Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-12°
Boom metrics
Экономика10 июня 2021 4:00

«Налоги, равенство и жадность»: Зачем в России хотят ввести новый «цифровой» налог

И можно ли прижать к ногтю крупнейшие транснациональные корпорации
Можно ли прижать к ногтю крупнейшие транснациональные корпорации

Можно ли прижать к ногтю крупнейшие транснациональные корпорации

Фото: REUTERS

«Налоговая революция». Именно так эксперты называют то, что сейчас происходит в мире. Терпение властей развитых стран, похоже, лопнуло. Пока бюджеты большинства из них страдают от дефицита, крупные корпорации жируют. А все потому, что пользуются глобальными лазейками для ухода от налогов. Это дисбаланс чиновники хотят как можно быстрее исправить. Выиграет ли от этого Россия?

У БИЗНЕСА СВЕРХПРИБЫЛЬ, В БЮДЖЕТАХ - ДЕФИЦИТ

Парадокс. Правительства многих стран мира накачивали собственные экономики деньгами, чтобы справиться с последствиями пандемии. Но львиную долю прибыли получили не простые граждане, а владельцы крупнейших корпораций. Мировые олигархи стали богаче в несколько раз. Их состояния выросли до совсем уж неприличных значений. Лидер рейтинга Forbes - основатель Amazon Джеф Безос – владеет почти $200 млрд. Такую цифру даже вообразить сложно. А потратить – просто невозможно.

В то же время в бюджете США, где находится штаб-квартира крупнейшего в мире онлайн-продавца, - дыра размером в $3 трлн. И это только в этом году. Очевидно, что американские олигархи мастерски обыгрывают собственные власти. Получают гигантские прибыли и при этом платят минимальные налоги. Как правило – за счет того, что выводят часть бизнеса за рубеж, в низконалоговые или офшорные зоны.

- Попытки правительств крупнейших экономик мира добиться более справедливого, по их мнению, налогообложения прибылей транснациональных корпораций предпринимались много лет. Корпорации, основной бизнес которых существовал в США и Европе, регистрировались в низконалоговых юрисдикциях. Это позволяло им минимизировать уплату налогов там, где они реально вели свою деятельность. Пока государства пытаются справиться с накопившимися бюджетными и долговыми проблемами, крупные корпорации легко избегают налогового бремени, - говорит Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа группы компаний «Финам».

По ее словам, ситуация усугубилась из-за пандемии. Поэтому США и большинство крупных европейских стран думают, как бы увеличить доходную базу. Раскулачивание собственных транснациональных корпораций посчитали самой разумной идеей.

НАЛОГ ДЛЯ ВСЕХ ЕДИН?

В Минфине США решили положить конец бегству капиталов. И с конца прошлого года активно уговаривали европейских коллег заключить глобальное соглашение. Его суть – запретить транснациональным корпорациям платить меньше 15% с прибыли. И не важно, в какой стране будет зарегистрирован бизнес.

А если компания все равно будет работать через офшор, то власти будут иметь право обложить ее дополнительным налогом – на разницу между минимально утвержденной ставкой и той, которую она реально платит по месту регистрации. В теории это должно уменьшить стимулы для таких компаний уходить в офшоры. Ведь если налоги будут везде одинаковыми или их будут автоматически доначислять, то и выдумывать сложные схемы ухода станет бессмысленно.

- Янки, в рамках своей идеи о недопустимости регистрации мультинационального бизнеса в более комфортных налоговых гаванях (таким образом компании «машут ручкой» родному американскому бюджету), предложили установить мировой налог на прибыль корпораций на уровне не менее 15%, а лучше еще выше. Глава Министерства финансов США ранее заявляла, что это позволит устранить налоговую конкуренцию между странами, - объясняет Евгений Коган, инвестбанкир, автор телеграм-канала bitkogan.

Примечательно, что на днях министры финансов стран G7 поддержали инициативу США.

- Причем взимать налог будут в тех государствах, где компании реализуют свои товары и услуги, а не только там, где они зарегистрированы, - говорит Валерий Вайсберг, директор аналитического департамента ИК «Регион».

По оценкам экспертов, налог коснется в основном американских технологических гигантов – Amazon, Google, Facebook, Apple и некоторых других, активно использующих приемы налоговой оптимизации. За счет такого маневра с них удастся дополнительно собрать $50 – 80 млрд (в целом по миру). Но кому достанутся эти деньги? И здесь начинается самое интересное.

ОТОБРАТЬ И ПОДЕЛИТЬ… МЕЖДУ СОБОЙ

В последние годы страны конкурировали друг с другом за то, чтобы на их территорию приходили крупные компании. В итоге корпоративные налоги на прибыль с конца 80-х годов снизились в среднем с 40% до 24%.

- Межстрановая налоговая конкуренция была очень сильной. Чтобы притащить к себе инвесторов, каждая страна пыталась создать наилучшие условия. В итоге некоторые предлагали очень низкие ставки. Просто потому что даже низкие ставки лучше, чем ноль, - объясняет Аркадий Брызгалин, глава группы компаний «Налоги и финансовое право».

Кроме того, появилось множество офшоров, где можно вообще ничего не платить. Только в последние годы с ними стали активно бороться, потому что туда утекло слишком много капиталов. В таких условиях, просто повышать налоги внутри страны, чтобы сократить бюджетный дефицит, бессмысленно. Это лишь спровоцирует бегство крупных компаний.

- При наличии юрисдикций с низкими (Ирландия, Кипр, Нидерланды, Люксембург) или с нулевыми ставками налога на прибыль (офшоры), государства с высокой ставкой корпоративного налога на прибыль (Франция, Япония, Германия, Италия, США) становятся все менее конкурентоспособными, - говорит Ольга Беленькая.

В этом случае налоги придется перекладывать на кого-то другого – например, граждан или небольшой бизнес, которому некуда бежать. А это уже грозит социальным взрывом. Его в развитых странах допустить не хотят. А просто взять и прижать к ногтю свои же корпорации не получается. Те никаких законов не нарушают, пользуются легальными лазейками. Вот их и хотят убрать американские и европейские власти.

ВЫИГРАЮТ ТОЛЬКО РАЗВИТЫЕ СТРАНЫ

- Идея состоит в том, что если у компании головной офис находится в стране А, а налогооблагаемая прибыль формируется в стране В со ставкой налога ниже минимальной глобальной ставки, то страна А получит возможность «доначислить» компании разницу в свой бюджет, - объясняет Ольга Беленькая.

Если все это примут на глобальном уровне, избежать дополнительного налога не удастся. Введение глобальной минимальной ставки сократит чистую прибыль транснациональных корпораций на 2 - 3%. Эти деньги пойдут в бюджеты государств. Но каких? По всей видимости, развитых.

- Простой пример. Допустим, ставка налога получается единая. Возьмем две страны - Германия и Молдавия. Куда пойдут инвесторы? Ответ очевиден, - говорит Аркадий Брызгалин.

По его словам, единый налог бьет по суверенитету стран. По сути, это будет примерно то же самое, что и Всемирная торговая организация (ВТО). На словах та декларирует свободу торговли, но львиную долю прибыли за счет прозрачных границ и отсутствия пошлин получают развитые, а не развивающиеся страны. Именно поэтому сейчас идет обратный процесс – мир возвращаются к протекционизму.

В июле идею глобального минимального налога на прибыль будут обсуждать на встрече министров финансов G20 (куда входят Россия, Китай и Бразилия), а затем и на уровне Организации экономического сотрудничества и развития (туда входят полторы сотни стран). Плюс собственные законы должна принять каждая отдельная страна. Эпопея по внедрению глобального налога может растянуться минимум на 2 - 3 года, если не на десятилетие. Даже двум странам сложно договориться о единой налоговой политике. Когда за столом переговоров сидят две сотни стран – это практически невозможно. И сопротивление будет большим, предсказывают эксперты.

«НАЗРЕВАЕТ БОЛЬШОЙ ПЕРЕДЕЛ»

- Вряд ли нововведение так легко «прокатит». Конечно, рычагов административного воздействия у дяди Сэма хватает. Но для многих стран такого рода нововведения будут страшным ударом, - говорит Евгений Коган.

По его мнению, в мире назревает большой передел. Поэтому страны, получающие прибыль от нынешнего положения вещей, будут активно сопротивляться. Причем вполне легальными методами.

- Единая налоговая ставка – это ведь не единственный элемент налогообложения. Да, можно для всех стран установить 15%. Это легко. Но любая страна может спокойно предоставлять льготы или бюджетные субсидии. Платишь по единой ставке, а потом тебе возвращают часть суммы, - объясняет Аркадий Брызгалин.

Правда, в этом случае США и Евросоюз могут расчехлить свой любимый инструмент давления – торговые санкции. Например, придумать повод и создать такие условия, чтобы другим странам было выгоднее отказаться от своей налоговой политики, чем сопротивляться давлению извне.

- Множество интересных вопросов. А что будет, если американцам удастся продавить остальных и превратить страны, предоставляющие налоговые убежища, в страны-изгои? Не много ли новых изгоев появится? И все ли это, как зайчики, спокойно проглотят? Не приведет ли это к серьезным геополитическим напряжениям? На кону очень большие деньги, - прогнозирует Евгений Коган.

НАЛОГОВАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ОНА ВНУТРИ, А НЕ СНАРУЖИ

Кстати, развитым странам в этой ситуации грех жаловаться. Они хоть и недополучают какие-то налоги, но получают хоть что-то. В отличие от большинства стран, которые от деятельности транснациональных корпораций на их территории не зарабатывают ни копейки. К примеру, глобальный поисковик находится за рубежом, но получает доходы в каждой стране, где продается контекстная реклама. Эту несправедливость в некоторых странах уже стали исправлять.

- Противоречие, особенно сильно проявившееся в последнее десятилетие на фоне бума глобальных интернет-компаний, состоит в том, что страны, в которых международные корпорации продают свои продукты и зарабатывают миллиарды долларов, пользуясь доступом к местным пользователям, хотели бы тоже получать часть налогов с их прибылей, - говорит Ольга Беленькая.

Прецеденты есть. «Цифровые налоги» ввели в нескольких странах. В основном против тех же Amazon, Google и Facebook. Ставки варьируются от 1,5% в Польше и 2% в Великобритании до 7,5% в Турции. В Австралии эти компании заставили делиться рекламной выручкой с местными медиа.

Россия идет по тому же пути. В частности, как недавно сообщил Forbes, в нашем правительстве обсуждают введение 3-процентного налога (с выручки) на зарубежные поисковые системы, онлайн-площадки и социальные сети. Это может принести в нашу казну несколько десятков миллиардов рублей. Корпорации, конечно, будут сопротивляться и подавать иски. Но им легче будет согласиться на небольшой налог, чем полностью лишиться нашего рынка.

Такая налоговая политика кажется более разумной, чем присоединение к абстрактной глобальной инициативе. И не только потому, что ее можно внедрить за несколько месяцев (в отличие от глобальных переговоров, которые могут растянуться на долгие годы), но и потому, что она принесет реальный доход в наш бюджет. А проблемы Штатов россиян волнуют мало.