Звезды30 марта 2021 19:17

Два автора из Советского Союза и французский русофил оказались в лонг-листе "Международного Букера"

Мария Степанова, Нана Эквтимишвили и Эрик Вюйар представляют в нынешнем "Букере" российскую тему
Писательница Мария Степанова на церемонии вручения национальной литературной премии "Большая книга". Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Писательница Мария Степанова на церемонии вручения национальной литературной премии "Большая книга". Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Огромный успех для маленькой такой компании: роман Марии Степановой "Памяти памяти" вошел в лонг-лист "Международного Букера". Таким образом, Степанова стала третьим отечественным автором, кто претендовал на эту сверхпрестижную премию. Первой в 2009 году была Людмила Улицкая с романом "Даниэль Штайн - переводчик". Вторым в 2013 году Владимир Сорокин с "Днем опричника".

Имя Марии Степановой, конечно же, знакомо книгочеям. Она - и поэт, и прозаик, и вообще популярная личность. Документально-философский роман "Памяти памяти", в котором автор рассказывает историю своей семьи, был переведен на 15 языков, получил немецкую премию "Мосты. Берлин" и изрядно нашумел и в нашей стране. Критика встретила "Памяти памяти" восторженно, книга была награждена премией "НОС" и "Большой книгой", притом, что формат "Памяти памяти" далеко не "большекнижный".

Однако мнение критиков не особенно совпало с отзывами читателей. Читательский рейтинг романа не особенно высок, в отзывах книгу бранят за перегруженный заковыристый язык и отсутствие сюжета: "только зацепишься за одну тему, распробуешь ее, поплывешь по течению, как вдруг - кончилась, уже все о другом. И повествование само по себе какое-то рваное", - жаловались читатели. Впрочем, и среди профессиональных писателей тех, кто долетел хотя бы до середины 400-страничной "Памяти памяти" оказалось немного. В кулуарных беседах вовремя вручения "Большой книги" сочинение называли "эссе, разросшимся до размеров огромного романа", жаловались, что увлекательными были лишь пятьдесят страниц, а сквозь остальное приходилось продираться.

Нынешнее попадание в лонг "Букера" некоторые критики связывают, в первую очередь, с трендовой темой романа. Тема памяти, относительно новая у нас, в последнее время очень популярна на Западе.

От себя замечу, что одним из самых интересных моментов книги была история о замороженной Шарлотте. Так назывались дешевые куколки, используемые как купальные игрушки в 19 веке. Куколок производили в Германии, но страшное название "замороженная Шарлотта" они получили в Америке, где в те времена гремела поэма Мэйна Себа Смита про молодую девушку Шарлотту, которая легко оделась на бал, чтобы поразить всех своей красотой, а когда приехала на место - то замерзла насмерть. Внешний вид куколок - белый фарфор, прямые неподвижные руки и ноги - переплелись с рассказом о замороженной девушке.

Фигурка замороженной Шарлотты украшает обложку книги Степановой, становясь метафорой памяти.

Нынешнее попадание в лонг "Букера" романа "Памяти памяти" некоторые критики связывают, в первую очередь, с трендовой темой произведения.

Любопытно, что Мария Степанова - не единственная автор родом из Советского Союза, оказавшаяся в списке "Букера". Еще один роман, претендующий на высокую награду - книга нашей бывшей соотечественницы из Грузии, 43-летней Наны Эквтимишвили "Грушевое поле". Нана больше известна как режиссер, дебютный роман "Грушевое поле" был написан еще пять лет назад и за это время получил популярность в Европе, завоевав несколько премий. Британцы охарактеризовали книгу как "непоколебимую картину постсоветской грузинской жизни". Действие романа происходит в девяностые годы, в школе для детей-инвалидов на окраине Тбилиси. На русском языке книга еще не выходила и в настоящее время ее перевод готовится издательством "МИФ".

Вишенка на букеровском тортике - попадание в список французского писателя и русофила Эрика Вюара. Эрик обожает нашу страну, совершил путешествие через всю Россию до Китая на поезде и написал книгу, посвященную Октябрьской революции.

Лонг-лист премии "Международный Букер"

Сюэ Цань, Китай — «Я живу в трущобах»

Давид Диоп, Франция — «Ночью вся кровь черная»

Нана Эквтимишвили, Грузия — «Грушевое поле»

Мариана Энрикес, Аргентина — «Опасности курения в постели»

Бенхамин Лабатут, Испания — «Когда мы перестанем понимать мир»

Нгуги Ва Тхионго, Кения — «Идеальная девятка»

Ольга Равн, Дания — «Сотрудники»

Яап Роббен, Нидерланды — «Летний брат»

Юдит Шалански, Германия — «Опись потерь»

Адания Шибли, Палестина — «Незначительная деталь»

Мария Степанова — «Памяти памяти»

Анджей Тихий, Швеция — «Несчастье»

Эрик Вюйяр, Франция — «Война бедных»