Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Звезды23 мая 2022 16:13

Картину "Иван Грозный и сын его Иван" вывесили в Третьяковке только на два часа

Возвращенное к жизни полотно не спешат предъявлять публике

Фото: Иван МАКЕЕВ

Говорят, обещанного три года ждут. В случае "Третьяковки" прошло четыре. Картину "Иван Грозный и сын его Иван" обещали отреставрировать за год. Потом перестали что-либо обещать.

23 мая 2022 года полотно торжественно представили журналистам, выбрав для показа микс-дату. 22 мая - день рождения галереи, а 25 мая - годовщина того ужасного события, когда подвыпивший дяденька с говорящей фамилией Подпорин схватил подпорку и, помогая Ивану Грозному, нанес три удара по несчастному царевичу Ивану. Вандал отсидел два с половиной года и уже вышел на свободу. Картину пришлось приводить в чувство гораздо дольше.

- У меня екнуло сердце, - призналась Зельфира Трегулова, когда в присутствии камер и журналистов с полотна сняли защитную ткань.

Но ладно Зельфира, она это полотно видела часто. А каково было собравшимся журналистам!

Такой картину видел разве что сам Павел Третьяков, когда купил ее еще в 19 веке. Никаких потемнений, никаких никотиновых напластований лака. Краски заиграли. Теперь на полотне стало можно разглядеть и великолепные синие штаны царевича Ивана, и ярчайший красный бархатный ковер, и даже цвет глаз царевича Ивана. (Они не черные, как казалось раньше, а голубые).

Заодно открылся задний фон: печь с изразцами и пара царских сундуков, на один из которых накинута шуба.

- Боже мой! Эта картина живая! - по слухам, такими словами встретила отреставрированное полотно одна из сотрудниц галереи.

Проблема работы Репина, которую Зельфира Трегулова назвала главным шедевром русской и мировой живописи, заключалась не только в трех дырах, образовавшихся от ударов вандала. Долгие годы картина считалась тяжелобольной и осыпалась от каждого чиха и пука. На плачевном состоянии сказались и первое покушение, случившееся в 1913 году, и осень 1922 года, когда неотапливаемые залы Третьяковской галереи так отсырели, что хранители собирали влагу со стен тряпками.

На многочисленных консилиумах реставраторы с горечью констатировали: их задача состоит в том, чтобы "поддержать" состояние больного до наступления будущего, когда найдут способ вылечить "Ивана Грозного".

Мы очень любим ругать Зельфиру Исмаиловну, но тут приходится констатировать: будущее наступило именно при ней.

На полную реставрацию картины ушло долгих четыре года.

На полную реставрацию картины ушло долгих четыре года.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Не берусь судить, но вполне возможно, что при любом другом директоре состояние тяжелобольного длилось бы до морковкиных заговей. Картину "починили" бы дешево и сердито: заштопали холст, поставили сверху утюг, восстановили красочный слой. Тысяч в пятьсот рублей запросто бы уложились. (В принципе, такую сумму и озвучивали поначалу ошарашенные эксперты, когда мы обзванивали их по горячим следам. Еще и радовались, что, мол, "повезло": Репин-то работал на толстых холстах, так что зашить - вообще не проблема). Благодаря инициативной Зельфире Исмаиловне, были найдены совсем другие средства и подключены совсем другие возможности.

- А где тут порезали-то? - удивлялись журналисты и сколько ни разували глаза - не видели никаких следов и шрамов.

- Мы знаем, где, а вам - необязательно, - улыбалась реставратор Александра Орловская.

В какую копеечку влетела реставрация, оплаченная "Сбербанком", журналистам так и не сказали, сославшись на тайну. Но пару лет назад конференций озвучивались суммы в несколько десятков миллионов рублей.

В эту сумму вошло и создание специальной комнаты с черными стенами, и услуги западных экспертов, и покупка супер-пуппер оборудования, главное из которых - расчудесный вакуумный стол.

Такой картину видел разве что сам Павел Третьяков, когда купил ее еще в 19 веке.

Такой картину видел разве что сам Павел Третьяков, когда купил ее еще в 19 веке.

Фото: Иван МАКЕЕВ

В ходе пресс-конференции на экранах показывали занимательное видео работы реставраторов. В частности, как мужчина распластался на неком подобии гладильной доски, установленной поверх картины и точечно наносит краску на поврежденные участки полотна.

- Больше всего эта полотно напоминала слоеный пирог, - говорит главный хранитель галереи Татьяна Городкова - слой того-другого-третьего...

Главный хранитель Третьяковской галереи Татьяна Городкова.

Главный хранитель Третьяковской галереи Татьяна Городкова.

Фото: Иван МАКЕЕВ

После первого покушения "Ивана Грозного" залили с обратной стороны осетровым клеем и наклеили на новый холст. А уже сверху заполировали толстым-толстым слоем лака.

Два разных по структуре холста не подружились между собой, создавали напряжение красочного слоя и способствовали дальнейшему осыпанию краски.

В ходе нынешнего лечения задний слой пришлось снять, а заодно - отпескоструить картину от ошметков клея.

Да-да, наше ноу-хау - это применить методы метростороевцев. (В последнее время глагол "отпескоструить" часто звучит по отношнию к станциям метро. Мол, отреставрировали, да еще и цоколь отпескоструили). Реставраторы деликатнейшим образом "отпескоструили" заднюю часть картины. Как признаются, основная задача состояла в том, чтобы найти оптимальный угол, позволяющий срезать всякую гадость и не повредить нужное.

Потом - картину наклеили на новый холст. Эта работа заняла всего десять минут, но потребовала ювелирной точности мастеров.

Большой умница и талант, руководитель реставрационной группы Андрей Голубейко оказался чрезвычайно скромным человеком. Сколько ни пытались журналисты раскрутить дяденьку на то, чтобы он назвал проделанную работу "сенсацией", "беспрецедентным случаем", "чудом" и "космосом", он бубнил свое, предпочитая слово "труд":

"Это не космос, а кропотливый четырехлетний труд большого количества реставраторов". "Нет, это не чудо, а работа"...

Акценты правильно расставила хранитель галереи Татьяна Городкова:

- Давайте без ложной скромности. Картина вылечена. Третьяковская галерея совершила то, о чем мечтали поколения реставраторов!

При реставрации использовались сложные современные технологии.

При реставрации использовались сложные современные технологии.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Если вы уже побежали в галерею - не будем вас останавливать. Но имейте в виду: полотно провисело на видном месте ровно два часа. После пресс-показа его бережно сняли и отнесли в депозитарий.

По словам Зельфиры Трегуловой, картину вывесят только тогда, когда создадут защитную капсулу из стекла наподобие того, какое защищает "Венеру" Ботичелли. Однако создание капсулы осложняется из-за текущей ситуации. Работу могут сделать только в Италии и Японии, так что нам приходится рассчитывать на импортозамещение.

По словам Зельфиры Трегуловой, теперь картину вновь вывесят только тогда, когда создадут защитную капсулу.

По словам Зельфиры Трегуловой, теперь картину вновь вывесят только тогда, когда создадут защитную капсулу.

Фото: Иван МАКЕЕВ

На уточняющий вопрос журналистов, когда все-таки полотно представят публике, Трегулова ответила в духе лака, покрывавшего "Грозного", то есть, мутно:

- У нас готов проект техзадания и параллельно будем искать возможности финансирования антибликового, антивандального стекла. Когда появится капсула - это вопрос со множеством неизвестных.