Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+13°
Boom metrics
Политика21 января 2022 4:00

Кто такой Касым-Жомарт Токаев: после распада Союза он уговорил Украину передать России ядерное оружие

kp.ru вспоминает некоторые интересные вехи биографии второго президента Казахстана
Это двойное имя в нынешнем январе выучили все. Во время беспорядков в Алма-Ате и других городах Казахстана, президент Касым-Жомарт Токаев совершил неожиданный шаг, попросив ОДКБ (российский аналог НАТО) прислать войска для наведения порядка.

Это двойное имя в нынешнем январе выучили все. Во время беспорядков в Алма-Ате и других городах Казахстана, президент Касым-Жомарт Токаев совершил неожиданный шаг, попросив ОДКБ (российский аналог НАТО) прислать войска для наведения порядка.

Фото: REUTERS

Это двойное имя в нынешнем январе выучили все. Во время беспорядков в Алма-Ате и других городах Казахстана, президент Касым-Жомарт Токаев совершил неожиданный шаг, попросив ОДКБ (российский аналог НАТО) прислать войска для наведения порядка. И центральноазиатский «майдан» закончился так же быстро, как начался. Наверное, где-то в Ростове бывший украинский лидер Виктор Янукович схватился за голову: «А что, так можно было?» Оказывается, да. Так кто же такой Касым-Жомарт Токаев, не побоявшийся сломать 30-летнюю линию постсоветских элит: «Бежать куда угодно, хоть к Западу, хоть к исламистам — только бы не к России»?

СЫН ОСВОБОДИТЕЛЯ КИЕВА

Подобно другим постсоветским лидерам, Касым-Жомарт относился к сливкам советской элиты. Его отец, Кемель Токаев, героически воевал в Великую Отечественную, вместе со своей ротой автоматчиков освобождал Киев. Вернувшись домой, стал писателем и, буквально, отцом казахского детективного романа — прославлял подвиги советских чекистов в борьбе с врагами социалистической родины. Затем, при Брежневе, Токаев-старший работал главным редактором газеты Верховного совета Казахской ССР. По неформальной советской табели о рангах, такая должность приравнивалась к посту республиканского министра. А вот другой член семьи Токаевых (дядя по отцу, которого тоже звали Касым) с войны не вернулся — как в стихотворении Твардовского, убит подо Ржевом…

В общем, неудивительно, что карьера Токаева-младшего с самого начала складывалась хорошо. В 1970-м он поступил в знаменитый МГИМО на востоковедение. Впрочем, чтобы выбиться в люди, одного правильного происхождения мало. Молодой Касым усердно учил китайский язык и уже на пятом курсе отправился в полугодовую командировку в Поднебесную. Как вы понимаете, в 1975 году такое было возможно только для «отличников учебной и политической подготовки» после тщательной проверки по линии КГБ. Нельзя исключать, что и тогда, и позже Токаев выполнял в КНР некие задания «конторы» — вокруг Китая в середине семидесятых интриговали американцы, пытаясь расколоть социалистический блок.

Позже его учитель китайского из Пекинского университета, по имени Лю Шицинь, назовёт Токаева одним из своих лучших студентов. «Эрудированный и тактичный. Ему нравилось читать газеты (те самые, с иероглифами — ред.) и открыто выражать личное мнение», — вспоминает педагог. В последующие 15 лет молодой человек прошёл почти все ступени дипломатической иерархии, к 1991 году поднявшись до первого секретаря посольства СССР в Китае.

А потом страна развалилась. Правительства в юных демократиях создавались с нуля, особенно МИД, которого в Казахстане при СССР просто не было. Тут-то пришлись ко двору дипломатическая выучка и знания Токаева (помимо китайского, он владеет английским, французским, русским, казахским — в сумме пятью языками). Хотя, вероятно, и происхождение тоже помогло. Ведь и отец-основатель независимого Казахстана, первый президент Нурсултан Назарбаев, и Токаев происходили из одной группы кланов под названием Старший Жуз — на Востоке подобные узы бывают лучшим социальным лифтом.

Когда в марте 1992 года Елбасы (официальный титул Назарбаева, означающий: «лидер нации») искал надёжного дипломата для важнейших «ядерных переговоров» в Москве — то вы уже поняли, на кого пал выбор.

Фото: Павел Александров/ТАСС

Фото: Павел Александров/ТАСС

ЧТО ТАКОЕ «КОЗЫРЕВЩИНА»

Если Советский Союз чем и мог гордиться — своей оборонкой. Возможно, именно наше ядерное оружие не позволило зарубежным партнёрам окончательно «решить русский вопрос» в девяностые годы. Так вот, на момент развала СССР, самые опасные в мире бомбы дислоцировались в военных частях сразу в четырёх республиках: Украине, Белоруссии, Казахстане и, понятно, России. По идее, советское имущество должно было достаться всем его странам-наследницам. Именно так, например, разделили между Украиной и Россией корабли бывшего Черноморского флота СССР.

Киевские националисты были не прочь провернуть такую схему и с «А-бомбами». Они уже тогда понимали, что множество граждан незалежной не горит желаниям жить в одном государстве с фанатами Бандеры (Крым, на минутку, первый раз попытался уйти в Россию через референдум ещё в 1991 году) — а ядерное оружие могло бы стать хорошей дубиной против всех несогласных как внутри, так и за пределами Украины.

Что же, через пару месяцев после официального развала СССР, между бывшими республиками начались переговоры по щекотливому ядерному вопросу. Как мы уже писали, проходили таковые в Москве. Казалось бы, и «поле наше», и младшие братья по-прежнему смотрят на Кремль с боязнью: ну вдруг тамошние хозяева протрезвеют, вспомнят о национальных интересах — и двинут войска (хотя бы на Керчь и Севастополь)? Однако новосозданный российский МИД в демократическом угаре готов был сдавать всё и вся.

Интереснейшие воспоминания об этом Токаев оставил в мемуарах под названием «Преодоление».

«В российском МИДе в то время царила неразбериха, — пишет будущий президент. — Андрей Козырев [глава ведомства при Ельцине] приводил на освободившиеся места своих людей, которым доверял».

Одним из таких новых лиц, вспоминает Токаев, — целым замом главы МИДа — стал известный деятель перестройки Фёдор Шелов-Коведяев. Кандидат наук, без шуток выдающийся учёный-античник, в вопросах ядерного разоружения тот не понимал ничего… И курировал их на тех самых переговорах. «Помимо дипломатических обязанностей, он возглавлял кадровую комиссию, которая проверяла сотрудников на предмет лояльности идеалам демократии», — пишет Токаев.

«Идеалы демократии» тогда были простые: наша страна — помойка, нужно как можно скорее интегрироваться в мировое сообщество, отдав всё ценное транснациональным организациям и корпорациям.

УЧЕБНИК ПО ДИПЛОМАТИИ

Формально Шелов-Коведяев был председателем тех ядерных переговоров, но… «он утратил контроль над дискуссией. Первая встреча постсоветских дипломатов могла окончиться ничем, что было чревато серьезными последствиями», — вспоминает Касым-Жомарт.

Такая критика в адрес российского коллеги может показаться мелким сведением счетов в мемуарах Токаева… Но открываем другой источник — авторитетный журнал «Международная жизнь». Его учредитель — МИД РФ, то есть это почти официальная позиция ведомства на Смоленке. Конечно, не того, козыревского, а нынешнего. И читаем, как тот же Шелов-Коведяев вёл похожие переговоры с Латвией — местные националисты, как и в других республиках, захватывали общесоюзное имущество: дома отдыха, санатории в Юрмале…

«Шелов-Коведяев говорит латышам: «Все, что вы захватили, — ваше. Вы только верните Дом отдыха, который принадлежит Гостелерадио. Это нам поможет развернуть кампанию против красно-коричневых» (как тогда называли патриотов), — приводятся воспоминания современников в журнале «Международная жизнь». Радостные латыши согласись, подписали документы. Но даже «Дом Гостелерадио» Москве не вернули…

В общем, поняв, что такой «дипломат-демократ» может довести переговоры до ядерного распада, Токаев — на собственный риск — взял инициативу в свои руки. И в перерыве, когда все отобедали и пришли в благодушие, предложил простой вариант: единственным ядерным государством СНГ становится Россия, все «А-бомбы» передаются ей. Именно этот тезис и вошёл в итоговые документы и вскоре воплотился в жизнь.

Разумеется, благодарить за это надо не только Касыма-Жомарта. Президентом США тогда был Джордж Буш-старший — хоть и «ястреб», но прагматик, понимавший, что лучше протянуть истерзанной Москве руку помощи, чем пытаться добивать c непредсказуемым результатом. А уж перспектива попадания самого мощного оружия на земле в руки сомнительных «молодых демократий» с их местечковым национализмом — страшила Вашингтон куда больше «русского медведя». Поэтому тот негласно, но усиленно давил на Киев, Минск и Алма-Ату: мол, грузите апельсины бочками, все эти плутониевые «игрушки» — не для вас. Так что, возможно, Токаев был выбран для такой миссии как компромиссный вариант. Если какой-нибудь «москаль» попросит поделиться ядерными бомбами — украинцы заартачатся. А вот если казах — как-то и возражать неудобно… Тот свой опыт Токаев обобщил опыт в собственноручно написанном учебнике для молодых казахстанских дипломатов. Понятно, на русском языке — несмотря на весь националистический угар в Алма-Ате и Астане в последние годы, большинство образованных казахов до сих пор говорят, а некоторые — даже думают на русском. И видят: не мифический «Великий Туран» или «Либеральный Запад», а именно новая, воспрянувшая Россия помогла им справиться с кризисом.