Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+25°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 июня 2022 4:00

Владимир Левкин, экс-солист «На-На»: «Я сказал со сцены, что мне 33, а Алибасов наорал: «Ты что, я же вас за мальчиков держу!»

6 июня певцу исполнилось 55 лет, а его первому продюсеру Бари Алибасову – 75
Владимир Левкин.

Владимир Левкин.

Фото: Руслан ВОРОНОЙ, Экспресс газета

Нет моей ровесницы, которой не приходилось бы слышать песни группы «На-На». Кто-то злился на упавшие на пол шляпы, кто-то с радостью танцевал на дискотеке. Но это уже история рождения шоу-бизнеса в России. Противоречивая, боевая и задорная. Сегодня Владимир Левкин, один из «нанайских мальчиков», стал серьезным, растит дочерей. Ранее он перенес тяжелую болезнь, но выкарабкался. Его приглашают в телешоу, он охотно смеется во время интервью и с удовольствием выступал в программе «Точь-в-точь».

- Владимир, ваши дни рождения с Бари Алибасовым совпадают. Как отмечался праздник? Вместе, порознь?

- Первые два года я сперва праздновал с родителями, а потом приезжал. Это было мероприятие Бари Каримовича, и люди, приходя, говорили в его честь тосты. А Бари Каримович подходил, на ухо что-то шептал, и они человек добавлял: «Да, и Володя, конечно, тебя тоже». Это было особенно весело, когда Бари Каримович делил подарки. Он доставал что-то из кучи и так удивленно: «Че это? Финтифлюшка какая-то, не пойму. На тебе». А потом: «Ой, какой хороший парфюм! Это мне! Ой, еще один парфюм, это тоже мне». Я даже один год специально праздновал свой день рождения седьмого. Ну и естественно, очень часто шестого были концерты, очень часто мне хотелось всем сказать, сколько мне лет. Помню, в Питере я сказал, что мне 33 года, на что Бари орал: «Я тут вас за мальчиков держу, а ты!..» Но для человека это важный этап в жизни, поймите. Возраст Христа для любого важен.

- Вы встречаетесь иногда с Алибасовым?

- На днях я его видел, снимали передачу «Пусть говорят»… Ну, это Алибасов. По-другому я не могу объяснить. Я вообще очень хорошо к нему отношусь, он много чего мне дал в жизни. Много чему научил. Например, неординарному взгляду на вещи. Не знаю относительно других пацанов, но я все время у него учился. Я смотрел, как он ведет себя на репетиции, как что-то сочиняет. Что делает, чтобы донести до нас свою задумку. Хорошего руководителя это всегда отличает.

ПОТСДАМ И БАЯН

- Вы провели часть детства несколько лет в Потсдаме в семье военного. С шести лет пошли учиться играть на баяне. Психологи считают, что до шести лет очень многое в характере сформировалось. Вы можете сказать, что сформировалось в вашем характере до возвращения в СССР?

- Потсдам наша семья покинула когда, я уже в третьем классе учился. А с шести лет, действительно, мы приехали в Потсдам, и я там пошел в музыкальную школу.

- Как-то странно – Потсдам с таким инструментом, как баян, в моей голове не очень сочетаются.

- Да там баян был единственной возможностью куда-то сходить. Тут историю семьи нужно знать: у мамы 9 сестер было и бабуля. Они все всегда пели, а я им помогал. Пел «День Победы», например, в три годика. Понимаете, я благодарен родителям за то, что они мне давали возможность развиваться так, как мне хочется. Может, мягко меня и направляли, но по большому счету… Вот, хотелось баяна – занимайся. Потом, когда в Россию вернулись, хотелось гитары, потому что все играли на гитарах. Пожалуйста, отец купил гитару за 40 рублей. Это было не пол его зарплаты, чуть меньше, но это реально были очень большие деньги. Бабуля мне очень много времени посвящала, когда я был маленьким. Что мне заложили, так это нормальное отношение к людям и уважение к себе, своему собственному труду и труду других людей, как умственному, так и физическому. Такие вещи я передаю своим детям. Во многом это были идеалы, раскрашенные под коммунистические, но бабуля меня при этом тайно окрестила. Мама рассказывала, как мы приехали в деревню, бабуля маму с отцом услала куда-то. Они возвращаются, а в избе ладаном пахнет. Мне мама ничего не сказала, только потом, перед смертью.

ПИОНЕРСКОЕ «РТУТНОЕ ОЗЕРО»

- У вас в раннем возрасте была группа «Ртутное озеро».

- Ой, была! Хотя мы все были пионеры, члены штаба имени Данко Черемушкинского района.

- Какую же музыку вы играли?

- Самый тяжелый металл на тот момент. Какие-то мои песни, какие-то не мои. Общепризнанную классику рок-н-ролла. Тексты были антивоенные, антифашистские. Одну даже хочется записать, но это в следующем сольном альбоме. У меня в работе сейчас альбом для Маруси, ей скоро исполняется 17, и альбом для Ники (Марусе и Ника - дочери Владимира. - Авт.). Нике в этом году десять лет, и она уже переросла детский репертуар, который мы поем.

- Вы не боитесь, что это несколько рано?

- Ничего не боюсь. Пускай работают и поют. Такая у нас семья. Каждый должен приносить копейку в семью. Ника уже давно в кино. На гонорар за первую роль она купила мне часы в подарок на день рождения. Она, правда этого не помнит – так рано все случилось. Российские часы. Это одни из моих любимых часов, до сих пор иногда ношу. Почему иногда? Часы есть в телефоне.

Владимир Левкин с супругой Мариной и дочерью Никой на кинопремьере.

Владимир Левкин с супругой Мариной и дочерью Никой на кинопремьере.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

ВНИМАНИЕ, КОНКУРС

- Мне интересно: у вас было «Ртутное озеро», а потом – конкурс Алибасова. Чем он вас привлек?

- Я служил на Северном флоте, в пригороде Мурманска, в судоремонтном батальоне и возглавлял группу «Горизонт»… Естественно, мы там пели какие-то вещи типа «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым», а потом командиры уходили, и мы пели уже все, что хотели. После армии мы еще полгода вместе собирались и организовали группу «Параллакс». А раньше были такие витрины большие с газетами. И я прочитал там объявление о конкурсе Алибасова. Сказал ребятам. Они мне: «Володь, ты иди. Победи всех, потом нас перетянешь». Этого «потом» не случилось: когда они увидели первую песню в нашем исполнении, они сказали: «Нет, Володь, мы туда не пойдем». Это был «Пустынный пляж».

- Вы сейчас разрушает множество штампов в моей голове. Я все детство и осознанную юность провела под песни «На-На» и вашу группу практически ненавидела…

Левкин смеется:

- И так разговаривают девушки, которые хотят со мной познакомиться! Знаете, когда я пришел на конкурс к Алибасову, я увидел очередь из музыкантов с офигительными инструментами. Подумал: что я-то здесь делаю? Но я заставил себя слушать. И мне всегда нравилось что-то новое. Алибасов создал все условия, начиная с репетиционного этапа. У нас был хореограф, музыкальный руководитель, были музыканты «Интеграла», которые показывали, как в этой жизни можно жить. Олег Кумаров, который делал сальто с бас-гитарой, а потом садился на шпагат и играл соло. Это было великолепно.

УХОД ИЗ «НА-НЫ»

- А по чьей воле закончился ваш контракт в 1998 году? Как появился режиссерский факультет ГИТИСа?

- Насчет факультета мы с Алибасовым ругались. Он кричал: «Все, теперь ты в «На-Не» не будешь!» Я говорил – подожди, я же на заочном учусь, у меня все нормально. А потом я узнал, что Алибасова семь раз не взяли в ГИТИС. А я поступил, но на третий раз.

Выступление группы "На-На", 1993 г. Фото: Булдаков Олег/Фотохроника ТАСС

Выступление группы "На-На", 1993 г. Фото: Булдаков Олег/Фотохроника ТАСС

- Говорят, в «На-Не» неплохо платили…

- Да, еще с репетиционных. А деятельность мы свою начали в Саратовской филармонии, и я получал 4.50 за концерт. Это можно было раз пять от одного конца Москвы до другого доехать.

- Вы поздравите Алибасова с днем рождения?

- Конечно. Позвоню. Мне дали три телефона и сказали: по какому дозвонишься, по тому и звони. После прошлого года ему реально надо восстановиться, и тут я солидарен с его семьей и врачами. Не надо его отвлекать.