Общество

В Госдуме не принимают замечаний к законопроекту об электронных сигаретах, которые предлагают профессиональные юристы

Это может привести к тому, что в федеральном законе появятся не просто бессмысленные, но и вредные требования
Особенно важно оградить несовершеннолетних от возможности приобретения подобных товаров.

Особенно важно оградить несовершеннолетних от возможности приобретения подобных товаров.

Фото: Иван ВИСЛОВ

О том, что государство должно регулировать рынок табачных изделий и электронных сигарет — спор не идет. Все давно свыклись с мыслью, что пристрастие к употреблению никотиносодержащей продукции сказывается на здоровье нации. Особенно важно оградить несовершеннолетних от возможности приобретения подобных товаров.

Однако такой же неоспоримый факт — количество курильщиков в России. По данным разных социологических исследований, среди которых есть и официальный федеральный Росстат, в стране ежедневно курит каждый пятый житель. При опросах не учитывали, сколько человек предпочитают электронные сигареты.

Транснациональная компания Euromonitor International, которая специализируется на изучении глобальных рынков, прогнозировала, что к 2021 году потребителей средств доставки никотина в мире будет 55 млн. человек. Рост продаж отмечен по всему миру. Логично экстраполировать исследование и на Россию.

ЗАКОНОТВОРЦЫ НЕ РАЗОБРАЛИСЬ В ЦИФРАХ?

В России уже несколько лет общественность ведет дискуссию о нормах регулирования рынка E-сигарет. Однако полноценного законодательного акта, который бы регулировал оборот такой продукции, до сих пор не существует. Есть локальные нормы в регионах, есть федеральные, вроде обязательств продавцов никотиносодержащих жидкостей уплачивать акциз в казну. Но над более-менее полным законом работа только идет.

Под занавес 2019 года в Госдуме в первом чтении был принят законопроект, который положит начало масштабному регулированию рынка ЭСДН. Он еще не действует: в него вносят поправки и дорабатывают. Впереди второе и третье чтение, разбор в Совете Федерации, а также визирование у президента.

Наибольшую обеспокоенность потребителей электронных сигарет вызывают нормы, которые планируют утвердить депутаты. Если не знали, то на упаковках жидкостей для вейпа и прочих устройств указывается крепость миллиграмм никотина на миллилитр. На сигаретных пачках раньше также публиковали содержание в дыме смол и никотина. Однако от этой нормы отказались.

В тексте законопроекта предлагается ограничить содержание никотина до 20 мг/мл. Непосвященным кажется, что это довольно большое число, особенно в сравнении с цифрами, которые публикуются на сигаретных пачках. На самом деле это не так. Показатели электронных сигарет и обычных некорректно соотносить один к одному.

Сегодня пользователи компактных систем доставки никотина чаще всего используют жидкости крепостью от 25 мг/мл и выше. Для сравнения в Канаде утвержден максимальный лимит крепости в 66 мг/мл, а в Швейцарии одобренный медиками — 100 мг/мл. К чему может привести законодательный потолок, понять не сложно: контрафакт, поиск производителями жидкостей и устройств обходных путей.

У врачей свой взгляд на цифры. Например, греческий кардиолог Константинос Фарсалинос — эксперт мирового уровня, на исследования которого опираются законодатели многих стран, объяснял, что в паре ЭСДН никотина в разы меньше, чем в табачном дыме. Поэтому в кровь потребителя электронных сигарет канцерогена попадет меньше. Соответственно, чтобы курильщику со стажем получить свою порцию, ему нужно вдохнуть больше пара. Чем крепче он будет, тем меньше затяжек придется сделать.

Кроме того, в тексте закона есть такой постулат: с 1 июля 2023 года ввести полный запрет на продажу всей никотиносодержащей продукции, если она не соответствует требованиям безопасности.

ЗАКОН СОЗДАСТ ОПАСНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ?

Начальник государственного-правового Управления президента РФ Лариса Брычева написала несколько писем в Госдуму. Она юрист, кандидат наук и имеет статус помощника президента. Обращение адресовано председателю Комитета по охране здоровья Дмитрию Морозову. Автор сообщает, что в ее ведомстве совместно с Экспертным управлением был рассмотрен текст закона о регулировании рынка ЭСДН, который прошел первое чтение.

— Представленная редакция (...) расширяет и уточняет понятийный аппарат Федерального закона, вводит для никотинсодержащей продукции правовой режим оборота и использования, аналогичный табачной продукции, в том числе запрет на ее продажу несовершеннолетним и т.д. В целом такой подход Управлением был поддержан, — отмечает руководитель структуры Лариса Брычева.

Однако юрист, которая подготовила обращение, выражает сомнение, что в текст закона должны быть включены вопросы техрегулирования нетабачной никотинсодержащей продукции. В России и других развитых странах сфера техрегулирования считается автономной подотраслью законодательства. Если максимально упростить: чтобы система работала исправно, техрегламенты должны быть отдельно от закона. Но если смешать все вместе, это может стать опасным прецедентом.

Техническое регулирование — это правовое регулирование отношений в части установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции. Также оно занимается правовым регулированием отношений в оценке соответствия продукции обязательным требованиям. Такие обязательные для применения и исполнения требования к объектам техрегулирования устанавливаются техническими регламентами.

Объектом регулирования для техрегламента на табачную продукцию сама продукция была задолго до принятия Федерального закона «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма». Еще в 2016 году государства — члены Таможенного союза следуют профильному техрегламенту, который утвержден решением Совета ЕАЭК.

Получается, сохранив в законе нормы технического регулирования, которые установят отдельные обязательные требования к никотинсодержащей продукции, депутаты скорректируют цели и концепции обсуждаемого законопроекта, а также уже действующего Федерального закона N15-ФЗ.

— В нарушение требований Федерального закона «О техническом регулировании» о необходимости включения всех профильных норм технического регулирования применительно к никотинсодержающей продукции в соответствующие технические регламенты, законопроект содержит технические нормы в проектируемых изменениях в статью 19 Федерального закона в части установления максимального содержания никотина в жидкостях для ЭСДН, в том числе содержащегося в одной потребительской единице такой продукции, — пишет в другом письме Лариса Брычева.

Противоречат эти новации и требованиям Порядка разработки принятия, изменения и отмены технических регламентов ЕАЭС. В них предусмотрена необходимость проведения экспертной научно-технической оценки проектируемых норм технического регулирования.

— Не учитываются авторами законопроекта и иные решения, обязательные для государств — членов ЕАС, например, о единых требованиях в рамках Таможенного союза к никотинсодержащей продукции как самостоятельному виду продукции; о необходимости разработки для нее отдельного технического регламента,значится в документе заключения юристов.

Кроме того, Брычева напомнила законотворцам, что Федеральный закон №15-ФЗ об охране здоровья граждан был ратифицирован на основе рамочной конвенции ВОЗ. Смысл этого в том, чтобы ограничения и запреты на оборот табачной продукции способствовали здоровью нации, а не для того, чтобы менять требования к самой продукции.

В ведомстве также выступают за замену конкретной даты запрета никотинсодержащей продукции. Вместо этого предлагают дождаться разработки Технического регламента. Чтобы в нем было все четко прописано и он помог закону быть не полумертвым, а рабочим эффективным инструментом.

Несовершенство законопроекта видят не только помощник президента. В двух последовательных замечаниях Правового управления Госдумы выражается сомнение в обоснованности регулирования бестабачной никотинсодержащей продукции через поправки к 15-ФЗ. Получается, что депутаты игнорируют мнение даже собственных штатных юристов. Вместо этого в закон хотят вставить ограничения для показателя никотина. Парадокс в том, что для всех других популярных видов курения, будь то кальян, трубочный табак, сигары или сигариллы и самого главного — сигарет, таких ограничений в принципе нет.

Почему российские парламентарии не принимают во внимание аргументированные мнения, никто из законотворцев комментариев не давал.