Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
13 февраля 2024 13:50

Гвоздики расцветают смертью, рвутся БТРы: Как российские войска бьются и сминают ВСУ под Донецком

Военкор Григорий Кубатьян показал работу артиллеристов под Донецком
Военкор Григорий Кубатьян показал работу артиллеристов под Донецком

Военкор Григорий Кубатьян показал работу артиллеристов под Донецком

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

На донецком направлении шумно и сложно. Тут бои идут за то, чтобы снять с города осаду, продолжающуюся уже десятый год.

Здесь, чтобы попасть на передовую, далеко ехать не нужно: она рядом. Хочешь острых ощущений, поезжай из Донецка в Горловку и жди, когда по пути вражеский дрон-камикадзе приземлится на крышу твоего автомобиля. А можно прогуляться по Петровке, съездить на Путиловку, в Александровку. В общем, вариантов много.

А мы едем за город, чтобы посмотреть на работу одной из самых распространенных самоходок - 2С1 с романтичным названием «Гвоздика». Вот бывает работа на полигоне или в глубоком тылу - когда из орудия можно стрелять (и поснимать как стреляет) совершенно свободно. А боевая работа отличается тем, что в тебя может прилететь обратно. Поэтому и журналист должен вести себя как боец - быстро выполнять приказы, и в случае чего падать лицом в землю. Военкоры - народ опытный, обстрелянный (часто в буквальном смысле), так что с ними в этом вопросе проблем нет.

Самоходки работают с закрытых огневых позиций.

Самоходки работают с закрытых огневых позиций.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

НУЖНО ХИТРИТЬ, МАСКИРОВАТЬСЯ

Чем дальше едем, тем хуже дорога и мрачнее окрестности. У коллеги с собой детектор дронов: если взлетает мавик или камикадзе, чёрная коробочка размером с рацию начинает верещать. На позицию нас сопровождает командир 2-й самоходной гаубичной артиллерийской батареи с позывным «Валёк». Старлей. Он родом из Харцызска.

- Машины оставляем, заходим на позицию пешком, — командует он.

Мы растягиваемся цепочкой. Соблюдать дистанцию получается не очень. Всё-таки людей гражданских сразу видно: они кучкуются, хотя нужно рассеиваться. Детектор дронов тревожно мигает, заставляя чувствовать себя неуютно.

Самоходки работают с закрытых огневых позиций. Сидят в вырытых в земле капонирах, защищённые от дронов наваренными решётками и замаскированные ветками. Максимальная дистанция боевой работы – под 15 км, рабочая – существенно меньше (тут все зависит от погоды). При необходимости самоходки, конечно, выезжают и бьют врага прямой наводкой. Но в любом случае, САУ - это не танк. Ее задача – поддержка мотострелковых подразделений. Цели – пехота противника, миномётные батареи, артиллерия и бронетехника.

Рядом с бойцами крутится овчарка «Найда». Неприязненно лает на журналистов. Переживает, что они со своими камерами засветят боевую позицию. Собака - часть артиллерийского расчёта. Во время стрельбы ныряет в самоходку и сидит с бойцами. Вкопанная в мёрзлую землю «Гвоздика» замаскирована, будто спрятана в огромное воронье гнездо. Только дуло торчит наружу.

- Чтобы работать, нужно хитрить, маскироваться, — говорит «Валёк». - У противника хорошо налажена разведка с воздуха. Очень много дронов. И у нас их достаточно. Даже воздушные бои бывают.

При необходимости самоходки, конечно, выезжают и бьют врага прямой наводкой. Но в любом случае, САУ - это не танк.

При необходимости самоходки, конечно, выезжают и бьют врага прямой наводкой. Но в любом случае, САУ - это не танк.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

СПРЯТАТЬСЯ ОТ КАМИКАДЗЕ

В этот момент начинает верещать детектор - в небе FPV-дрон. Дистанция - 1 км. Для скоростного беспилотника это не расстояние - он прилетит меньше, чем за минуту, так что мы с коллегами торопимся в укрытие - в вырытый в земле блиндаж. Ступени глиняные, скользкие. Бревенчатый козырек низкий, и я бьюсь об него каской. Но под землёй уютно. Тепло. Безопасно. Несколько коек, газовая плитка с чайником. Светит тусклая лампочка. Артиллеристы выкопали блиндаж лопатами сами. За три дня. Теперь тут два в одном - и дом, и укрытие.

- У нас тоже такая штука была, — кивает на шумливый детектор один из коллег. – На всё реагировал. Мы устали прятаться.

И он прав. Иногда собственные глаза и уши - лучший детектор. А умное электронное устройство на передовой не затыкается. Небо пропитано всевозможными летающими аппаратами, как болото комарами. Нужен какой-то супер-РЭБ, который сможет разом спустить на землю всю эту кровожадную братию. Или мелкий персональный РЭБ каждому бойцу. Чтобы висел в рюкзачке за плечами. Но пока артиллеристы спасаются железными «мангалами», делающими самоходку похожей на почтовый дилижанс, который доставляет «посылки» адресатам инновационно – по воздуху.

Командир батареи Валёк

Командир батареи Валёк

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- Недавно наши орудия обеспечили заградительный огонь. Отсекли вражеские танки, не дали им атаковать, - продолжает рассказ «Валёк», когда я выбираюсь из глиняного блиндажа, а командир и не прятался в укрытие - просто встал под дерево. Дело обычное. На каждый писк не набегаешься.

«Гвоздики» ведут контрбатарейную борьбу, бьют по вражеским бронетранспортёрам, по пусковым установкам ПТУР, по блиндажам. Даже по точкам взлёта БПЛА, в нынешней ситуации это очень важная цель.

САУ может стрелять не только осколочными снарядами, но и дымом. Когда нужно защитить идущую на штурм пехоту. В дыму камеры вражеских дронов бесполезны, и камикадзе не могут навестись на цель. Приходилось стрелять и световыми снарядами, чтобы обеспечить выход нашим бойцам, заблудившимся в темноте. Такой же снаряд может служить и для ослепления противника.

ОПАСНЫЕ ОСАДКИ

Артиллеристы живут на позиции. Боевая работа может начаться в любое время суток, точнее она круглосуточная, нужно быть готовыми постоянно. Механик-водитель с позывным «Вдох» вспоминает, что приходилось работать и с дистанции в 2 км (а это практически в упор): выскакивали, выпускали 10 снарядов за 3 минуты и уезжали. 3 минуты – вроде бы немного. Но более чем достаточно, чтобы прилетел ответ.

- Однажды сделали 1 выстрел, а через 20 секунд прилетел ответ, — вспоминает «Вдох». В тот раз противник промахнулся, удалось уехать. На вопрос, каким качеством должен обладать водитель-артиллерист, отвечает - «терпение».

Механик водитель с позывным Вдох

Механик водитель с позывным Вдох

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- А хватает терпения?

- Ситуация сама собой не закончится, — поясняет «Вдох». - Нужно идти до конца. И прилагать общие усилия.

Свою машину он не то чтобы сильно хвалит, но её достоинства признаёт. «Гвоздика» простая в управлении, маневренная, сравнительно легкая – 15 тонн. Гоняет под 60 км/ч, плавает по реке, идёт по грязи и льду, стреляет в снег и дождь. Один только у нее минус - нельзя работать, когда идёт град - от удара обычной ледяной горошины на выходе из ствола может сработать снаряд. Но в этих местах град бывает редко.

Будто в ответ на рассуждения о граде, неожиданно раздаётся страшный грохот. Это «Град» - работают наши РСЗО. Человечеству мало было страдать от падающих с неба сосулек, и оно придумало намного более опасную штуку. Если работает «Град», значит и самоходкам пора.

- Быстро к бою! - звучит команда. Цель – обнаруженный блиндаж, мешающий нашему наступлению.

- Начинается веселуха, — хмыкает кто-то. Это значит, что будет шумно. Хотя по сравнению с яростными выходами «Града», самоходка стреляет даже интеллигентно. Бах! – и «воронье гнездо» окутывает белый дым. Бах! – и второй снаряд летит вслед за первым.

- Вроде бы хорошо отработали, — радуется командир батареи. И гонит журналистов прочь. Ходу-ходу! Контрбатарейная борьба работает в обе стороны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

На смену «Лепесткам» пришли «Колокольчики»: как работают саперы в зоне спецоперации

Военкор KP.RU Григорий Кубатьян пообщался с саперами, которые обезвреживают опасные мины и снаряды в пятикилометровой зоне от линии боевого соприкосновения (подробнее)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Победительница конкурса красоты возит гуманитарку на Донбасс: подписывайтесь на наш подкаст.