Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
27 апреля 2021 15:20

Сыну Девятаева на премьере фильма об отце мы подарили «Комсомолку» с очерком Пескова

Станет ли новая художественная лента о мужественном летчике, которого открыл миру наш легендарный журналист, поворотным для российского кинематографа?
Мы подарили сыну отважного летчика номер "Комсомолки" со знаменитым очерком Василия Пескова о Михаиле Девятаеве "Побег"

Мы подарили сыну отважного летчика номер "Комсомолки" со знаменитым очерком Василия Пескова о Михаиле Девятаеве "Побег"

Фото: Иван МАКЕЕВ

...В последние годы жизни Василия Пескова приходилось довольно часто с ним общаться. Возможно, потому, что после перенесённого инсульта речь Василия Михайловича была затруднена, и он, казалось, стеснялся разговаривать. У меня как-то получалось понимать его с полуслова, иногда он выражал свою мысль красноречивым жестом. Поэтому, когда Песков появлялся у нас в редакции, мы с ним - хотя бы несколько минут - но обязательно беседовали.

Я не помню дословно, чтобы обсуждали конкретно его очерк «Побег» - о подвиге мужественного лётчика Михаила Девятаева. Скорее, говорили вообще о тенденциях - в журналистике, в литературе, в кинематографе.

Но, когда 12 августа 2013 года Василия Михайловича не стало - на 40 дней после его ухода, 20 сентября, я опубликовал в «Комсомолке» материал «Своим героям он ставил памятники», посвященный именно Пескову с Девятаевым.

И в этом, видимо, была своя закономерность.

Несколько раз перечитал песковский очерк - а Василий Михайлович писал его не за один присест, ездил даже в Германию, изучал там архивы.

Наведывался и к самому Девятаеву, подолгу с ним разговаривал.

В первый раз они встретились еще в 60-е годы. Тогда тоже были публикации. Но самая громкая, которая взбудоражила весь Советский Союз, - это очерк "Побег".

- Песков несколько раз его переиздавал, - рассказывал мне сын летчика - Александр Девятаев, - добавлял новые факты и, конечно, приезжал к отцу. Они подолгу разговаривали. К папе чуть ли не каждую неделю приезжали журналисты. Но Пескова он выделял из всех. Отец считал, что именно Василию Михайловичу удалось передать весь трагизм того, что с ним произошло. И, конечно, - это я уже от себя добавляю - героизм. У отца было нежное чувство к Пескову...

А к чему я сейчас это вспоминаю? А вот просто думаю - как бы этот фильм - снятый о его Герое - принял сам Песков, если бы он дожил до наших дней? Думаю, хорошо.

Михаил Девятаев

Фото: Личный архив

Во-первых, Василий Михайлович, как многие, наверное, помнят - несколько лет вёл на телевидении программу «В мире животных» и, я уверен, он придавал экрану (не важно, киноэкран это или экран телевизионный) не меньшее значение, чем газетной полосе.

А потом - Песков успел прикоснуться к документальному кино.

Еще в 2001-м телекомпания "Народное кино" по заказу правительства Москвы сняла документальную ленту "Догнать и уничтожить. Побег летчика М. Девятаева". Как рассказывал мне один из продюсеров этого фильма Денис Фелюков, в своей работе кинодокументалисты во многом основывались на очерке Василия Пескова "Побег".

В начале 2014-го одна из кинокомпаний собиралась снимать и художественный фильм о летчике Девятаеве, они несколько раз встречались с Песковым и даже собирались имя нашего легендарного журналиста включить в титры.

Но что-то тогда не сложилось...

И все же картина состоялась. Уверен - она найдёт своего зрителя. Взлёт, точнее премьера во всех кинотеатрах страны - с 29 апреля.

А для нас, журналистов «Комсомольской правды», первый премьерный показ 26 апреля примечательна тем, что сын Девятаева «узнал» в Герое ленты своего отца. Таким, каким он был в жизни. Таким, каким показал его в своём знаменитом «Побеге» наш Песков.

Премьера «Девятаева» совпала - буквально день в день - с ещё одним событием. 26 апреля все информагентства сообщили, что лучшим фильмом 2020 года по версии национальной кинематографической премии "Ника" признали черно-белую драму "Дорогие товарищи!" Андрея Кончаловского, он также удостоился награды как лучший режиссер.

Василий Михайлович Песков c сыном летчика Александром Девятаевым

Уверен: это тоже хороший фильм. Тем более, что трагедия Новочеркасска до сих пор остаётся неизученной, до конца непонятой и необъясненной.

Но вот почему-то засела в голове фраза, которую Владимир Путин произнес ровно месяц назад, 26 марта, когда встречался с работниками культуры - лауреатами президентской премии.

Тогда президент пообещал поддержку будущему фильму о народном ополчении. «Тема шикарная, нужная, и для сегодняшних поколений, и для будущих», - заметил Путин.

И тут же поделился, что думает про «моду на оголтелых НКВД-шников» в российском кино. Цитирую президента дословно: «Ну, чего? Мода такая ведь у нас. Ведь, понимаете, даже на международные конкурсы выставляются, в основном, ленты, которые говорят о проблемах советского времени. Наверное, потому что других лент от России просто не принимают. А авторы знают заранее, что может «проскочить» и делают на это упор».

Мы тогда обсудили эту тему в программе «Коридоры власти с Александром Гамовым» на Радио «Комсомольская правда» со знаменитым режиссером Кареном Шахназаровым.

- Сегодня, наверное, надо, прежде всего, «перевоспитывать» нашего зрителя, - предположил Мэтр. - Ведь нынешнее поколение воспитано на той мысли, что все НКВД-шники плохие, а все, что написано в архипелаге ГУЛАГе - все это истина в последней инстанции.

Очерк "Побег". Номер "Комсомолки" за 7 февраля 1985 года

И ещё сказал, что в кино надо усилить... Нет, не цензуру - редактуру.

Сыну Девятаева на премьере фильма о его отце мы подарили «Комсомолку» с очерком Пескова.

А мне кажется - эти газетные полосы, заключённые в скромные рамки, вполне можно считать и первой наградой за новый фильм о Великой Отечественный, который вполне мог бы стать поворотным в нашем кинематографе...

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Знаменитый очерк Василия Пескова о Михаиле Девятаеве "Побег" был опубликован в нашей газете 7 февраля 1985-го - через 40 лет после того, как легендарный летчик совершил свой подвиг. Публикация стала настоящей сенсацией. Почему? Ведь, как писал сам Песков, еще в 1957-м история дерзкого побега из плена десяти смельчаков стала достоянием больших газет: "Главное ее лицо - летчик Девятаев был удостоен звания Героя Советского Союза". А потом, выходит, о подвиге забыли?

Во время командировки в ФРГ в 1984-м Песков с помощью коллег из журнала "Штерн" обнаружил в здешнем архиве публикации о Девятаеве. В них рассказывалось и о секретной фашистской базе, где испытывались новейшие самолеты и крылатые ракеты "Фау". 8 февраля 1945-го "Хейнкель-111" с вензелем "Г. А." - "Густав Антон", с которого запускались "Фау", как писала немецкая пресса, и угнали военнопленные во главе с Девятаевым. Видимо, Василию Михайловичу стало обидно: на Западе о советском летчике пишут, а у нас... "Вернувшись из Гамбурга, я позвонил в Казань Девятаеву. Он был в добром здоровии: "Приезжайте, поговорим"..."

КАК ЭТО БЫЛО

"До "нашего "Хейнкеля" 200 шагов"

Из очерка Василия Пескова "Побег":

"...Техники от самолетов потянулись в столовую... До "нашего "Хейнкеля" двести шагов. "Медлить нельзя!" ...У хвостовой двери ударом заранее припасенного стержня пробиваю дыру. Просовываю руку, изнутри открываю запор.

...Сделав ребятам знак: "В самолет!", спешу забраться в кресло пилота... Ключ зажиганья на месте. Поворот ключа, движенье ноги - и один мотор оживает. Еще минута - закрутились винты другого мотора. С боковой стоянки "Хейнкель" рулит на взлетную полосу. Никакой заметной тревоги на летном поле не видно - все привыкли: "Густав Антон" летает много и часто. Полный газ... Должен быть взлет, но "Хейнкель" почему-то бежит, не взлетая... В последний момент почти у моря резко торможу и делаю разворот.

За спиной паника: "Мишка, почему не взлетаем?!"

И оживает аэродром - все, кто был на поле, бегут к самолету. Даю газ. Разметаю всех, кто приблизился к полосе. Разворот. И снова газ... В воспаленном мозгу искрой вспыхнуло слово "триммер". Триммер - подвижная плоскость на рулях высоты. Наверное, летчик оставил ее в положении "посадка". Изо всех сил жму от себя ручку - оторвать хвост от земли. Кричу ребятам: "Помогайте!" Втроем наваливаемся на рычаг, и "Хейнкель" отрывается от бетона... Летим!!!"

...О приближении фронта догадались по колоннам машин и танков. При виде летящего "Хейнкеля" люди с дороги бегут и ложатся. "Наши!" Эту радость неожиданно подкрепил плотный зенитный огонь. Два снаряда "Хейнкель" настигли. Слышу крик: "Ранены!" И вижу, дымится правый мотор. Резко бросаю самолет в боковое скольженье. Дым исчезает. Но надо садиться. Садиться немедленно... Внизу раскисшая, в пятнах снега земля. Резко снижаюсь...

Я выбрался кое-как... Тишина. Винты погнуты, от моторов поднимается пар.

- Фрицы! Хенде хох! - послышалось с опушки леса.

- Мы не фрицы! Мы свои, братцы! Из плена.

Люди с автоматами, подбежав к самолету, были ошеломлены. Десять скелетов в полосатой одежде, обутые в деревянные башмаки, забрызганные кровью и грязью, плакали, повторяя одно только слово: "Братцы, братцы..."

В расположение артиллерийского дивизиона их понесли на руках, как детей, - каждый весил менее сорока килограммов...

"Комсомольская правда", 7 февраля 1985 г.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Звезды на премьере фильма «Девятаев»: Прилучный появился с Карпович, а Олег Газманов - с красавицей-женой

Тимур Бекмамбетов и сын легендарного летчика представили в Москве свою картину (подробности)