Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru

«Этот человек оскорбил мою жену!»: Иосиф Пригожин – об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Шнурова

Продюсер рассказал kp.ru о новом повороте в громком скандале
Иосиф Пригожин с супругой Валерией.

Иосиф Пригожин с супругой Валерией.

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

Правоохранительные органы отказали в возбуждении уголовного дела по заявлению Сергея Шнурова на Иосифа Пригожина. Об этом kp.ru сообщил сам продюсер Пригожин. Шнуров писал заявление в полицию на Пригожина из-за того, что Иосиф якобы угрожал ему в интервью: намеками, что, защищая честь жены, готов перейти к рукоприкладству, плюс присылал нецензурные смс. По мнению адвоката Шнурова высказывания Пригожина попали под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Проверка показала – никто Сергея Шнурову не угрожал.

С чего все началось? Публичная ссора между Иосифом Пригожиным и Сергеем Шнуровым случилась в прошлом году. В начале пандемии у многих не выдерживали нервы. Но никто не мог предположить, что Шнуров пойдет в полицию жаловаться на «крепкое словцо» от Пригожина. Продюсер Пригожин в интервью рассказал, как в пандемию выживает их индустрия: сложно содержать большие коллективы; музыканты, танцоры, хореографы, звукорежиссеры - представители многих профессий сидят без работы. Появились заголовки с выдернутыми словами из контекста: Пригожин жалуется. В ответ музыкант Шнуров пристыдил Пригожина: мол, странно слушать жалобы от обеспеченных артистов. Произошел взаимный обмен публичными оскорблениями. Первым начал Сергей Шнуров – сочинил обидные стишки в инстаграме, задел Валерию. Иосиф Пригожин заступился за жену, не стесняясь в выражениях.

- Иосиф, многие не верили новостям о том, что Шнуров пожаловался на словесные оскорбления. Он то ведь умеет крепко выражаться.

- Я сам не поверил. До тех пор, пока мне не позвонил следователь. Круче «цирка» я еще не видел. Сам затеял «драку», сам в этой «драке» оскорбил всех и пытается защитить свое и без того обесчещенное реноме. В чем парадокс. Человек оклеветал меня, оскорбил профессиональные качества моей жены. При этом мы человека не трогали! Шнуров выдумал, что мне жрать нечего и я жалуюсь на жизнь. Хотя такого не было. Любую информацию из интернета надо перепроверять. Я первым делом позвонил ему для того, чтобы попытаться объяснить, почему он не прав. Он не взял трубку, и сделал второй пост в инстаграме. После этого я написал ему сообщение такого смысла: рано или поздно придется нам с тобой пересечься и посмотреть друг другу в глаза, чувак, ты чего типа, с ума сошел? Он эту смс приложил к заявлению.

- Был просто мужской разговор?

- Мы – мужчины. В личном общении можем друг друга послать, конфликтовать, ругаться, орать друг на друга. Но это личная переписка. Зачем ее делать общественным достоянием? Конфликт, который он заварил, начался в марте. Что ему мешало подать на меня заявление в мае, в апреле, в декабре? Когда я оказался в больнице в тяжелом положении вдруг появляется это заявление.

- Вы раньше нигде со Шнуровым за это время не пересеклись?

- Знаю, что в декабре, когда он приезжал в Дубай, то через моих друзей готов был с нами встретиться, на что Лера сказала: «Я с этим человеком встречаться не буду никогда».

- Удивительно, но ведь Сергей сам любитель крепко выражаться.

- Да! Человек, который ни разу не был оштрафован за публичный мат на площадках. То есть, у нас получаются двойные стандарты. Человек, который меня называет «сытой моськой», получает гонорар порядка 200 тысяч долларов за корпоратив. И стебается над людьми! Он же сам цитировал на премии «Муз ТВ» Егора Летова о том, что «нравится же нашему народу всякое говно!»

- Почему весенний конфликт получил продолжение в феврале?

- У меня была мысль еще в марте-апреле подать на него в суд о защите чести и достоинства, о клевете. Подумал: да ладно, не буду. Вычеркнул его телефон и забыл. И вдруг в феврале он всплывает и начинает качать ситуацию. Какой вывод? Возможно, он пытается использовать меня в качестве инструмента для своей предвыборной кампании. Но интересы общества и нашей индустрии в Государственной Думе должны представлять такие величайшие люди, какими были Кобзон, Говорухин. А не этот цирк. Шнур, наверное, номер один, но как бизнесмен в области шоу-бизнеса. Сегодня, кстати, он получил от правоохранительных органов отказ по заявлению, которое на меня подал. Нет состава преступления, естественно.