Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
31 июля 2022 22:00

Останется ли Узбекистан с Россией

Ответ на этот вопрос искал в Ташкенте и Нукусе спецкорр KP.RU Владимир Ворсобин
Спецкорр KP.RU Владимир Ворсобин передает из Узбекистана.

Спецкорр KP.RU Владимир Ворсобин передает из Узбекистана.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ТАШКЕНТСКАЯ СКОВОРОДА

Ташкент. Предчувствие близкой казни. Аэропортовый меняла тащит из мешка миллион за миллионом узбекских сумов и цыкает:

- Ц-ц-ц, брат, зачем прилетел? Ц-ц-ц…

В Ташкенте многое изменилось. Даже добрый, красивый обычай – объявить меня в розыск - уже не тот. Власти теперь ищут меня спокойно, вяло. Без огонька.

Лет десять тому назад, при президенте Исламе Каримове, другое дело! Только заедешь, к примеру, в Андижан, и тут же – добрый вечер! Из-под земли - радостный спецназ госбезопасности.

- Уважаю «Комсомольскую правду» и внимательно просматриваю, – говорил тогда Каримов президенту Дмитрию Медведеву во время своего визита в Москву. - Но, когда я читаю некоторые оценки, они вызывают изумление! Не буду называть фамилии корреспондентов...

- Но это Ворсобин и Стешин, - в итоге не выдержал и наябедничал президент.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

И заявил, что мы, провокаторы, спрогнозировали беспорядки в Узбекистане…

И вот я снова здесь. Возвращаюсь в Ташкент из каракалпакского города Нукуса (это на окраине Узбекистана), где только что кровь бунтовщиков смывали с мостовой водометами (официально - не кровь, а спецкраску – хотя в это мало кто верит).

Репортаж получился звонкий. Узбеки оценили — как мне просигналили из Москвы: «Тебя уже ищут». Похоже, разобиженные силовики.

Но, слава Аллаху, то ли сменился президент (на место сурового Каримова пришел технократ Шавкат Мерзиеев), а может просто - выходные, сиеста…

В аэропорту меня встречал лишь добрый меняла.

- Ц-ц-ц, - ухмылялся он, - вот зря ты, брат, приехал.

- Знаю, – зеваю. - Сколько сегодня?

- 60 градусов. Самое пекло.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Проклятье… Ну, здравствуй, ташкентская сковорода. ZА И ПРОТИВ

До бойни в Каракалпакии я считал, что Узбекистан – для нас, русских 21 века - оазис, тихая гавань, учкудук, три колодца.

И вроде бы - что может измениться?

Ташкент все так же мудр. Уютен. И спокоен.

В узбекских квартирах царит российское телевидение, и большинство так прочно на стороне Кремля, что это вызывало даже зевоту. Но с другой стороны – чуть не дорабатывает русский телевизор. Есть еще политическая незрелость узбекского населения. Тут не говорят «спецоперация». Тут говорят «идет война».

- Сколько война продлится? – фирменный узбекский вопрос. Интерес практический (у подорожания даже местных продуктов тут объяснение исключительно фронтовое). И отношение к кровавым украинским событиям легкое, спокойное, словно ты среди москвичей, в каком-нибудь Зарядье. Словно, по телику идет бесконечный сериал, а тебя азартно спрашивают – что будет в 185-ой серии? Наши победят?

Фото: Владимир ВОРСОБИН

- На востоке любят силу, – объяснил мне логику местных Z-болельщиков директор узбекского Центра исследовательских инициатив "Ma`no" Бахтиёр Эргашев. - Уважают ее. Да, и потом, мы узбеки думаем - то, что показывают по телевизору несерьезно. Настоящее – за кулисами. Все остальное – фарс.

Но Ташкент всеяден. Он принимает и тех россиян, кто сбежал сюда потому что «против Z» (из-за них, окаянных, здесь растет стоимость жилья). И тех, кому по службе - «за». Забавно наблюдать на завтраке в ташкентском отеле. Молодая пара из Москвы, снявшая номер на пару недель, чтоб «подумать, - а может лучше в Грузию?». И ошалелый от жары российский командировочный - чиновник из миграционной службы. По законам физики, эти анти-миры обязаны аннигилировать друг друга. Первые бегут из России, а служивый, наоборот, ее «заполняет». Узбеками-гастарбайтерами, например.

Так я узнал, что у Москвы и Ташкента, оказывается, уже три межгосударственных соглашения, которые заработали на полную катушку. Мигрантов готовят к отправке в Россию централизованно - идет официальный «оргнабор» для русских строек с тестами на знание русского языка и медицинскими анализами. За месяц отправили 70 тысяч! Для начала.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ВОЗЬМИ $1000 И ЕЗЖАЙ НА ЗАРАБОТКИ В РОССИЮ

Как гордо заметил мой приятель, местный чиновник: «Володь, мы теперь тоже космическая держава! Мы, брат, космодром Восточный вам достроим!»

- Достройте, пожалуйста! Только на вас, узбеков, теперь надежда, – с жаром благодарю. - Z-Россия вас не обидит!

И вспоминаю случай в местном банке (каждый русский, оказавшись заграницей, нынче прется оформлять узбекскую, казахскую, таджикскую, киргизскую, монгольскую и черт-знает-еще-какую карты - вот и мне пришлось). Милая картина - узбеки стоят у кассы. С мешками из под картошки - деньги из России пришли. В каждой пачке – местной валюты где-то на 300 долларов. Загрузили. Потащили мешок вдвоем. К кассе подходит следующий…

- Заплатим! – обещаю чиновнику от всей своей русской широкой души. - Гулять так гулять! Хоть триллион. Много разрушенного придется отстраивать. Трудолюбивые рабочие нам нужны.

- Все иронизируешь? – усмехается приятель. И качает головой. Ничего личного, мол. Только бизнес.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

И объясняет.

- Смотри, - говорит. - К 2030 году нас, узбеков, будет 40 миллионов. Пока наша экономика не готова переварить такое количество. Поэтому, мы даем 10 миллионов сумов (1000 долларов) тем, кто уезжает на заработки – билеты, страховка, и долларов 300 на первое время, чтоб не умереть с голоду в России. Кроме того, семье иммигранта, которая остается здесь – государство платит по 200 долларов, пока тот не утроится на работу…

- Молодцы, - говорю восхищенно. - А зачем?

- Времена изменились, - отвечает. - Если Каримов называл тех, кто работает в России – лентяями, и возмущался – «неужели они не могли найти дома зарплату в 500 долларов», то Мерзиеев ближе к жизни. Ему лапшу на уши не навешаешь. Он понимает, что переводы мигрантов дают в итоге 10% ВВП Узбекистана.

- К тому же вы, русские, наших узбеков там у себя кормите, одеваете… - рассуждает приятель. - Нам это выгодно... Не знаю, что вы, славяне, там между собой затеяли. Но нам, узбекам, это все в копилочку, все в плюс.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

БАКШИШ НЕ ТРОЖЬ!

- Так я что! Разве против? – говорил я узбекам. - Понимаю. Народ вы торговый, практичный, пользуетесь ситуацией.

Вот только странная она. Запутанная.

Казалось бы, дело верное, модное - параллельный импорт. Бросились узбеки в этот бизнес, да, американцы начеку. Первой под санкции угодила узбекская фирма «Promcomplektlogistic», которая попыталась доставить российской фирме по радиоприборам (на ее сайте упоминается, что она работает с российским ВПК) микросхемы с Тайваня. Выследили. Закрыли.

Теперь узбеки азартно наблюдают – выгорит ли у китайцев с их смартфоном «Honor»? На «тихих лапах» китайцы просачиваются в Россию с новым гаджетом на замену айфонам - в том числе и через Узбекистан. Народ тут для этого удобный...

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Пример - мэр Ташкента, Джахондир Артыкходжаев, типичный представитель «узбекского чуда», основатель гигантского холдинга, который, смог прорваться сквозь санкции и наладить поставки в Россию эшелонов бытовой техники. Узбекской. Если, конечно, не заглядывать внутрь и не выяснять — из чего же ее собирают.

Мэр типичный, восточный, без всех этих западных условностей, ненужных ограничений и европейских стандартов (от них, окаянных, и бежит суверенная Русь). Согласитесь, естественно управлять тем, чем владеешь. А коль мэр - один из самых крупных узбекских олигархов, и в его собственности чуть ли не пол-Ташкента, то зачем занудствовать из-за какого-то там конфликта интересов?

Ведь узбекская гармония нам, русским, близка и понятна.

Она искренна, народна и суверенна.

- С коррупцией здесь не надо бороться, - под условием строжайшей анонимности объясняет мне русский коллега из Самарканда. - Ни в коем случае! Она тут в генах. Даже президент об этом говорит в отчаянии… Тут нет никаких мук совести - все берут бакшиш спокойно. Наоборот – неприлично не дать! Все знают, к примеру, что врач получает копейки, так как половину зарплаты он отдает главному врачу, а тот несет деньги выше. Поэтому пришел к доктору – имей совесть! Дай! Еще в советские времена экономисты ломали голову над парадоксом – почему у Узбекистана предпоследнее место по уровню доходов, а по количеству автомобилей – второе (после Латвии). Потому что это не столько коррупция, сколько экономика. Пусть теневая, зато вечная.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ПОНЕВОЛЕ РУССКИМ СТАНЕШЬ

Но есть у узбекской миграции в Россию обратная сторона.

Симпатичная. Родная.

«Ташкент – русский город» - шутят русские. Хотя по словам главы здешней русской диаспоры Сергея Миронова, количество русских в республике за годы ее независимости сократилось с 1,5 миллионов до 780 тысяч человек. Вдвое.

Но узбеки почти всерьез соглашаются – русский. И улыбнутся, мол, а куда денешься. Матерятся все равно по-нашему – каждый третий работал в России, у каждого второго родственник «где-то в Москве». Тут поневоле «русским» станешь…

К славянам здесь отношение скорее теплое. В политике – старательно осторожное.

Глава МИД Абдулазиз Камилов, например, рискнул и после визита в США заявил - Узбекистан, мол, не признает ДНР и ЛНР. Камилова тут же сменили. На нового – бывшего генсекретаря ШОС.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

И когда тебе уже кажется, что узбекская лояльность Москве лишь чуть не дотягивает до белорусской, ты спрашиваешь: А как же Таможенный Союз? ОДКБ? Почему не вступаете?

Тебе отвечают: А зачем? Мы по дружбе с Москвой и так все имеем…

На российские инвестиции построены ташкентский металлургический завод и

производство синтетического топлива, идет перестройка тепловых станций. Скоро российские банки вложатся в строительство медного завода, Росатом доведет до ума АЭС на озере Тузкан…

В Ташкенте для узбекской молодежи открылись филиалы МГИМО, ВГИК, МГУ, Плехановки, МИСИС…

- Даже на рынке русскому сходу дают скидку, - горячо убеждал меня знаменитый ташкентский журналист Юрий Черногаев. - И особенно уважают нас молодые, которым, видимо, бабушки рассказывали, как хорошо было при большевиках...

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Вежливо молчу. Час назад, меня, как младенца, развели на Алайском рынке, но зачем портить добрую сказку? Замечаю только, что Черногаев выглядит как-то не по-ташкентски бледно.

- Кожа такая, - вдруг всерьез расстроился коллега. – Словно я турист… А ведь очень важно, чтоб узбеки принимали за своего.

- У гостя же на Востоке больше преференций.

- Не-не, - покачал головой коллега. - К гостям здесь относятся с опаской. Узбек сделает для вас все, но будет общаться так, как ему велит телевизор.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ТАМЕРЛАН И МАРДИКЕР-БАЗАР

И все-таки ответа на главный вопрос – насколько надежен для Москвы Узбекистан? – у меня не было.

Не то, чтобы я сомневался в добром, трудолюбивом народе, или подозревал официальный Ташкент в измене… Но жизнь – хитрая, чертовка. Непредсказуемая.

Вот ты идешь прожаренный, опаленный, скользишь, словно растопленное масло, по раскаленным ташкентским улицам. И спотыкаешься у памятника величайшему злодею средневековья – Тамерлану.

- Вот, черт, – думаешь ты, разглядывая эту узбекскую гордость. – Историю пишут победители. Неужели это циничное правило вечно?

Поворачиваешь на знаменитый рынок Чорсу. Натыкаешься на мардикер-базар (рынок рабочей силы). Господи, помилуй…

- Люди сейчас возвращаются из России и что мужику делать? – рассказывал мне об этом месте Черногаев. - возвращаться в нищий Джизак, где у него куча детей и больная жена? Выход один - мардикер-базар. И стоит в толпе таких же бедолаг, как он, готовых на любую работу. Чуть ли не на коленях просят выбрать его.

В этот момент человек тридцать окружили машину клиента, и с истошным криком пихались, толкались, сбивали друг другу цену, сражаясь за место под солнцем…

- Чем не наше СНГ, - думал я, глядя на эту грустную картину. - Просто и цинично. Кто больше денег даст? Россия, Запад, Китай? Технологий. Ресурсов. Беспилотников. Кто ослабеет? Кого сожрут? Кто сорвет куш?

Фото: Владимир ВОРСОБИН

«ЗАПАД БУДЕТ ВАС ДОБИВАТЬ»

Я вспомнил, как в бунтующей Каракалпакии, один из жителей говорил мне шепотом (хотя, точнее – яростно хрипел): «Россия нас защитит? Мы ведь, каракалпаки, ей близки, даже были в составе РСФСР...»

Я подумал тогда – если сейчас скажу правду, проиграю. Мы (я и моя страна) станем неинтересны. Бессмысленны.

И я инстинктивно вступил в этот древний геополитический торг…

- Узбекистан еще не ощутил все последствия начавшейся гибридной войны, – предупредил меня политолог Бахтиер Ергашев. - Запад не остановится, он будет добивать Россию. Она тоже пойдет до конца. И нам очень важно – как это отразится на нас, узбеках?

- А если Россия ослабеет? – спрашиваю. – Если ее роль в СНГ будут ставить под сомнение?

- В США газ закончится через 12 лет, в Узбекистане - через 15, а в России – только через 70, – пожал плечами Ергашев. - Но если уж откровенно – роль Москвы в СНГ уже сейчас ставится под сомнение. Не только из-за санкций. Вы упустили время, когда могли пойти вперед, и тратили деньги на что угодно, но не на свое развитие. Теперь поднимается конкурент по газу и нефти - Казахстан. Да и когда Узбекистан выйдет на создание 500 тысяч новых рабочих мест в год (по числу выпускников школ), мы тоже станем очень сильны…

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ПОКА ПРОРОССИЙСКИЕ, НО УЖЕ ЗАПАДНИКИ

Иногда полезно получить отказ.

Не мазохизм. Голая рациональность.

Когда в турецком Стамбуле от корреспондента «Комсомолки» шарахаются русские оппозиционеры-иммигранты - это неприятно, но логично. Когда в Узбекистане российскому журналисту отказывают ведущие политики… Это удивительно!

Особенно впечатляет, когда бегут врассыпную все - и либералы, и государственники, и националисты...

Даже местный Жириновский, популист, лидер партии «Миллий тикланиш» Алишер Кадыров, и тот не решился поговорить с российским журналистом…

Хотя наш же человек – консерватор. Антизападник. Призывающий карать наглецов, не уважающих национальные обычаи…

Но поговорить откровенно с журналистом из России о России смельчаков среди официальных лиц не нашлось. Потому как узбекская политика – дело тонкое.

Хотя наша она. Византийская.

Несколько дней, например, я жил в Ташкенте в святой уверенности, что в Узбекистане Кремлю не стоит сомневаться.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Но скоро обнаружилось, что на юге страны тихо партизанят американцы, выдающие себя за метеорологов (причем вооружены они самыми передовыми беспилотниками). Что, среди элит резко выросло количество «западников» (одни связывают это с банальным поступлением на счета активистов миллионов долларов, другие – с возросшей демократией новой власти).

И все больше разговоров вокруг 45-летнего вице-премьера Сардора Умурзакова, которого в свое время прочили в преемники президента Мерзиеева.

Де-факто Умурзаков — и так второй человек в стране. Говорят, он управляет чуть ли не всей внешней политикой, а его ставленники в чине замминистра фактически рулят министерствами. Умурзаков состоит в правлении многих европейских банков, имеет тесные и давние связи с западной элитой. Когда-то проживал в Лондоне, занимая должность старшего банкира в Европейском банке реконструкции и развития.

Говорят, очень многое зависит – в какую сторону посмотрит «серый кардинал». Тут все ажурно. Соткано из мелочей. В самый разгар боев между Россией и Западом, именно Амурзаков подписал договор с Евросоюзом о расширенном партнерстве. Причем в последний раз Узбекистан подписывал такой договор с Западом в далеком 1996-м (!).

Но директор узбекского Центра исследовательских инициатив "Ma`no" Бахтиёр Эргашев настаивает – смены пророссийского курса не предвидится.

- Да, есть «костячок» в элитах, считающий, что солнце встает на Западе, – соглашается он. - Не спорю - в чем-то либералы укрепились. Но я старый марксист, я понимаю – главное экономический интерес. Можно тянуться на Запад, бороться за международные рейтинги свобод. Только у «западников» здесь нет экономической основы… Если бы главным партнером Узбекистана стали США – тогда был бы повод для беспокойства. Но, к счастью, у нас основная торговля с Россией - 22 процента товарооборота. Затем Китай, Казахстан…

Но, похоже, причина не только в экономике. В ментальности. Есть в Узбекистане что-то до боли знакомое. Словно с нас скопированное.

Не зря, например, недавний каракалпакский бунт в Узбекистане тут не принято вспоминать.

Потому что поучительная, черт побери, история.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ЗА СУВЕРЕНИТЕТ УПЛАЧЕНО

Сейчас официальный Ташкент утверждает - в столице Каракалпакии Нукусе поработали чуть ли не все западные разведки мира, которые, дескать, и спровоцировали катастрофу.

В заезженный до дыр миф, которой без зазрения совести уже лет 15 эксплуатируется в СНГ, простые узбеки не особо верят. Каракалпакия – малонаселенный, насквозь дотационный, забытый Аллахом пустынный край, посреди которого подыхает Аральское море вместе с заключенными знаменитой тюрьмы Жаслык. (раньше попасть в Жаслык считалось хуже смерти).

Я приехал сюда в тот день, когда город уже покорился. И под дулами БТР на перекрестках приходил в себя…

И странно. Когда, вернувшись, я рассказывал ташкентскому бомонду – что случилось в Нукусе, стоял… хохот. Хотя, блин, я рассказывал страшные вещи!

Представьте – живут в песках каракалпаки. Еле-еле. Плохая экология, низкие зарплаты (50 долларов) и давняя привычка - они, каракалпаки, никому не нужны.

Но привычка гордая.

Ты в первое время озираешься по сторонам, пытаясь понять – как это? В Ташкенте все на латинице, русского языка на вывесках нет (китайский, заметим, в Узбекистане сколько хочешь). А в Каракалпакии все наоборот. Чистая Тверь. Кругом кириллица. Не разберешь, что пишут (на местном языке), но душу русскую греет…

Когда-то тут был собственный президент, в 90-х заключивший с Ташкентом межгосударственный договор… С тех пор, правда, от суверенитета почти ничего не осталась. Разве, что потешный парламент и флаг на центральной площади с желтой, символизирующей пустыню, полосой.

И вот Ташкент зачем-то решает отобрать последние крошки суверенитета.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Перед изъятием центр осыпал провинцию деньгами. Столицу автономии Нукус покрыли мрамором, понастроили дворцов-офисов, разбили скверы-парки, проложили дороги… Получился вылитый Грозный. Или та же Казань.

Ну, а теперь, – сказал центр, - отдавай суверенитет. Все. Уплачено.

И это было так умно и технично, что даже в воздухе носилось – «в конце концов, даже терпеливая Москва забрала у главы Татарстана звание президента, чем Ташкент хуже?»

И от имени общественности (разумеется) в будущую конституцию внесли поправку – никаких привилегий этой пустыне – «превести нормативные акты в соответствии с государственными законами».

Народ заворчал. Но тихо.

- У нас в семьях до сих пор поют песни про гонимый хивинским царством каракалпакский народ, и обычно все плачут, – рассказывала мне местная предпринимательница. - А тут, выходит, новая напасть.

Местная интеллигенция начала брюзжать. Даже каракалпакская академия наук осмелилась заявить, мол, а зачем поправки? Ташкенту чего спокойно не живется?!

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ГЛАВНЫЙ БУНТОВЩИК — ЧИНОВНИК-ДУРАК

Прошел день. Два. Неделя. Каракалпаки ворчали все громче. И хотя ситуация «грелась», у властей была еще уйма времени… Это потом Ташкент, как ужаленный слал в Нукус то войска с танками, то «смс» каждому жителю Каракалпакии, мол, центр насчет поправок в конституцию передумал…

И тут произошло то, во что в России мало кто верит, но я это уже лет 20 вижу на всех революциях в бывшем СССР.

Мятеж против себя власти обычно организуют сами!

Потому что Чиновник-дурак – главный в истории СНГ революционер.

А в Нукусе дело было так. Местные силовики решили обезвредить самого горластого блогера Даулетмурата Тажимуратова, и решили – не только арестовать, но, так, чтоб наверняка - опозорить. Стали думать - как? Чем нынче модно закалять скрепы? Правильно – гомосексуализмом. Опубликовали компромат – что он, будто бы, извращенец.

Это была первая дурацкая ошибка.

Эффект получился обратным. Народ разозлился (тут сказалось, и «доверие» к силовикам, и популярность «персонажа»).

Разъяренный унизительным ударом ниже пояса, блогер призвал людей выйти на улицы.

Испуганные власти с ходу совершают вторую ошибку. Малодушно освобождают блогера. Тот идет на центральный базар (место сакральной каракалпакской силы), и взобравшись вместе с главой Каракалпакии (!), Муратом Камаловым на крышу иномарки последнего, пытается успокоить народ. Не доводить дело до греха.

Но тут у властей, получивших вместо врага союзника, накладка – звукоусиливающую аппаратуру не привезли. Народ ничего не разобрал.

Охрипнув, главный Чиновник и Революционер, плюнули, сели в машину. (На этом месте моих ташкентских друзей разбирает хохот) Машина не завелась! И народ стал ее толкать. Ну, и дотолкал до здания парламента, в котором, собственно, и остался…

Так начался каракалпакский трехдневный бунт – кровавый и ужасный.

В результате президенту Шавкату Мерзиееву пришлось уволить главу своей администрации и, сохраняя железную логику, обвинить «иностранные силы, которые несколько лет готовили беспорядки».

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ ИСЧЕРПАЛО СЕБЯ?!!

Но Узбекистан, уверен, когда-нибудь сам преподаст уроки , да хоть бы и России…

- Эпоха блестящей изоляции времен Ислама Каримова закончилась, – заметил мне умнейший ташкентский политолог и экономист Бахтиер Эргашев. - Наша старая модель развития – импортозамещение, исчерпала себя.

- Как?! Неужели импортозамещение может себя исчерпать?! – встрепенулся я, услышав до боли родное слово.

- Представьте, – пожал плечами экономист. - Уже к 2010 году рост нашей экономики замедлился, мы нуждались в технологиях, инвестициях, рынках. Теперь страна открывается. Производителям возвращают НДС – ты, главное, делай и вывози. Есть, конечно, «минусы» - отрицательное сальдо, например. Да, и кампрадорская буржуазия слишком развернулась - ей снизили пошлины, она и ввозит заграничные товары, создавая проблемы местным производителем. Но деваться некуда – открываться, так открываться… Иначе низкие темпы развития. Иначе мы отстанем от соседей, например, Казахстана.

- Подождите, - забеспокоился я. - Но ваша модель экономики чувствительна к вторичным антироссийским санкциям. Казахстан, например, их боится, похоже, больше, чем Москву.

- Согласен-согласен, - рассмеялся Эргашев. - Меня не очень за это любят, но я всегда говорю - в бывшем СССР есть три ресурсо-зависимые страны: это Россия, Казахстан и Азербайджан. Вы построили олигархический капитализм, который работает на внешние рынки. Мы не поставляем столько газа и нефти на Запад и не зависим от Лондона и Вашингтона. Поэтому Запад вас с казахами за яица держит, а не нас.

- Это нам не мешает дойти с Западом почти до Третьей мировой! – огрызаюсь.

- Именно! – радостно вскричал узбек. - Чтоб вырваться из той пелены, которой вас окутали, вам и понадобилась эта спецоперация! Дичайшие в мире санкции, что может быть лучше?! Наконец-то в России начнется развитие, вы перестанете держать 300 миллиардов в кубышке. Вы придете к созданию собственной технологической платформы с искусственным интеллектом!

- А дальше? – спросил я сквозь грезы. Из чайника струился брильянтовый туман, хотелось помечтать еще…

Фото: Владимир ВОРСОБИН

КАК СТАТЬ УМНЫМ ИМПЕРИАЛИСТОМ

- Не зря Хиллари Клинтон заявила сразу после создания Таможенного союза – «Мы не позволим Москве восстановить СССР!» – загадочно улыбнулся Бахтиер. - Она как воду глядела. И кто бы ни был у власти в России, он будет восстанавливать Империю. Правда, остается вопрос – вам, русским, это нужно?

- ?

- Вы прекрасно развивались без нас, потому что с конца 90-х вы прекратили кормить окраины. Это было классно! Вы показали – у России есть все, а остальные республики, – как бы это сказать прилично... Украина вот потеряла всю свою промышленность, а Киргизия… Но сейчас вы снова начали бросать миллионы долларов на поддержание бюджетов Киргизии, Армении... А умный империалист не будет никого кормить…

- … Он торговать будет, - понял я узбека. И усмехнулся – прекрасный народ.

Ташкент окутывала ночь. Спокойная. Умиротворенная. Скучная. Словно из 2021 года.

Пора в родную неизвестность. В Москву.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Плов, халат и Тамерлан: Путешествие в страну мигрантов Узбекистан

Корреспондент kp.ru Дина Карпицкая отправилась в Среднюю Азию за впечатлениями (подробнее)