Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 января 2022 4:00

«Сложный характер» или особенности развития: Как понять, что ребенку нужна помощь

Обозреватель kp.ru Александр Милкус поговорил с известным детским психиатром Анной Портновой на Радио «Комсомольская правда»

Фото: Shutterstock

Детей с отклонениями в развитии становится все больше. Это не только наша проблема. Так во всех развитых странах. Здравоохранение стало лучше. Выхаживать научились даже 500 граммовых младенцев. Понятно: чем раньше родители и врачу обнаружат проблемы – тем легче с ними справиться, добиться, чтобы юный человек жил полноценной жизнью. И как не довести здорового ребенка до пограничного психиатрического состояния. Об этом в программе «Родительский вопрос» мы говорили с Анной Портновой, доктором медицинских наук, известным детским и подростковым психиатром.

Про расстройства аутистического спектра

- Статистика говорит о том, что сейчас гораздо чаще к нам стали обращаться родители детей с нарушениями развития, с особенностями поведения. Больше стало выявляться детей с аутистическими чертами, с интеллектуальной задержкой, - подтверждает Анна Анатольевна.

- С чем это связано, на ваш взгляд?

- Здесь два вектора. Во-первых, возрастает психогигиеническая грамотность населения, когда не ждут, пока само рассосется, а обращаются к психиатру за консультацией. И во-вторых, в популяции происходит накопление определенных неблагоприятных генов. Это естественный процесс эволюции.

- То есть дальше будет хуже?

- Да, будет все больше выявленных детей с особенностями. Но, с другой стороны, мы, психиатры, тоже наращиваем свои возможности, разрабатываем программы, которые помогают преодолевать сложности развития, адаптировать детей, сделать их полноценными членами общества.

- Когда, в какой момент, на что нужно обратить внимание родителям? На самом же деле далеко не все и сейчас готовы признать, что у ребенка есть проблемы. Говорят: перерастет, это он так балуется, мы сейчас накажет один раз, второй раз, третий раз, а на пятый раз он будет нормальным и здоровым.

- Совершенно верно, это частая ситуация. Еще бывает серьезная проблема, когда один родитель хочет ребенка показать специалисту, а другой категорически против. И тут ребенок оказывается в сложной ситуации. Получит ли он вовремя помощь или нет, зависит от волеизъявления родителей.

Для того, чтобы понять в какой момент нужна помощь, нужно обращать внимание на развитие ребенка, родителям знать нормы психомоторного развития.

- Что должно насторожить?

- Начиная с самого раннего возраста, то есть с годовалого и даже раньше, можно заметить какие-то отклонения в развитии, которые бывают при расстройствах аутистического спектра. Например, ребенок не смотрит в глаза, когда к нему обращается мама или папа, у него нет ответной улыбки, у него нет комплекса оживления, например, когда с ним разговаривают, а младенец ручками, ножками начинает махать, улыбаться, крутиться. Когда в более позднем возрасте (в год-полтора) не отзывается на имя, производит впечатление глухого ребенка. Либо не интересуется окружающим, нет такой пытливости, зацикливается на какой-то однообразной деятельности, на однообразной игре, без переключения внимания.

- Но нужно понимать, что в аутистическом спектре бывают разные степени тяжести. Не обязательно же человек тяжело болеет, это может быть синдром Аспергера или какие-то легкие формы аутизма.

- Потому сейчас и не говорят – аутизм, а стали называть «расстройство аутистического спектра». Стали больше выявлять легких форм, высокофункциональных.

Раньше это списывали на странности характера. Ну, какой-то он чудной, странный, «не от мира сего». Травили в школе, издевались над таким ребенком, крутили у виска.

Сейчас родители приводят такого ребенка, мы его тщательно обследуем, выявляем особенности, даем рекомендации, куда обратиться, как преодолеть сложности.

- Вот пример. В классе была очень хорошо социализированная девочка, у нее не было проблем с другими детьми. Но она «не слышала учителя». Не могла сконцентироваться на уроке. Папа был категорически против того, чтобы показать ребенка психиатру…

- Вы точно заметили: часто именно отцы не признают проблемы. Папе сложно признать, что его ребенок какой-то не такой, якобы «бракованный» получился.

Поэтому педагогу, в классе которого есть такой ребенок, тяжело. И здесь нужно выбрать стратегию сотрудничества, говорить: помогите нам, мы не справляемся. Приглашать родителей на урок, чтобы они видели, как ребенок на фоне других детей выглядит, как он взаимодействует, как он участвует в учебном процессе.

Вы привели пример отцов, а ведь бывает, что обвиняют других родственников, например, маму, что она плохо воспитывает: я на работе все время, а ты избаловала ребенка. И пытаются надавить на ребенка. Это еще больше ухудшает его состояние.

- А какая стратегия правильная? Люди боятся отвести к психиатру, потому что поставят клеймо на всю жизнь – «дурачок». Потом еще и таблетками заглушат.

- Это не мифы, к сожалению, это наши реалии, которые пришли из прошлого века. Почему-то детская психиатрия оказалась наиболее ретроградной, консервативной, совершенно не следящей за современными исследованиями. И детские врачи пытаются лечить аутизм антипсихотиками, основываясь на том древнем постулате, что аутизм это есть начало шизофрении. Это совершенно не так.

Про синдром нарушения внимания

- А насколько больше стало детей синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ)? Учителя жалуются, что таких ребят существенно больше, чем, тех, кто страдает расстройством аутистического спектра.

- По статистике в США таких детей от 7 до 10 процентов. У нас по официальной статистике таких меньше.

- Наверное, потому что выявляются реже…

- Конечно. Не потому, что у нас более здоровое население. И это как раз те дети, которые педагогам доставляют больше всего проблем.

Здесь опыт и профессионализм педагогов помогает преодолеть проблемы. Я родителям говорю, если ребенка с СДВГ посадили на заднюю парту, это значит, что педагог расписался в своем непрофессионализме. Потому что у этого ребенка дефицит внимания, и задача педагога – удерживать внимание ребенка, а не избавиться от него, чтобы он не мешал. Посадить его на первую парту, за свой стол и постоянно его стимулировать.

- Недавно была история, когда опытная учительница, такого ребенка ставила в угол и, чтобы он не отвлекал разговорами класс, заклеивала рот скотчем.

- Я бы это рассматривала все-таки с юридической точки зрения, как применение физического насилия.

- А что делать? Ребенок бегает по классу, срывает урок. Остальные дети смеются, тоже балуются.

- Если учитель, действительно хороший, опытный, исчерпал свои резервы, то перед применением физического насилия он должен сказать себе: стоп! И начать привлекать все-таки других специалистов. Во-первых, с помощью администрации школы постараться уговорить родителей отвести ребенка к психиатру и проверить состояние его психического, психологического здоровья и, возможно, получить лекарственные назначения. Если родители отказываются, то есть ребенок не получает профессиональную помощь, по мнению педагогов, то у них один путь – обратиться в органы опеки, для того чтобы эти органы защитили интересы ребенка и принудили родителей обследовать ребенка.

- Зачастую родители считают, что занятий с ребенком школьного психолога достаточно…

- А бывает в некоторых случаях и недостаточно. СДВГ - это клиническое состояние, это заболевание. А школьные психологи не получают клинической подготовки. Их предназначение – сопровождать учебный процесс, как дети овладевают навыками, знаниями, умениями. А работать с детьми с высокой тревожностью, с дефицитом внимания, с низкой самооценкой и так далее – это вопросы ближе к клиническим. Поэтому они часто не справляются.

- Как выбрать психолога?

- Лучше всего, конечно, опираться на рекомендации людей, которым уже помогли. Во-вторых, если вы ищете по объявлению частного психолога, то смотрите на грамотность составления этого объявления, и чтобы там не было слишком широкого спектра проблем, с которыми этот психолог обещает справиться - начиная от депрессии, заканчивая приворотом и т.д.

Как получить консультацию, если живете не в крупном городе

- Анна Анатольевна, насколько, на ваш взгляд, эффективно прибегать к дистанционной работе с врачами?

- Проблема в стране очень серьезная. Не то что психологов нет, и врачей общей практики не хватает. Ребенку, бывает, и зубы негде полечить в регионах под общей анестезией.

Эпидемия ковида показала, что дистанционная работа может быть успешна, и возможность получать квалифицированную помощь получили люди, живущие в отдаленных регионах, где нет хороших специалистов-профессионалов.

- То есть врачи-психиатры могут заниматься с детьми дистанционно?

- Могут заниматься психологи и психотерапевты. Врачи могут заниматься диагностикой в том случае, если ребенок контактный, если подросток, вообще проблем не вижу. Другое дело, что выписать рецепт дистанционно и рекомендовать лечение, конечно, мы не можем.

- Есть огромное количество родителей, которые не имея возможности связаться со специалистом, или просто не желая вести к нему ребенка, начинают заниматься самотерапией.

- Самолечение имеет место тогда, когда есть нехватка специалистов вокруг. И все же мы же не будем сами вырезать себе аппендицит или лечить зубы. Я вас уверяю, что головной мозг, высшая нервная деятельность гораздо более сложный орган, чем аппендикс или зуб с пульпитом. Поэтому родителям прежде всего нужно получить грамотные рекомендации, и тогда они уже смогут правильно помогать своему ребенку, не доводя до жестокого обращения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Не гонитесь за отличными оценками. Школа не для этого!»

Психиатр Анна Портнова на рассказала, как сделать ребенка успешным и счастливым (подробности)