Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
20 апреля 2023 16:46

Большая Арктическая экспедиция достигла маяка на мысе Прончищева

За шестой день своего путешествия лыжники попали в снегопад, который сильно осложнил передвижение
7 московских школьников повторяют путь первооткрывателей Севера и стремятся к крайней северной точке Евразии – мысу Челюскина. Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

7 московских школьников повторяют путь первооткрывателей Севера и стремятся к крайней северной точке Евразии – мысу Челюскина. Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

16 км смогли преодолеть ребята из спортивного отряда Большой Арктической экспедиции на шестой день похода. Напомним, экспедиция стартовала 15 апреля, ее возглавляет всемирно известный путешественник Матвей Шпаро. Под его руководством 7 московских школьников повторяют путь первооткрывателей Севера и стремятся к крайней северной точке Евразии – мысу Челюскина. С ними в команде – специальный корреспондент «Комсомольской правды» Евгений Сазонов.

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

- Первую часть пути сегодня мы шли по снегопаду, когда видимость реально исчезала, и ты себя чувствовал в каком-то космосе. Идешь на лыжах, смотришь вперед и в определенный момент просто теряешь ориентацию. Кажется, что ты идешь по воздуху. И это очень опасное ощущение, потому что можно не заметить обрыв и скатиться с него. Но бог миловал, - рассказывает Евгений Сазонов в своих дневниках Большой Арктической экспедиции, которые он записывает специально для радио «Комсомольская правда».

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

Вторую часть пути отряд шел по снегу-пухляку. По словам Евгения Сазонова, такой снег очень красиво выглядит со стороны, но идти по нему – сущее мучение, потому что порой проваливаешься по колено. Очень муторно тропить (т.е.пробивать) лыжню по нему. Но даже несмотря на непогоду и эти испытания, путешественники любовались красотой вокруг: ледяной простор окружал их прекрасными льдинами самых разных цветов: от нежно-голубого до изумрудного.

- Так мы прошли остров Дежнев. На карте он смотрится как крохотное пятнышко, а на самом деле это очень большая территория, правда, безжизненная и белая, - констатирует Евгений Сазонов. - Единственное напоминание о цивилизации – это триангулярных (т.е. геодезические) пункты, которые были построены в далекие советские времена – возможно, еще в 30-50 гг. XX века.

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

От острова команда прошла еще 10 км до мыса Прончищева, названного в честь великого русского первопроходца-исследователя Василия Васильевича Прончищева. Как рассказывает Евгений Сазонов, в 1736 году Прончищев возглавлял экспедицию к крайней материковой точке Таймыра и Евразии, у него был экипаж в 57 человек, среди которых находился и другой знаменитый полярный исследователь - Семен Челюскин. Команда достигла широты в 77 градусов 50 минут и стояла на грани великого географического события, но плохая погода не позволила увидеть архипелаг Северная земля и открыть его. Также они не смогли увидеть крайнюю северную точку Евразии. Но затем эту точку открыл Челюскин уже в другую экспедицию.

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

Фото: Андрей ЦВЕТКОВ

Вместе с Василием Прончищевым путешествовала его супруга, она помогала ему во всем. И она считается не только первой русской женщиной-полярником, но и первой женщиной-полярным исследователем во всем мире.

- Нам пришлось сильно попотеть, чтобы взобраться на этот мыс, берег оказался достаточно высоким, крутым. Кроме того, он был заполнен ледяными глыбами, которые были принесены из открытого моря, - говорит о сложностях, с которыми пришлось столкнуться, наш спецкор. - Нам пришлось карабкаться на лыжах, словно альпинистам. Еще и с серьезным грузом за спиной – сани тянули обратно, старались нас вернуть к началу путешествия. Работа была очень тяжелая, но ребята помогали друг другу. Те, кто находились выше, протягивали руку, тянули за канаты. Те, кто шли сзади, страховали, чтобы сани не улетели вниз. Общими усилиями справились, помогая друг другу. Видимо, это и есть насотящее полярное братство.

На мысе стоит высокий маяк, сделанный из бревен. Как передает Евгений Сазонов, маяк уже не работает, потому что это наследие далекого советского времени. Сейчас в нем нет надобности, ведь есть другие средства навигации. Но он остается очень красивым и внушающим уважение памятником. Члены экспедиции понадеялись, что этот маяк будет стоять как можно дольше.

Полную аудиоверсию дневников Большой Арктической экспедиции слушайте на нашем сайте.