Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
ЗДОРОВЬЕ30 октября 2023 11:57

Уникальные прорывы в российской трансплантологии: спасаем жизнь детям, перестаем зависеть от западных технологий

Три потрясающие истории от ведущих специалистов в трансплантологии

Фото: Shutterstock

1. ИСКУССТВЕННЫЕ ЖЕЛУДОЧКИ СЕРДЦА СКОРО БУДУТ ДОСТУПНЫ ДАЖЕ ДЛЯ МАЛЫШЕЙ

Тяжелые болезни сердца у детей — это большая головная боль всех врачей мира, не только России. Ребенок растет, его организм меняется, часто ухудшение может наступить стремительно. Поэтому очень важно, чтобы маленький пациент постоянно находился под наблюдением не только участкового лечащего врача, но и был на связи с ведущими столичными экспертами.

В этом очень помогает телемедицина — всегда можно получить консультацию удаленно. На это всегда обращают внимание хирурги-кардиологи и трансплантологи: иногда уходит драгоценное время, когда ребенка можно было бы спасти, установив ему современный аппарат, помогающий в работе сердца.

Трансплантацию сердца детям в России проводят от взрослого посмертного донора — должны быть соблюдены несколько физических параметров донора и реципиента, чтобы донорское сердце поместилось в груди ребенка. А до трансплантации работу сердца поддерживают всеми возможными способами. Например, с помощью кардиостимуляторов. При тяжелой кардиомиопатии или сердечной недостаточности помогает искусственный левый желудочек HeartMate американского производства.

Несколько лет назад в рамках Программы госгарантий бесплатного оказания медицинской помощи этот аппарат начали закупать для российских детей. Он помогает окрепнуть детскому организму и стабилизовать состояние перед трансплантацией. На данный момент проведено уже несколько трансплантаций сердца детям, которым ранее был установлен искусственный левый желудочек.

13-летнему Мише пересадили донорское сердце. Тяжелые испытания не сломили подростка, и с новым сердцем все его мечты обязательно сбудутся. Фото из личного архива семьи Миши

13-летнему Мише пересадили донорское сердце. Тяжелые испытания не сломили подростка, и с новым сердцем все его мечты обязательно сбудутся. Фото из личного архива семьи Миши

— Как правило, именно левый желудочек сердца выходит из строя, потому что он работает как помпа, прокачивая через себя большое количество крови, — объясняет академик РАН, директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов им. академика В. И. Шумакова, главный внештатный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье. — Он теряет сократительную способность и возникает сердечная недостаточность — когда сердце не справляется. Но искусственный левый желудочек помогает решить эту проблему. Иногда хватает только его для вполне полноценной жизни. А иногда, при других сопутствующих проблемах, это помогает ребенку дожить до трансплантации сердца.

Суть прибора проста и сложна одновременно: вместо переставшего функционировать левого желудочка сердца устанавливается насос-имплантат, который начинает выполнять его функции. Основа насоса — титановая конструкция, внутри которой с огромной скоростью крутится турбина. Он прокачивает через себя кровь, сердце работает в нормальном ритме. Прибор на специальных батарейках — они вынесены снаружи, в специальной непромокаемой сумке. Их нужно подзаряжать, нельзя погружать в воду (можно мыться в душе, но не в ванной). И нужно принимать специальные препараты разжижающие кровь, для того чтобы работа устройства была максимально эффективна.

Директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов им. академика В. И. Шумакова, академик РАН Сергей Готье. Фото. ФГБУ «НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова» Минздрава России

Директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов им. академика В. И. Шумакова, академик РАН Сергей Готье. Фото. ФГБУ «НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова» Минздрава России

В России почти 10 лет назад разработали свой искусственный левый желудочек для взрослых —АВКН.

— Уже сейчас это изобретение поставлено на поток, мы производим его серийно, — рассказывает Сергей Готье. — АВКН поставлен уже не менее 50 людям, у которых есть проблемы с сердцем (сердечная недостаточность – прим. Ред.). Но что важнее — мы смогли на базе этого устройства сделать искусственный левый желудочек для детей. Он меньше американского, а значит, его можно будет устанавливать детям меньшего возраста, в случае такой необходимости. Сейчас он проходит испытания на животных, результаты положительные.

2. РОССИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ ПРИДУМАЛИ, КАК ПРОДЛИТЬ ЖИЗНЬ ДОНОРСКИМ ЛЕГКИМ

Донорские легкие, пожалуй, самый «капризный» орган для трансплантации. Не только сама по себе операция сложна, но и качество донорских легких является решающим в их использовании в целях трансплантации. Каким образом врачи решают эти проблемы и какие перспективы открыты перед нами, — об этом мы поговорили с заведующим лабораторией биотехнических систем центра трансплантологии им. Шумакова, к. м. н. Никитой Грудининым, одним из разработчиков инновационного раствора для консервации и перфузии легких.

— Во-первых, состояние легких донора должно быть подходящим — без рубцовой ткани, признаков воспаления, спаечных процессов, — поясняет Никита Грудинин. — К сожалению, пандемия ковида очень подпортила статистику: часто либо в крови донора обнаруживался вирус, либо легкие были в очень плохом состоянии. Ведь действие вируса в первую очередь было именно на легкие. Часто обнаруживались признаки бактериальной пневмонии. И без того редкие донорские легкие стали еще более штучными. Это отмечается по всему миру, не только в России. Даже в странах-лидерах по трансплантации легких число операций сократилось за время пандемии на 30–40%. Увы, и сейчас последствия ковида сказываются.

Во-вторых, даже если вирус не виноват, бывают какие-то иные функциональные нарушения в организме донора (например, проблемы с сердцем, явления отека легочной ткани, массивные ателектазы — «безвоздушные» участки легких), которые значительно ухудшают качество легких. Все эти факторы в значительной мере снижают главную функцию легких, оксигенирующую, то есть возможность насыщать кровь кислородом.

В-третьих, единственным поставщиком раствора для перевозки легких, который позволял сохранять донорский орган до 12 часов, была частная шведская фирма. Собственно, пока и остается. Стоит этот раствор, мягко говоря, немало, но и за ним весь мир выстраивается в очередь.

— Перед всем миром и нами, в том числе, стоит важная задача — научиться «реабилитировать» донорские легкие, если они серьезно не поражены и есть возможность вне организма скорректировать их основную функцию. И, конечно, разработать свой раствор для транспортировки, чтобы не зависеть ни от кого, — говорит Никита Грудинин.

Пересадка органа может понадобиться любому человеку

Пересадка органа может понадобиться любому человеку

С первой задачей российские ученые уже справились: на основе собственных, отечественных субстанций, разработали раствор для перфузии легких. Если говорить упрощенно, то этот раствор в течение нескольких часов не просто сохраняет донорские легкие, но и подлечивает их, выявляет возможные проблемы. Все происходит в специальной стерильной камере. И благодаря этому методу функция органа заметно улучшается. Раствор помогает заранее запустить работу легких и проверить их в действии. То есть это в полной мере реабилитация донорского органа, а не просто его сохранение.

— Но важнее было разработать комбинированный раствор — не только для перфузии, но и для транспортировки донорского органа, — поясняет Никита Грудинин. — И мы это сделали. После ряда доклинических исследований мы видим, что наш раствор не только в разы дешевле импортного (за счет опять же отечественных составляющих), но и превышает временные рамки по сохранности. Его способность сохранять донорские легкие в нужном состоянии — от 12 до 14 часов. Если при этом еще используется оборудование для перфузии, то можно приплюсовать дополнительное время, то есть мы можем сохранить легкие до 16 часов.

Вскоре предстоит клинический этап исследований, но все показатели эффективности у российского раствора очень хорошие. И главное, что его очень ждут трансплантологи по всей России и в ближнем зарубежье.

3. ТОЛЬКО В РОССИИ: КАК ПРОВОДЯТ ТРАНСПЛАНТАЦИЮ ПОЧКИ ДЕТЯМ ПРИ ОТСУТСТВИИ НИЖНЕЙ ПОЛОЙ ВЕНЫ

У крошечной Николь Никитиной еще до рождения обнаружили поликистоз почек — когда почечная ткань замещается большими кистами, при этом сдавливая органы брюшной полости и даже грудную клетку. Почки девочке удалили на второй день после рождения. И за полтора года крошка перенесла около 15 различных операций. Все это время за ее жизнь боролось множество врачей — от акушеров роддома при больнице им. Ерамишанцева до диализной бригады в больнице им. Сперанского и хирургов больницы им. Святого Владимира.

За полтора года жизни малышка набрала всего 7 килограммов, ее пришлось перевести на гемодиализ, чего обычно не делают с младенцами. Но выбора не было — иначе бы ребенок погиб. Срочно требовалась трансплантация почки. И только специалисты Центра трансплантологии им. Шумакова взялись пересадить донорскую почку от отца этой крохотной малышки, которой судьба преподнесла столько испытаний.

Маленькая Николь мужественно боролась с болезнью и победила! Фото из личного архива семьи Никитиных

Маленькая Николь мужественно боролась с болезнью и победила! Фото из личного архива семьи Никитиных

— Трансплантацию почки у детей с атрезией нижней полой вены в мире почти никто не проводит, за таких детей попросту не берутся, — рассказывает Джабраил Сайдулаев, заведующий хирургическим отделением №1 Центра трансплантологии им. Шумакова. — К сожалению, послеоперационный период у таких детей протекает крайне тяжело. Но мы всегда справляемся. Вместе с родителями мы подготовили Николь к трансплантации. Мы понимали, что операция будет непростой — почечный трансплантат от взрослого донора должен быть оптимально размещен в брюшной полости ребенка, занимая при этом значительное пространство. А у Николь ранее было множество операций на органах брюшной полости, был выраженный спаечный процесс. Работа была поистине ювелирной, чтобы не повредить жизненно важные структуры и успешно провести трансплантацию почки.

Дополнительные сложности были связаны с тем, что при обследовании до операции специалисты обнаружили: нижняя полая вена, по которой должен происходить отток крови от донорской почки, у девочки фактически атрофировалась. Вена представляла собой небольшой слепой заканчивающийся участок. Если бы ребенок был постарше, можно было бы провести реконструкцию вены, но это дополнительная операция.

— Надо сказать, что за свою карьеру я сделал около 10 таких операций детям с отсутствующей полой веной, — говорит Джабраил Азизович. — Повторюсь — в мире таких операций единицы, большинство из них — российские. Каждый случай уникален. У Николь, к счастью, нам удалось найти возможность выполнить операцию.

Еще одна сложность заключалась в том, что ребенок с момента рождения находился в ренопривном состоянии (удалены собственные почки), то есть ее мочевой пузырь не выполнял резервуарную и выделительную функцию. Были большие сомнения, что мочевой пузырь девочки адаптируется, но эта удивительная крошка справилась со сложной задачей, сейчас он почти в норме.

— Очень важен настрой родителей, — считает Джабраил Азизович. — Если хирург не имеет права сомневаться, то родители порой пессимистично смотрят на вещи. Юлия и Никита Никитины были удивительным примером сплоченной семьи, которые поддерживали и себя, и ребенка, и даже нас, врачей. Их вера в нас и свою дочь была безграничной. Это очень важно. И сразу понятно, что такие родители будут все время следить за состоянием ребенка, реабилитацией, диетой и так далее. А это — главное для долгой работы донорской почки у детей.

Подробнее о донорстве органов в целях трансплантации вы можете узнать на сайте donorstvo.org.