Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Политика7 января 2022 10:12

«Денег нет, детей кормить надо. Мобильная связь отключена»: жительница Казахстана рассказала, что сейчас происходит в стране

С ее слов, все местные напуганы, но им никто ничего не объясняет
Снять деньги в банкоматах невозможно.

Снять деньги в банкоматах невозможно.

Фото: REUTERS

С Наташей Коровиной мы познакомились лет пять назад, когда я расследовала историю гибели туристов на Хамар-Дабане в 1993 году. Шесть студентов из Казахстана под руководством тренера Людмилы Коровиной вышли на знаменитый байкальский хребет, чтобы пройти маршрутом третьей категории сложности. Домой вернулась только одна девушка.

Она расскажет, что в один из дней похода резко испортилась погода. Кому-то из парней стало плохо – кровь из ушей, пена изо рта. Людмила Коровина взялась его спасать. Остальные запаниковали. Валя спустилась вниз, спряталась в ущелье от ветра и таким образом спасла себе жизнь. Мы писали об этом подробно.

Когда мама погибла в горах, Наташе Коровиной было всего 16 лет. Пережитое горе отразилось на ее характере. Она – кремень, ее сложно сломить. Но последние события в родном Казахстане заставили ее голос дрожать.

Наташа живет в Нур-Султане, бывшей Астане. Два дня назад я пыталась дозвониться до нее, чтобы узнать, в порядке ли она. Но звонки не проходили. Написала смс. Ответа не было. И только сегодня ночью Наташа отправила голосовые сообщения. Вот что она рассказала:

«Все началось с мирного митинга в Мангистауской области. Три дня люди стояли, не расходились, ожидая, когда выполнять их требования. Они вели себя мирно, ничего не крушили. Когда правительство пошло им навстречу – снизили цены на газ, приняли решение регулировать цены на социально-значимые продукты и ввести закон о банкротстве физических лиц, митингующие разошлись. Требования были вполне обоснованными и никого не удивляли. После этого в остальных областях Казахстана тоже решили выйти на мирный митинг. Но вместо обычных людей на улицы вышли вооруженные бандиты, владеющие боевыми навыками. Больше всего их было в Алмате. Непонятно, откуда они взялись. Они сразу стали громить магазины, мародерствовать. Им было важно захватить акиматы (мэрии по-вашему), аэропорт Алматы. Они разгромили несколько телекомпаний, но не требовали выхода в эфир. Параллельно с этим в нескольких городах Кызылорде и Усть-Каменогорске начались аналогичные ситуации. Боевики нападали на полицейских, избивали и убивали их.

Еще очень много нападений было на врачей. Скорые ездили по городу, спасали пострадавших. А им не давали этого делать.

Пока работала связь, я звонила знакомым в Алмату. У них голос дрожит. Они в шоке. Кругом горят машины, слышится постоянная стрельба. Плюс светошумовые гранаты, которые использовали полицейские, чтобы разогнать толпу. И это все боевики. Обычные люди сидели дома, напуганные происходящим. Еще и связь отключили. Невозможно ни телевизор посмотреть, ни позвонить кому-то.

У нас, в Нур-Султане, город блокпостами обложен. Возле всех значимых зданий стоят полицейские кордоны.

В Кызылорде был введен красный уровень террористической угрозы.

Мы все напуганы, потому что не можем понять, что происходит. И никто ничего не объясняет. И мы не можем по телефону поговорить друг с другом. Сегодня я собралась пойти по друзьям и коллегам, чтобы поддержать и успокоить. Невыносимо переживать это в одиночку.

Тут еще другая проблема. Полностью отключили оплату картами. А у всех деньги на картах лежат. Снять их в банкоматах невозможно. Налички ни у кого нет, а детей кормить надо. Я нашла дома какую-то мелочь, но ее хватит на две булки хлеба.

После Нового года должны были выдать зарплату, но физически это невозможно. Банковская система не работает.

Пока так живем. Не знаем, что нас ждет».

С утра я вновь пыталась дозвониться до Наташи, но связи с ней нет.