фото: Борис КОКУРИН

- А что нужно делать?

- Край кормили три отрасли – рыба, лес, золото. Золото забрали структуры, никак не связанные с регионом. Лес, там, куда дотянулись лесопромышленники, уничтожен, рыба продана на десять лет вперед неизвестным лицам, не имеющим отношения к краю. Надо вернуть краю кормящие отрасли.

- В западной части России не понимают – почему местные, как кажется, готовы простить губернатору даже вероятное убийство

- (задумывается) Сложный вопрос. Фраза «Он был связан с криминалом» - для Дальнего Востока означает «он активно жил в 90-е годы». Другое дело предположение (до решения суда нельзя ничего утверждать) об организации убийства. Думаю, людей можно понять так:

Он насиловал? Резал? Убивал? Нет. Он обвиняется в организации. Но доказать организацию убийства почти невозможно. Да и потом – с подобным обвинением можно пересажать всю бизнес-элиту региона. Не ошибетесь.

МЕЖДУ ТЕМ

Кто выводит хитропродуманный Хабаровск на митинги? И платят ли людям за это деньги?

Спецкор "КП" Владимир Ворсобин увидел изнутри - как устроен протест на Дальнем Востоке (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

CК раскрыл свои доказательства причастности Фургала к убийствам

Следствие рассказало, как скупщик металла, устранял конкурентов по бизнесу и как статус депутата помогал ему уходить от ответственности (подробности)