Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество18 марта 2022 7:40

"Девочка на шаре" "в заложниках" у европейцев: Вернутся ли легендарные шедевры живописи из Франции назад в Россию

Все самое важное, что нужно знать о зависшей во Франции коллекции Морозовых
Президент Франции Эмманюэль Макрон и глава группы компаний (LVMH) Бернар Арно (справа) на открытии выставки "Коллекция Морозовых. Шедевры мирового искусства" в музее фонда Louis Vuitton

Президент Франции Эмманюэль Макрон и глава группы компаний (LVMH) Бернар Арно (справа) на открытии выставки "Коллекция Морозовых. Шедевры мирового искусства" в музее фонда Louis Vuitton

Фото: ТАСС

Французские СМИ и наши телеграм-каналы верещат, что "Девочку на шаре" мы теперь не скоро увидим. Наши "эффективные менеджеры" в лице Зельфиры Трегуловой, Михаила Пиотровского и Марины Лошак прошляпили коллекцию Морозовых, которая выставлялась во французском фонде Виттона в тот самый момент, когда началась спецоперация на Украине.

Нечто подобное уже происходило со скифским золотом из Крымских музеев. Когда в 2014 году Крым вошел в состав России, золотишко гастролировало по Нидерландам. Пользуясь моментом, иностранные музейщики решили нам его не возвращать.

Теперь - те же грабли, но с французами.

"О-ля-ля, - радуются которую неделю французские газеты, - мы взяли шедевры в заложники и ничего не отдадим. Дуля вам, русские, а не "портрет Жанны Самари" Ренуара, дуля, а не "Девочка на шаре". Украсть у русских - не воровство. Зачем варварам (то есть нам) высокое искусство?"

«Девочка на шаре» Пабло Пикассо - жемчужина коллекции ГМИИ, похоже, укатилась далеко и надолго

«Девочка на шаре» Пабло Пикассо - жемчужина коллекции ГМИИ, похоже, укатилась далеко и надолго

Фото: wikimedia.org

Как все начиналось

Телеграмщики на чем свет бранят трех наших директоров, которые прошлой осенью "собрали все самое лучшее, что у нас было, и вывезли фонду Луи Виттона".

Обычно вывоз такого рода достояний сопровождается еще и культурным обменом: если мы вывозим из страны что-то ценное, то, господа иностранцы, пользуясь случаем, привезите нам взамен тоже что-нибудь особо привлекательное. Баш на баш. Захочется вам, французы, взять в заложники нашу "Девочку на шаре", мы взамен зажилим вашу "Олимпию".

А здесь - надо же так удачно совпало - мы не взяли ничегошеньки. Все во имя культурной дружбы и сотрудничества, так сказать.

- Самое главное — это одна из самых успешных выставок во Франции. За последнее время, ее посмотрело больше миллиона человек! - радуется директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и ни в какую не верит в подлость французов.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский уверен, что "Женщина, держащая плод" работы Поля Гогена еще вернется в Эрмитаж

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский уверен, что "Женщина, держащая плод" работы Поля Гогена еще вернется в Эрмитаж

Про самую популярную выставку Пиотровский, конечно, прав: с осени "Коллекцию Морозовых" посетило более миллиона человек, что запредельно для Франции.

И тем не менее 22 февраля, когда выставка должна была, наконец, закрыться и вернуться к нам (аналогичный показ был запланирован в Пушкинском на май), ничего такого не произошло: Фонд Виттона на радостях продлил ее до 3 апреля, а сайт Marianne.net вскоре поспешил уведомить ликующих читателей, что картины из коллекции Морозовых должны остаться в Париже «на время русско-украинского конфликта и служить косвенной гарантией защиты французов, проживающих в России».

Реакция наших: пьем магний и верим в бумажку

И ежу понятно, что русская коллекция французских импрессионистов и постимпрессионистов давно не давала французам покоя. Дело в том, что все лучшее собрано у нас, а не у них. В начале двадцатого века, когда свои плевали на Ренуаров и Матиссов с вершины Нотр-Дама, русские купцы покупали и собирали коллекцию. (Михаил Морозов, к слову, первым разглядел и приобрел полотна Ван Гога). Потом французы спохватились, конечно, но было уже поздно. Все лучшее осело у нас.

Так что сейчас случай поживиться представился преудобный.

Однако директор ГМИИ Марина Лошак, из чьей вотчины надергали больше всего, видимо, пьет магний и сохраняет олимпийское спокойствие. Марина Девовна вцепилась в волшебную бумажку, с которой ей ничего не страшно. Бумажка подписана аж самим министром культуры Франции и в ней значится, что до 15 мая с шедеврами ничего не будет, потому что их освобождают от ареста. Лошак бумажке сильно верит.

К сожалению, журналистам такого магния не подвезли. А после того как у нас безнаказанно украли 300 миллиардов долларов, вообще становишься скептиком.

Поводов беспокоиться за актрису Жанну Самари работы Ренуара нет, - считает директор ГМИИ Марина Лошак

Поводов беспокоиться за актрису Жанну Самари работы Ренуара нет, - считает директор ГМИИ Марина Лошак

Ну ладно Марина Девовна, она женщина, ей простительно. А вот директор Эрмитажа тоже почему-то верит в договоренности.

- Разговоры о том, что картины задержат — типичная провокация, - машет рукой Михаил Пиотровский. - Аресты исключены, потому что существуют государственные гарантии французского правительства. Существование таких гарантий — одно из важнейших достижений нашей культуры, культурной жизни Европы и мира за последнее время...

Пока на месте "Моста Ватерлоо" Клода Моне в Эрмитаже красуется пустое место

Пока на месте "Моста Ватерлоо" Клода Моне в Эрмитаже красуется пустое место

Благодаря Путину, фонд Виттона стал самым популярным музеем Франции

Пока официального подтверждения экспроприации коллекции нет. Даже наоборот. Директор Фонда Бернар Арно божится, что все вернет на место, как только откроют небо.

Пикантность ситуации в том, что Арно слишком многим обязан нашей стране. Дело в том, что только благодаря России молодой музей Фонда Виттона стал едва ли не популярнее Лувра. На второй год после основания музея, здесь показали привезенную из России коллекцию Сергея Щукина, шедевры Гогена и Пикассо (эту выставку мы могли видеть в 2019 в "Пушкинском").

Выставка побила все возможные рекорды и сделала имя молодому учреждению: как писали газеты, за короткое время его посетило больше людей, чем что-либо во Франции за последние полвека. (Больше народу было разве что в 1967 году, когда в Париж прибыли сокровища короля Тута).

Тогда, в 2016 году директор музея Бернар Арно и его советник Жан-Поль Кавери лично прибыли в Москву, чтобы поблагодарить нашего президента и заодно просить его о новом великом одолжении. На сей раз речь шла о коллекции Морозовых, которая никогда прежде не покидала пределы России.

А вот и коллекционер Иван Морозов. Замечательный портрет работы Валентина Серова был позаимствован французами из Третьяковки

А вот и коллекционер Иван Морозов. Замечательный портрет работы Валентина Серова был позаимствован французами из Третьяковки

Так что зажать работы и злом отплатить за предобрейшее было бы просто свинством в квадрате. К счастью, это понимают и галлы. Поэтому, как говорит советник директора музея Жан-Поль Клавери, идея прибрать к французским рукам шедевры - сама по себе “абсурдна” и не более чем журналисткий хайп.

Интересно, что даже те французские спецы, кто не был замечен в особых симпатиях к России тоже вздыхают как кум Тыква, мол, увы и ах, ничего забрать не можем.

- Согласно закону, действующему с 10 августа 1994 года, мы не можем конфисковать произведения искусства, находящиеся в ведении иностранных государственных учреждений», — поясняет "Фигаро" юрист Оливье де Бэк.

Коллекцию охраняет еще и дополнительные договоренности на высшем уровне. В феврале прошлого года министрами культуры и иностранных дел был подписан особый приказ, освобождающий от ареста. Когда выставку продлили, приказ тоже продлили, правда, не до 15 мая, как говорит Лошак, а до 6 апреля включительно.

А вот что будет потом - Оливье не дает ответа. Да и вопрос с частниками остается открытым.

Что происходит с частниками

Если у государственных музеев есть хоть какие-то гарантии, то у частников их нет совсем. А ведь и они поделились с французами сокровенным.

Нам удалось дозвониться до музея искусства авангарда "Магма", принадлежащего предпринимателю Моше Кантору. Там сотрудники все на нервах, что слышно по дискурсу.

"Не ответим". "Не скажем", "Какую картину выставляем - не подскажем", - недобро ответила директор Наталья Захарова, а потом еще в придачу отчитала журналиста за назойливость.

В принципе, женщину можно понять. Во Франции у них "завис" портрет Тимофея Морозова работы Валентина Серова.

А вот и еще один представитель рода Морозовых, Тимофей Саввич Морозов. Портрет работы Валентина Серова экспонировался в частном музее "Магма"

А вот и еще один представитель рода Морозовых, Тимофей Саввич Морозов. Портрет работы Валентина Серова экспонировался в частном музее "Магма"

Еще хуже дела обстоят у Петра Авена, у которого французы взяли автопортрет Петра Кончаловского. Мало того что активы Авена заморожены с 28 февраля, так и гарантий относительно возврата шедевра у него вообще никаких.

Впрочем, сейчас в одинаковом положении все. Ведь даже государственным учреждениям не представляется возможным вывезти коллекцию из Франции.

Как вывозить картины

Поскольку воздушные пути в Россию закрыты, то есть три варианта возвращения.

Первый: сухопутно, на грузовиках, по Польше, странам Балтии или Беларуси. Однако эти страны вовлечены в конфликт, поэтому транспортировка повлечет не только дополнительные расходы, но и дополнительные опасности.

Второй вариант, тоже дорогой - это морской путь.

Третий - отправить полотна на выставку в филиал Лувра в Абу-Даби, а уже оттуда транспортировать в Россию.

Как пишет Marianne, директор фонда Виттона действительно изо всех сил пытался вернуть нам коллекцию. Арно даже звонил президенту Эммануэлю Макрону. Однако результат был нулевым. Ни первый, ни второй, ни третий пути возвращения не приняли, а вместо этого Макрон решил оставить коллекцию во Франции до лучших времен.

Удобно, черт возьми!

Нам тоже есть что попридержать

Тут, конечно, стоило бы сказать пару слов в защиту директоров музеев. Все-таки, как бы не хотелось их поругать, а вовсе не они сломя голову вывозили коллекцию Морозовых на первом самолете до Парижа. Даже в министерстве культуры намекнули, мол, договаривались о выставке на самом высоком уровне, поэтому не нам все это и разруливать. Да и неправы голосившие, будто коллекцию выдали просто так, за красивые глазки. Во-первых, не просто так. Кое-какие работы, находящиеся в плохом состоянии, французы обещали нам отреставрировать. (Так, например, в свое время французы серьезно вложились в реставрацию гостившей у них коллекции Щукина).

Во-вторых, очевидно, что господин Арно, это не хищный гоминид с горы, а человек, лично договаривавшийся с Владимиром Путиным и пообещавший защиту коллекции на самом высоком уровне. Свои обязательства человек пытается выполнять, претензий к нему нет.

В-третьих, наши как-то подозрительно уверены, что все вернут. На днях это еще раз озвучил посол России в Париже Алексей Мешков. С его точки зрения шедевры стопроцентно вернут, вопрос только в транспортировке.

- Я уверен, что мы найдем совместно наиболее безопасный с точки зрения поставки коллекции путь", — сказал Мешков на пресс-конференции, состоявшейся в Париже 15 февраля.

Существует и еще одно обстоятельство, о котором у нас почти не говорят, но много вещают за рубежом. России тоже есть, что попридержать. Слава Богу, у нас, гостят несколько работ из Лувра, которые Франция уже запросила обратно, но, естественно, пока не получила .

Накануне должна была открыться выставка про дуэли в Музеях Московского Кремля, в которую, кроме Лувра, вложились Прадо, британская Королевская коллекция и другие европейские музеи. На этой неделе выставка не откроется, но и мы возвращать экспонаты не торопимся.

Директор ГМИИ Ирина Антонова верила, что созерцание Матисса способствует улучшению текущей ситуации. Пока французы смотрят на "Вид из окна", мы тоже можем посетить музей. Кое-что из Матисса там все-таки осталось

Директор ГМИИ Ирина Антонова верила, что созерцание Матисса способствует улучшению текущей ситуации. Пока французы смотрят на "Вид из окна", мы тоже можем посетить музей. Кое-что из Матисса там все-таки осталось

И все-таки, как ни крути, вот этих всех разглагольствований можно было избежать, прояви музейщики хоть каплю бдительности. Тут уж дураку понятно, что вывозить полотно нужно было еще 24 февраля, пока небо не закрыли.

И не захочешь, а вспомнишь прежнего директора ГМИИ Ирину Антонову. Уж кто-кто, а "железная леди" Пушкинского музея не сидела бы и не хлопала ушами, утешаясь бумажками и подписями.

"Позвонила бы директору фонда Виттона и сказала: "Упакуйте работы — грузовики ждут у входа. А если этот вариант неудобен, то военный самолёт уже вылетает», - справедливо замечает Ксения Коробейникова, админ телеграмм-канала "ку-ку".

Кстати, покойная Ирина Антонова говорила, что когда сильно плохо, надо смотреть искусство, особенно импрессионистов и в частности Анри Матисса, он особенно улучшает ситуацию.

Так что есть шанс, что созерцание импрессионистов, подотпустит французских журналистов, и они хотя бы перестанут писать неподтвержденную ерунду, выдавая желаемое за действительное.

А вот как оно будет на самом деле - увы, теперь уже никому не ведомо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Взять в заложники "Коллекцию Морозовых" у Запада не получится

Тотальные санкции против нашей страны могут надолго задержать шедевры, вывезенные из России (подробнее)

Картины из коллекции Морозовых могут "застрять" в Париже

Выставка должна закрыться 3 апреля (подробнее)