Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+27°
Boom metrics
Общество16 июня 2022 3:55

Гроссмейстер Анатолий Карпов: Ельцин с кортежем провожал меня до границ Челябинской области

Чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов написал книгу мемуаров «Жизнь и шахматы». С разрешения издательства «Эксмо» публикуем фрагменты
На посту первого секретаря Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин любил перерезать красные ленточки на открытии новых объектов. Фото: Управление архивами Свердловской области

На посту первого секретаря Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин любил перерезать красные ленточки на открытии новых объектов. Фото: Управление архивами Свердловской области

Продолжение. Часть 1.

Андропов и Чурсина

Я не был хорошо знаком с Андроповым, но какое-то время поддерживал тесное общение с его сыном Игорем, который работал в МИДе. Познакомились мы в Испании. Он приехал на Европейскую конференцию по безопасности и сотрудничеству в Мадриде, а я в это время играл на турнире в Линаресе. И в выходной день Игорь вместе с послом СССР в Испании Дубининым приехал на конференцию.

Встреча с Игорем лишний раз убедила меня в том, насколько тесен и мал наш необъятный мир. Оказалось, он женат на Людмиле Чурсиной, с которой я был знаком еще со времен жизни в Ленинграде. Когда-то мы с ней одновременно отдыхали в санатории, а потом я едва не въехал в ее квартиру на Петроградской стороне, которую она освобождала, уезжая в Москву.

Знакомство с Игорем продолжилось и на родине, я бывал у них с Людой в гостях, но впоследствии тесные контакты оборвались. С Чурсиной они разошлись, Игорь уехал работать послом в Грецию.

Горбачев и Ельцин

С Горбачевым я довольно тепло пообщался в девяносто восьмом году, когда он по приглашению Илюмжинова приехал поддержать меня на матч с Анандом в Лозанну.

Общались мы и на официальных встречах. Во время одной из них я как-то не удержался и решился спросить:

- Михаил Сергеевич, простите, если вопрос вам покажется бестактным, но тем не менее хочу спросить: что вы сейчас могли бы сказать о Яковлеве? Вы ведь так доверяли ему, всячески способствовали его карьере, а что в итоге?

- Анатолий Евгеньевич, я не хотел бы никогда и ни с кем говорить об этом человеке.

И для меня это стало лишним доказательством того, что мое восприятие Яковлева (крайне негативное. - Ред.), мое к нему отношение было абсолютно верным и справедливым.

А Борис Николаевич Ельцин, в отличие от Горбачева, был человеком очень решительным. Когда мы с ним познакомились в далеком семьдесят девятом году, он точно не нуждался ни в чьих-либо советах, ни тем более в одобрении. Мы с Виталием Ивановичем Севастьяновым - прославленным космонавтом, который в то время был руководителем Шахматной федерации СССР, прилетели в Свердловск на встречу с болельщиками. Ельцину (тогда первому секретарю Свердловского обкома КПСС. - Ред.), конечно, тоже доложили, какой колоссальный интерес вызвал наш приезд.

И как только я сказал, что в Свердловске только один шахматный клуб на Уралмаше, а городского нет, Борис Николаевич моментально собрал совещание и вынес решение о начале строительства клуба методом народной стройки, заручившись нашим с Севастьяновым обещанием приехать на открытие.

Мы были уверены в том, что на этом аудиенция у первого секретаря обкома завершится, но он выразил желание проводить нас до границы с Челябинской областью. Ехали кортежем из девяти машин, на условной границе остановились. Ельцин распорядился достать из багажника водку и какой-то провиант... Пьем, закусываем, и в какой-то момент Борис Николаевич говорит:

- А я что-то не вижу, чтобы вас встречали с другой стороны.

- Да нет, Борис Николаевич, - отвечает кто-то из помощников, - вон там, посмотрите, метрах в двухстах, кажется, «Волга» стоит.

Помощник возвращается в сопровождении человека, который явно нервничает и не имеет представления о том, зачем его позвали и о чем будут спрашивать. А вопрос Ельцин задал, нисколько не церемонясь:

- Ты кто?

- Я начальник Отдела пропаганды Челябинского обкома партии.

Ельцин театрально упирает руки в бока и спрашивает вкрадчиво:

- А где Воропаев? Значит, в Челябинске, - Ельцин шумно хлопает себя по ногам. - Я, значит, тут дорогих гостей провожаю. Со всей душой, значит. А у него корона с головы упадет поднять свою задницу и приехать встретить людей.

Человек молчит в полном оцепенении, не зная, как реагировать. Впрочем, никакой реакции Ельцину и не требовалось. Помариновав беднягу еще какое-то время, он его благополучно отпустил, попросив передать начальнику буквально следующее дословное послание:

- Ничего другого я от Воропаева не ждал и всегда знал, что он мудак.

Не могу никак прокомментировать это высказывание Бориса Николаевича. Привожу его здесь лишь для того, чтобы у читателя сложился образ человека резкого в суждениях и словах, но при этом от слов и обещаний своих не отступающего.

В начале восемьдесят первого года я получил от Ельцина поздравительную открытку и приглашение приехать на открытие построенного шахматного клуба. После торжественных мероприятий Ельцин пригласил нас в сауну, и тогда я увидел в нем человека, который, безусловно, любит гулять на широкую ногу, но всегда держит ситуацию под контролем. Во всяком случае, в то время было именно так и никак иначе. В какой-то момент один из достаточно буйных гостей сабантуя разбил рюмку. Спустя мгновение в дверях появился спокойно плававший до этого в бассейне Ельцин и объявил не терпящим никаких возражений тоном:

- Раз начали бить посуду - пора расходиться.

И никто не посмел не то что ослушаться, а хотя бы попытаться поспорить. Гульба свернулась, беспрекословно подчинившись указанию Бориса Николаевича.

Продолжение следует.