Звезды

Федор Добронравов отказался от зарплаты в миллион рублей, которую ему предложили в Театре сатиры

Заведующая труппой прославленного театра рассказала, почему от них ушел ведущий актер. И о том, что Александр Ширвиндт останется худруком как минимум еще на год
Актер Федор Добронравов.

Актер Федор Добронравов.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

В конце июня на сайте kp.ru был опубликован материал о возможной «смене власти» в московском Театре сатиры. Нынешний руководитель Александр Ширвиндт еще в январе сообщил о своем скором уходе, мол, пора вливать в искусство молодую кровь. После этого тема преемника стала обрастать слухами. Наиболее вероятным кандидатом называли режиссера и актера Сергея Газарова. Ширвиндт не отрицал, что у Газарова схожее понимание природы юмора, что стилистически он близкий театру режиссер. Газаров запланировал в Сатире постановку «Балалайкина и К°» по Салтыкову-Щедрину… Но узнав о его притязаниях на должность худрука, как говорят, напрягся директор театра Мамед Агаев. А вскоре из легендарного театра на Триумфальной площади ушел ведущий актер Федор Добронравов. Это породило новые слухи, мол, главный «сват» России тоже претендовал на руководящую должность.

Мы не раз обращались к Александру Ширвиндту за комментарием. Он вежливо нас отшивал, мол, после-после... Но соцсети, Telegram каналы и другие СМИ тему «преемника Ширвиндта» обсуждали. Мы не могли оставаться в стороне. Написали заметку о том, что рассказывают в закулисье. У нас тоже есть информированные источники. После выхода материала разразилась отповедью заведующая труппой Театра сатиры Бронислава Чунихина. Особенно огорчило Брониславу Сергеевну то, что, когда откроется сезон, наш «информированный источник» будет радостно улыбаться при встрече с руководством театра и пожимать руку, а потом - «сливать сплетни» в СМИ.

- Если человек что-то рассказывает анонимно, он либо врет, либо трусит, - категорично высказалась Бронислава Сергеевна уже в телефонном разговоре. – Информация, которая появилась в «КП», вышла из театра, но мало ли что обсуждают в кулуарах. То, что вам рассказали, - это субъективная точка зрения обиженного актера (такие есть везде), которого лишили премии (за то, что он (некий аноним) курит в гримерке, опаздывает и не являлся на репетиции и спектакли. Это все рассказала нам Бронислава Сергеевна, мы ничего об этом не писали, – Ред.). Журналистов, должна волновать не наша кухня, а совершенно другое: будет смена руководства в Театре сатиры или нет…

- Так и расскажите. Слухов полно, и Ширвиндт всех запутал своими заявлениями…

- Александр Анатольевич, конечно, поспешил, когда в январе сообщил, что собирается покинуть свой пост. Это было неожиданно для всех. В театре об этом узнали из прессы. Но как только эта новость прозвучала, к нему пошли ведущие артисты, администрация, мол, мы хотим, чтобы на афише театра крупными буквами было написано: художественный руководитель - Александр Ширвиндт. В это сложное время, когда был карантин, когда театр не работал несколько месяцев, когда придется восстанавливать спектакли, Александру Анатольевичу нельзя уходить! Он из актерской среды. Поддержка актеров для него важнее, чем назначение сверху. Поэтому он остается худруком по крайней мере до конца следующего сезона. Если по возрасту ему уже тяжело, можно найти главного режиссера, как это сделали в театре им. Вахтангова или в РАМТе. Нам тоже хочется, чтобы у нас работали молодые и талантливые… Но Александр Анатольевич продолжит руководить театром.

- А что с Сергеем Газаровым?

- Он собирался ставить у нас «Балалайкина и К°»… Никто с Газаровым не конфликтовал. Ситуация была такой: приходит режиссер и просит неимоверную сумму за постановку. Плюс он приводит свою команду. Все это выливается в 10 миллионов рублей. У нашего директора Мамеда Гусейновича Агаева - головная боль: где взять деньги. Особенно в сложившейся сегодня ситуации. У театра сейчас таких денег нет. Директор предложил Газарову: давайте встретимся в конце июля. Нужны спонсоры. Появятся деньги, появится и возможность ставить спектакль. К тому же Газаров пришел со своей постановочной командой, с условием, что над спектаклем будет работать его художник, его осветитель, художник по костюмам, два хореографа… Даже гримеры - его. Но у театра - свой прекрасный гримерный цех. У нас есть свой замечательный хореограф. Газарова не устраивает, он хочет только своих. А театру надо сотрудников занимать работой. Из приглашенных артистов в спектакль Газарова должен был прийти Даниил Спиваковский. Сейчас процесс приостановлен из-за финансовых проблем. Театр выкраивает деньги, чтобы заплатить людям зарплаты, отпускные – прибыли-то нет, мы же с марта не играем спектакли, не продаем билеты. Зарплаты складываются из ставки (оклада – Ред.) – она маленькая. Но еще есть премии, надбавки. Они берутся из прибыли. К чести нашего директора – он всегда находит выход из ситуации. Все сотрудники театра получили и зарплаты, и отпускные, и даже надбавки были сохранены.

- Сергея Газарова прочили в худруки театра…

- Это как наверху (видимо, в Департаменте культуры – Ред.) решат…. Но я вам уже сказала: Александр Анатольевич Ширвиндт остается нашим художественным руководителем еще на год.

- Что случилось в Федором Добронравовым?

- Во-первых, двадцать спектаклей в месяц (так было в статье – Ред.) Федор у нас в театре никогда не играл. Такое количество он играл на стороне, а оставшиеся свободные дни давал театру. И не всегда было удобно подстроить репертуар под эти числа, ведь в театре есть и приглашенные звезды - Ольга Ломоносова, Александр Олешко, Наташа Швец, и свои ведущие артисты. Федор приносил мне свое расписание, когда он может играть, а когда у него сторонняя занятость. И мы подстраивались под него. Когда Федору было плохо с сердцем, когда он серьезно болел, наш директор Мамед Гусейнович предложил ему миллион рублей в месяц, лишь бы Федор не мотался по городам и весям: «Федя, ты устаешь, плохо себя чувствуешь. Миллион будешь получать, только перестань скакать с самолета на самолет». Нет, отказался Добронравов, буду работать, как раньше. Тогда ему предложили написать заявление, что зарплату он будет получать только за те дни, что работает в театре. Понятно, что она станет меньше. Федор обиделся. И решил уйти.

- Ничего сего, какие условия в государственном театре, пускай даже ведущему артисту – миллион рублей в месяц предлагают…

- Миллион - вместе с надбавками и премиями, которыми распоряжается директор. Его право, кому какую премию давать. У нас в театре вообще очень хорошие зарплаты. Народные артисты получают по 400 тысяч рублей.

- Ого!

- Да, наш директор и такие надбавки делает. Молодые артисты тоже хорошо зарабатывают. Все довольны. У нас же огромный зал на 1200 мест. Хорошая прибыль от продажи билетов, которая дает возможность жить по-человечески. Сейчас, конечно, ситуация иная, поскольку театр не работает, спектакли не играем.

- Федор Добронравов претендовал на место худрука?

- Никогда! У него таких амбиций не было. Он любит играть - на сцене, в кино… Стать худруком, значит, лишиться этого. Если он от миллиона рублей в месяц отказался, лишь бы не менять привычный график, какие могут быть худруки?

Федор Добронравов получил от Театра сатиры все: хорошую квартиру, звание «Народный артист Российской Федерации», Орден дружбы… Театр все для него делал. Безусловно он талантливый артист. Я не говорю, что с его уходом театр ничего не потерял. Но это не значит, что теперь нам трудно будет продавать билеты. Ушли из жизни Андрей Миронов, Анатолий Папанов… Но Театр сатиры после них не перестал работать.

- В статье в «КП» говорилось, что разногласия между нашим директором Мамедом Агаевым и режиссером Сергеем Газаровым возникли не только по поводу новой постановки, - продолжила Бронислава Сергеевна. - Был прозрачный намек на национальный вопрос, мол, оба приехали в Москву из Баку, но только один – армянин, а другой – азербайджанец…

Действительно, наш директор Мамед Гусейнович вырос в Баку, в многонациональном городе. Но он прекрасно говорит и по-армянски. Так что национальный вопрос тут ни при чем, как и кавказский темперамент. Хотя Мамед Гусейнович может погорячиться. Но, с другой стороны, он многим помог, оказал материальную помощь. Это тоже надо учитывать, а не только то, что он может кого-то послать или обидеть. Он шутник. Я с ним работаю больше 20 лет. И до сих пор не могу понять, когда он шутит, а когда говорит правду. Человек с юмором... А про Сергея Газарова говорят, что он очень амбициозный, претендует сразу и на должность худрука, и на директора театра. Возможно, это вызвало какой-то негатив у Мамеда Гусейновича. Но это только слухи…