Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
12 мая 2021 14:49

Геннадий Онищенко: Интернет и СМИ нужно серьезно очистить от смакования убийств и насилия

Первый зампред Комитета Госдумы по образованию и науке в эфире Радио «Комсомольская правда» прокомментировал трагедию в Казани
Геннадий Онищенко

Геннадий Онищенко

Фото: Иван МАКЕЕВ

Страшная трагедия в казанской гимназии, где молодой отморозок открыл стрельбу по школьникам, убив девять человек и десятки ранив, вызывает множество вопросов.

И прежде всего – можно ли предотвратить подобные трагедии и как это сделать?

Именно об этом говорил прежде всего в эфире радио «Комсомольской правды» доктор медицинских наук, академик РАН Геннадий Онищенко во время обсуждения трагического происшествия.

- Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнения, что в школе кроме учителей-предметников и медицинской сестры должны работать штатные психологи, - сказал Геннадий Онищенко. - Но обычно все понимают их роль прежде всего в том, чтобы профессионально решать возникающие у ребят конфликты и трудные ситуации в общении с учителями и сверстниками. Ну, то есть, такая своеобразная психологическая скорая помощь.

А на самом деле гораздо важнее, чтобы специалист делал оценки психологических особенностей личности каждого ребенка. Ведь в большинстве случаев возможно просчитать психологические тенденции каждого ребенка, специальными тестами определить, способен он на что-то в этом плане (имеется в виду проявления жестокости, деформации личности, проявления психических заболеваний, что может вылиться в преступление– авт.). То есть распознать то, что скрыто от взгляда других: друзей, приятелей, даже родителей.

Вот казанский убийца. О нем все говорят сейчас: почти образцовый мальчик, таких раньше в пионеры принимали, аккуратный, спокойный, тихий, вежливый.

- В тихом омуте, как известно…

- Именно! А что творилось под этой маской в душе, в голове у тихого, вежливого мальчика? Он шел убивать и вежливо здоровался с встречными, неся этот дробовик, которым через несколько минут лишил жизни десять ни в чем не повинных людей, детей. Но если бы парнем пристально занимался специалист, он, скорее всего, отметил бы настораживающие особенности этого человека, возможно, направил бы на более углубленное исследование…

- Может быть, у террориста психическое заболевание?

- Возможно да, а может – нет. Не заболевание, а деформация восприятия мира, вызванная внешними факторами. Проще говоря – внешняя среда, информационное поле тоже формируют человека. Вот эти игры-стрелялки, телепередачи, в которых рекой льется кровь – они ведь разрушают барьер неприемлемости у человека.

Я помню, будучи студентом второго курса мединститута, впервые в прессе (тогда был какой-то журнал про Вьетнам) увидел фотографию лежащего убитого человека. Я до сих пор это помню, потому что был глубоко шокирован зрелищем. А ведь мы в институте к этому времени сдали анатомию, препарировали трупы. Но тем не менее зрелище насильственной смерти вызывало у нас естественное, глубокое чувство ужаса и протеста. А некоторые от вида крови в обморок падали.

А сегодня любой ребенок, начиная с 5 лет, может зайти на любой сайт, где насилие, убийства, стрельба беспрерывная. Где жизнь человека ничего не стоит. И он с малолетства привыкает к этому зрелищу. И оно не вызывает у него ужаса и страха. Более того, он и в жизни часто воспринимает это как что-то несерьезное, как игру.

Вот заметьте: происходит что-то страшное – а рядом толпа зевак с мобильными телефонами снимает преступление. Зачем?

- Чтобы выложить это в интернет. Или послать на телевидение.

- Вот! Где все это безобразие смакуется. Вот все каналы демонстрируют допрос этого подонка, казанского убийцы. Он лежит за решеткой, как у нас говорят, в обезьяннике…

Геннадий Онищенко

Геннадий Онищенко

Фото: Иван МАКЕЕВ

"У меня мамы нет, я ее найду и просто завалю"

- …с пристегнутыми руками за головой.

- …бьется в истерике, кричит что-то невообразимое. Зачем это показывать? Вы поймите, тот возраст, о котором идет речь (возраст убийцы – 19 лет - авт.), это возраст подражания. Подросток видит, какой интерес (он ведь так расценивает – «попал в телевизор!») вызвал этот убийца. Ого, круто! Он ведь еще не умеет адекватно оценить цену этой «славы». А порой и считает именно такую известность самой предпочтительной – все ведь будут бояться и «уважать»! Так чего бы и мне не засветиться завтра вот так же?

Заметьте, казанский террорист воспользовался таким же оружием, как убийца в Керчи. (Речь идет о трагедии в керченском политехническом колледже в 2018 году, где от стрельбы восемнадцатилетнего учащегося погибли 21 человек, пострадали 67. –авт.)

Все эти интернет-сайты: суицидальные, которые заставляли детей накладывать на себя руки, агрессивные «живые трансляции» - их нужно закрывать. Понимаете, идет героизация порока. Вот они смотрят трансляцию блогера, который просто берет девочку за волосы и бьет ее лицом по столу…

- Это блогер Mellstroy, известная история...

- Потом он выходит, весь такой развязный, улыбающийся, на него набрасывается куча корреспондентов. И он: «Ну, что она с меня 10 миллионов требует? Пусть хотя бы 30 потребовала». Ни тени раскаяния. Идет героем с этого эпизода. И что бы мы потом ни говорили мальчишке, который все это безобразие наблюдал, для него это будет пример для подражания.

И не надо обращать внимания на все эти всхлипывания псевдолиберальной части нашего общества насчет «ограничения свободы».

- Сейчас начнут говорить о том, что нашим чиновникам, депутатам и вообще людям государственным намного проще все закрыть, запретить… Может быть, с другой стороны зайти, научить детей этим пользоваться?

- Что значит – научить пользоваться? Не смотреть эти передачи и сайты? Переключить кнопку? Да ведь он еще неспособен понять опасное влияние этих зрелищ на психику – особенно незрелую, формирующуюся. Он ведь уверен, что все это – безобидно, и с ним ничего подобного не произойдет! Не переключится он, обязательно посмотрит!

Поэтому - нужна большая и серьезная чистка прежде всего нашего интернет-пространства, которое не идет ни в какое сравнение по доступности ни с какими теле- и радиоканалами.

И к следующему сентябрю мы должны прийти с пониманием, как мы будем защищать детей. И это все нужно оформлять законодательно.

- Очень важный вопрос. В Госдуме и раньше были такие предложения – ввести смертную казнь за убийство детей. Как вы относитесь к такой инициативе?

- Ну, во-первых, у нас в законе смертная казнь есть. Мы ее, поддавшись либеральным тенденциям, в 90-е годы, еще при президенте Борисе Ельцине, приостановили.

- Ну, считайте, что нет ее. По вашему тону слышим, что вы против моратория на смертную казнь.

- Смертная казнь должна быть. Во всяком случае для подобных преступлений: убийства, терроризм. Возьмите те же Соединенные Штаты, которые мы чуть ли не боготворим, у них же смертная казнь не отменена.

Возомнил себя Богом
Утро 11 мая обернулось для Казани трагедией - 19-летний выпускник гимназии открыл стрельбу по беззащитным детям прямо во время уроков. Сам нападавший объясняет свой поступок тем, что он «Бог», решивший очистить мир от «биомусора»…

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Друга убивали в паре метров от меня»: в Казани ученики прощаются с погибшими одноклассниками

11 мая Ильназ Галявиев напал на школу, убил девятерых и ранил двадцать три человека (подробности)