Общество10 апреля 2021 16:50

Зачетная книжка с оценками и полетное задание: Минобороны рассекретило документы Юрия Гагарина

С уникальными артефактами теперь может ознакомиться каждый
Ознакомиться с уникальными свидетельствами о первом полете человека в космос и о человеке, этот полет совершившим, теперь может каждый

Ознакомиться с уникальными свидетельствами о первом полете человека в космос и о человеке, этот полет совершившим, теперь может каждый

Фото: фотохроника ТАСС.

«Космонавт Военно-воздушных сил старший лейтенант Гагарин Юрий Алексеевич 12 апреля 1961 года отправляется на корабле-спутнике в космическое пространство с тем, чтобы первым проложить путь человека в космос, совершить беспримерный героический подвиг и прославить навеки нашу Советскую Родину» - вот как сформулирован приказ министра обороны СССР маршала Советского Союза Р. Малиновского о присвоении первому космонавту внеочередного воинского звания майора. Приказ датирован 12 апреля, то есть как раз датой полета. Здесь же - удостоверение космонавта Юрия Гагарина за номером 01.

Ознакомиться с уникальными свидетельствами о первом полете человека в космос и о человеке, этот полет совершившим, теперь может каждый. Министерство обороны к юбилею полета Гагарина открыло интерактивный сайт, где выложило рассекреченные документы.

Полетное задание для полета испытателя-космонавта старшего лейтенанта Ю.Гагарина

«Полетное задание для полета испытателя-космонавта Гагарина Юрия Алексеевича (имя вписано позднее ручкой в уже готовый бланк - прим. Ред.) на изделии 8К72 №Е103316 с объектом «ЗКА» №3 12 (вписано ручкой - прим. Ред.) апреля 1961 г. Подготовку космического полета и пуск изделия произвести в соответствии со следующими исходными данными: ВРЕМЯ СТАРТА (московское) 9 часов 07 минут с допуском ±7 мин.» - Пожелтевшие страницы машинописного текста перелистать теперь может любой, не смотря на гриф «Сов.секретно. Особой важности» в углу документа. И только воспоминания очевидцев тех событий помогают понять, какая напряженная работа и глобальная ответственность стояла за каждой буквой этого задания.

Вот как описывает обстановку перед стартом космического аппарата журналист Владимир Губарев в очерке «12 дней апреля 1961-го...», подготовленном специально для книги «Юрий Гагарин. Первый человек в космосе. Как это было» издательства «Комсомольская правда»:

"Началось буднично. После обеда приехал в Звездный Каманин (в то время начальник отдела по подготовке и обеспечению космических поле тов Главного штаба ВВС - Ред.), собрал космонавтов.

- Принято решение правительства о полете человека в космос, - лаконично объявил Николай Петрович. - Послезавтра вылетаем на космодром.

Автобиография

Это было 3 апреля.

Их встречал Сергей Павлович у трапа. Каждому пожал руку.

- Как настроение, орёлики? - улыбнулся Королев.

- Боевое, - за всех ответил кто-то, кажется, Герман Титов.

- В таком случае, будем работать вместе, - сказал Сергей Павлович. - Думаю, что восьмого можно будет вывозить ракету на стартовую позицию, а десятого - двенадцатого старт. Как видите, в вашем распоряжении еще есть время.

И космонавтам, и Каманину, и Карпову (в то время – начальник Центра подготовки космонавтов) - всем показалось, что настроение у Главного конструктора хорошее, он стал мягче, добродушнее. Но едва Евгении Анатольевич Карпов остался с ним наедине, как лицо Королева изменилось.

- Не переусердствуйте, - жестко сказал он. - Надо, чтобы летчик ушел в полет в наилучшей форме, не перегорел. Составьте поминутный график занятости командира и запасного пилота... И хочу напомнить, что вы несете персональную ответственность за готовность космонавтов к полету.

Королев уехал.

Космонавты увидели его только на следующий день вечером. Вместе с Келдышем он приехал, чтобы посмотреть примерку скафандров.

Первым свои скафандр опробовал Гагарин, хотя никакого решения о пилоте Государственная комиссия еще не приняла.

«Вернулись в гостиницу около одиннадцати ночи, - вспоминал Н.П. Каманин. - Весь день я наблюдал за Гагариным. Спокойствие, уверенность, хорошие знания - вот самое характерное из того, на что я обратил внимание».

Перед сном космонавты разговорились о запуске ракеты. Им довелось видеть его, когда летала собачка Звездочка и манекен «Иван Иванович» в марте. Юрии Гагарин часто рассказывал о том дне, он очень гордился, что дал имя Звездочке: «Нам показали дворняжку светлой рыжеватой масти с темными пятнами. Я взял ее на руки. Весила она не больше шести килограммов. Я погладил ее. Собака доверчиво лизнула руку. Она была очень похожа на нашу домашнюю собачонку в родном селе, с которой я часто играл в детстве.

- Как ее зовут?

Оказалось, что у нее еще нет имени - пока она значилась под каким-то испытательным номером. Посылать в космос пассажира без имени, без паспорта? Где это видано! И тут нам предложили придумать ей имя. Перебрали десяток популярных собачьих кличек. Но они все как-то не подходили к этой удивительно милое рыжеватенькой собачонке. Тут меня позвали, я опустил ее на землю и сказал:

- Ну, счастливого пути, Звездочка!

- С каким-то смешанным чувством благоговения и восторга смотрел я на гигантское сооружение, подобно башне возвышающееся на космодроме, - признается позже Гагарин.

После пуска к космонавтам подошел Королев.

- Ну как запуск? - Сергей Павлович улыбался. - «Первый » сорт?

Они легли спать, так и не узнав, что решила утром Государственная комиссия.

Нет, на этом заседании кандидатура первого пилота не рассматривалась. Прошло сугубо деловое, техническое совещание. Только Сергеи Павлович более подробно доложил Госкомиссии о системе жизнеобеспечения: он подтвердил, что она способна работать несколько суток. Члены комиссии, хотя и не подали вида, поняли, что Главный конструктор имел в виду одну из аварии ных ситуации - в случае отказа двигателя корабль затормозится в атмосфере и через несколько суток совершит посадку в одном из раи онов земного шара. Где именно, предсказать невозможно - это будет зависеть от параметров выведения корабля.

Зачетная книжка №1 слушателя Краснознаменной ордена Ленина военно-воздушной инженерной академии

Непредвиденных ситуации могло возникнуть несколько сотен - большая группа конструкторов и специалистов уже несколько месяцев продумывала, как нужно действовать в каждом конкретном случае. Одним из «специалистов по авариям» был Олег Макаров, инженер конструкторского бюро и будущий космонавт.

7 апреля все космонавты отрабатывали ручной спуск. После обеда играли в волеи бол. Вечером смотрели фильм о полете «Ивана Иваныча».

Королев получил сообщение из Москвы, что старт американского астронавта назначен на 21 апреля.

Американцы еще в декабре 1960 года объявили, что Алан Шепард совершит “прыжок в космос” весной 1961 года. Точную дату они не сообщили, а потому советской разведке было поручено узнать точно, когда это будет.

Не было известно, когда именно стартует “Восток”, ведь 22 декабря при очередном пуске произошла авария - корабль не вышел на орбиту и упал в Восточной Сибири.

Создавалось впечатление, что действительно Алан Шепард первым окажется в космосе.

С.П. Королев был мрачен. Он понимал, что эта весна может оказаться роковой для дела, которому он посвятил всю свою жизнь. Н.С. Хрущев, который был так благожелателен к нему и который связывал всю свою внешнюю политику с достижениями ракетной техники и полетами в космос, конечно же, не простит Главному конструктору, что мы оказались вторыми.

И, тем не менее, главный конструктор предполагает осуществить полет человека на “Востоке” до 21 апреля.

29 марта С.П. Королев подписал докладную записку “О ходе экспериментальной отработки кораблей “Восток”. В неи он подробно информирует “директивные органы” (то есть Совет Министров СССР и ЦК партии) о всех деталях подготовки к полету человека. А выводы звучат так:

“Экспериментальные полеты кораблей -спутников “Восток”, проведенные в период с 28 июля 1960 г. по 25 марта 1961 г., позволили надежно отработать конструкцию и бортовую аппаратуру корабля. Вместе с этим отработан также комплекс средств, обеспечивающих выполнение одновитковой программы полета и осуществление посадки в заданном раи оне Советского Союза.

Таким образом, этап подготовки корабля-спутника “Восток” для полета человека в космическое пространство завершен. Полученные результаты позволяют осуществить первый полет человека в космическое пространство по отработанной программе».

Но кто же заи мет место в корабле?

В конце марта заведующему отделом обороны ЦК партии из штаба ВВС пришло два набора фотографии . Юрии Гагарин и Герман Титов были сняты как в военной , лейтенантской форме, так и в гражданском. Был приложен и листок с биографиями.

Конечно же, в оборонном отделе определить, кому именно лететь, не могли. Фотографии начали свое путешествие “по инстанциям”. В конце концов они легли на стол Н.С. Хрущеву. Тому понравился и тот и другой .

“Решайте сами! - сказал он. - Мне нравятся оба!”

Мнение главы партии и правительства немедленно было передано на космодром.

И тогда все поняли, что первым лететь Юрию Гагарину - он явно импонировал С.П. Королеву.

Официально основным пилотом “Востока” Гагарин был объявлен 8 апреля.

В своих воспоминаниях Ю.А. Мозжорин - “главный космический цензор” и директор Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМаш) - рассказывает об одном из эпизодов подготовки полета человека в космос:

“С целью сокращения времени выхода в эфир сообщения ТАСС институтом по поручению начальства было подготовлено три варианта коммюнике. Первый - торжественный , рассчитанный на успех, где помимо сообщения об историческом полете добавлялись биография космонавта, его портрет, информация о повышении в воинском звании, присвоении почетных наград и т.п. Второй вариант содержал только одно сообщение ТАСС в случае невыхода корабля на орбиту и его приземления (или приводнения). Говорилось о неудачно попытке выведения КА, приводились раи он приземления (приводнения) космонавта, а также частоты, излучаемые радиомаяками корабля. Содержалось обращение к народам и правительствам с просьбой оказать содействие в поиске и спасении космонавта и возвращении его в Советский Союз вместе с кораблем. Третий вариант коммюнике содержал сообщение о трагической гибели первого космонавта...” Три разных текста, согласованные с С.П. Королевым и в ЦК партии, были положены в три пакета, которые были отправлены на радио, телевидение и в ТАСС. Вскрыть один из них было приказано по специальному звонку по “кремлевскому телефону”. Оставшиеся пакета после приземления Юрия Гагарина были изъяты специальными курьерами и уничтожены.

Неподалеку от одного из стартовых комплексов Баи конура есть два деревянных домика. Теперь здесь музеи . В «Домике Гагарина», где Юрии Алексеевич провел последнюю ночь перед стартом, сохраняется все так, как это было 11 апреля 1961 года. В одной комнате - две заправленные кровати. На тумбочке - шахматы. Гагарин и Титов тогда сыграли несколько партии . В соседней комнате находились врачи. Кухонный стол застелен тои же клеенкой . Вечером 11 апреля сюда пришел Константин Феоктистов (в то время – один из ведущих проектировщиков «Востока»). Втроем они сели и еще раз «прошлись» по программе полета. Особой необходимости в этом не было, но Феоктистова попросил заи ти к космонавтам Сергеи Павлович.

Удостоверение №1 первого космонавта планеты

Королев жил рядом. Точно такой же дом. У подушки - телефонный аппарат. Он звонил в любое время суток. Сергеи Павлович заходил в соседний домик несколько раз. Не расспрашивал ни о чем. Просто подтверждал, что подготовка к пуску идет по графику.

...Гагарин аккуратно повесил китель, рубашку. Он не предполагал, что уже никогда не удастся этой формой воспользоваться - она так и останется в комнате навсегда. Оба заснули быстро. К удивлению врачей , что наблюдали за ними. Ночью приходил Королев. Поинтересовался, как спят. «Спокои но», - ответил Каманин. Королев посидел на скамеи ке, долго смотрел на темные окна. Потом встал, обошел вокруг дома, вновь заглянул в окно, а затем быстро направился к калитке. Вдали сияли прожектора, и Королев зашагал в их сторону - там стартовая площадка…"

Полностью этот и другие материалы о жизни и полёте Юрия Гагарина - в книжке “Комсомольской Правды” «Юрий Гагарин. Первый человек в космосе. Как это было”.

Это не обычный юбилеи ная том. В книге собраны публикации журналистов «Комсомолки» разных поколении , посвященных полету в космос первого человека. Корреспонденты «КП» вели эту тему, передавая главного героя, как эстафету. Василии Михаи лович Песков первым из журналистов приехал в семью Юрия Гагарина в тот момент, когда спускаемый аппарат корабля «Восток-1» еще только входил в плотные слои атмосферы, возвращая космонавта на землю. А на следующий день спецкоры Василии Песков и Павел Барашев, единственные из советских журналистов, вылетели на спецсамолете из Москвы в Саратов, чтобы привезти Гагарина в столицу на торжества, посвященные может быть самому главному событию 20 века. Владимир Губарев, Леонид Репин, Ярослав Голованов ярко вели тему космоса на страницах газеты. С 1997 года историей космонавтики занимается Александр Милкус. Он собрал «народную энциклопедию о Юрии Гагарине». В «Комсомолку» присылали воспоминания очевидцы, приходили любительские фотографии космического первопроходца. Часть из них попала в книгу.

Книга "Юрий Гагарин. Как это было. Первый человек в космосе"

Приобрести ее можно на нашем сайте.