Звезды11 сентября 2021 12:12

Украинский «Носорог» в венецианской посудной лавке

На фестивале показали фильм Олега Сенцова «Носорог» и еще много всего интересного
В «Носороге» нет ничего такого, чего ожидали бы от Сенцова: ни политики, ни выпадов в адрес России

В «Носороге» нет ничего такого, чего ожидали бы от Сенцова: ни политики, ни выпадов в адрес России

Украинца Олега Сенцова обвиняли в России в организации терактов, он провел пять лет в российской тюрьме, став за это время знаменитостью поневоле: мало кому известного режиссера защищали Скорсезе и Спилберг. Поэтому ничего удивительного в том, что его фильм приглашает один из самых престижных мировых фестивалей. В «Носороге», впрочем, нет ничего такого, чего ожидали бы от Сенцова: ни политики, ни выпадов в адрес России в фильме и близко нет. Это довольно типовая «гангстерская драма» с поправкой на украинские реалии 1990 годов. Наверное, это похоже на «Улицы разбитых фонарей», но автор этих строк не видел ни секунды этого знаменитого российского сериала. Фильм прослеживает этапы большого пути простого провинциального украинского парня Вовы в процессе его превращения в быкообразное существо по кличке Носорог. Когда хлопцы бьют друг друга скамейками, вколачивают в друг друга гвозди, режут ножами, нападают с тесаками и молотками - это ещё ничего. Настоящий ужас начинается, когда они открывают рты и извергают из себя диалоги об искуплении. Вот это уже действительно страшно и почти невозможно терпеть.

Показанное в том же конкурсе «Горизонты» индийское полотно под широким названием «Однажды в Калькутте» (Once Upon A Time In Calcutta), разумеется, не имеет никакого отношения к Болливуду. Старательно избегающий мелодраматических схем режиссер Адитя Викрам Сенгупта явно вдохновлялся многосоставными американскими и европейскими фильмами-магнолиями с множеством персонажей, чьи истории затейливо (или не очень) переплетены. Основная героиня тут Эла, корпулентная женщина с трудной судьбой: смерть дочери освободила ее от сожительства с постылым мужем и привела в объятия к скользкому типу в парике, наградившему ее за них отдельной благоустроенной (что для Индии немаловажно) квартирой. Скользкий тип в парике наживался на наивности бедняков, отдававших ему все нажитое в качестве инвестиций. Как и другие персонажи картины, Эла, в отличии от Носорога, стараются не задумываться о моральных аспектах своих действий, и до определенного момента кажется, что русская пословица о том, что на несчастье других счастья себе не построить, работает (или нет) только в России. Эла с удовольствием бы пошла по скользкой дорожке, но иногда этому препятствует законодательство.

«Однажды в Калькутте» (Once Upon A Time In Calcutta)

«Однажды в Калькутте» (Once Upon A Time In Calcutta)

Мексиканский фильм «Дыра в заборе» (El hoyo en la cerca) Хоакина дель Пасо - притча о некой закрытой религиозной школе, в которой в лучших традициях расовой сегрегации обучаются сыновья элитарных семейств, дети министров, банкиров и тд - все почти исключительно белого цвета. В число развивающих игр входит война с местными жителями неправильного цвета кожи, для сплочения коллектива можно использовать и убийство одного из учеников - самого беззащитного, разумеется. Когда в стене обнаруживается дыра, представления о реальности, которые втемяшивают в головы учеников их учителя, могут подвергнуться корректировке, что, конечно, недопустимо.

«Дыра в заборе» (El hoyo en la cerca) Хоакина дель Пасо - притча о некой закрытой религиозной школе

«Дыра в заборе» (El hoyo en la cerca) Хоакина дель Пасо - притча о некой закрытой религиозной школе

«Джулия» (Giulia) Чиро де Каро - один из нескольких женcких фильмов-портретов, которых немало в разных секциях фестиваля. У Джулии большие психологические проблемы: она - типичная девушка со странностями: не очень понимает окружающих, неверно трактует свои с ними отношения - неудивительно, что в какой-то момент она оказывается без дома и в прямой зависимости от обильных римских помоек и свалок, на которых она, впрочем, и так любила копаться. Конечно, Джулия заслуживает любви, только откуда ж возьмётся тот, кто бросится в пучину этого безумия?

«Джулия» (Giulia) Чиро де Каро - один из нескольких женcких фильмов-портретов, которых немало в разных секциях фестиваля

«Джулия» (Giulia) Чиро де Каро - один из нескольких женcких фильмов-портретов, которых немало в разных секциях фестиваля

Во внеконкурсной программе фестиваля важное место отдано документальным картинам об истории итальянского кино, в ХХ веке составлявшем активную конкуренцию Голливуду. Одна из них, «Джанго и Джанго» (Django & Django) Луки Реа, посвящена режиссеру Серджо Корбуччи. Квентин Тарантино снял в свое время фильм «Джанго освобожденный» - ремейк вестерна Корбуччи «Джанго» (1966), а в его недавнем эпосе «Однажды в Голливуде» персонаж Аль Пачино говорит о Корбуччи как о «втором лучшем режиссере итальянских вестернов» (первым всегда был и будет Серджо Леоне) - поэтому не удивительно, что он стал основным спикером этого фильма и в финале даже поделился альтернативной трактовкой сюжета «Джанго». Тарантино прослеживает связь эстетики Корбуччи с фашистской эстетикой (режиссер в детстве пел в хоре для Гитлера и Муссолини) и называет «Джанго» самым кровавым вестерном в истории кино. Франко Неро, играющий персонажа, всюду таскающего за собой гроб с пулеметом, вспоминает, что каждый съемочный день ему приходилось «убивать» по 20-25 человек. В отличие от Леоне, Серджо Корбуччи не делал эпические полотна, менявшие историю кино, он снимал «просто» ковбойские фильмы, а когда мода на них прошла, переключился на комедии («Блеф» с Челентано) - но его вестерны отличались от американских оригиналов не только количеством и качество насилия, они предавали жанру новое, революционное, комиксовое звучание: герои Корбуччи, по словам Тарантино, были в них «быстрее быстрых», являясь практически суперменами, хотя в финале безжалостный режиссер часто лишал их сверхспособностей, что окончательно превращало их в настоящих героев. Тарантино считает, что фильм Корбуччи «Наемник» с музыкой Морриконе ничем не уступает шедеврам Леоне, также много говорит о «Навахо Джо», «Земле Миннесоты», «Большом молчании», «Специалистах», «Напарниках», «Сонни и Джед», возвращая эти фильмы забывшим их синефилам.

«Джанго и Джанго» (Django & Django) Луки Реа, посвящена режиссеру Серджо Корбуччи. Квентин Тарантино снял в свое время фильм «Джанго освобожденный» - ремейк вестерна Корбуччи «Джанго»

«Джанго и Джанго» (Django & Django) Луки Реа, посвящена режиссеру Серджо Корбуччи. Квентин Тарантино снял в свое время фильм «Джанго освобожденный» - ремейк вестерна Корбуччи «Джанго»

Еще один док посвящен режиссеру еще менее признанному - Джо Д’Амато: лично я не видел ни одного его фильма. Ни «Чёрный секс», ни «Чёрный оргазм», ни «Эротические ночи живых мертвецов», ни «Порномагазин на 7-й улице», ни «Гинеколог на госслужбе», ни «Вожделение», ни «Похоть», ни «Людоедскую любовь», ни «ПорноХолокост», ни «Жадный рот», ни даже «Домохозяйки предпочитают жеребцов», хотя какие-то части «Эммануэль» все-таки видел. Аристиде Массаччеси за свою короткую жизнь (он, как и Серджо Корбуччи, прожил, увы, всего 62 года) снял 200 фильмов, среди которых были не только софткор и хардкор, но и вестерны, ужасы и всякий другой забавный и вполне себе осознанный авторский трэш. На дворе стояло время сексуальных свобод и (по сравнению с сегодняшним) полного раскрепощения: банки финансировали эротические фильмы, а потом их показывали на больших экранах - к восторгу публики, рвавшейся ко всему ещё недавно запретному и табуированному. В католической Италии Д’Амато, конечно, приходилось платить за «пропаганду» эротической и всяких других свобод - за каждый из десяти своих эротических блокбастеров он был приговорён к двум месяцам заточения, но всегда умел как-то откашивать от наказания. Фильм «Красный ад. Джо Д’Амато на дороге эксцессов» (Inferno Rosso. Joe D’Amato sulla via dell’eccesso) Манлио Гомараски и Массимилиано Дзанина полон преклонения перед этим недооценённым художником, чей энтузиазм и любовь к кино пусть и сослужили ему дурную службу, но по-прежнему очень заразительны.

«Красный ад. Джо Д’Амато на дороге эксцессов» (Inferno Rosso. Joe D’Amato sulla via dell’eccesso)

«Красный ад. Джо Д’Амато на дороге эксцессов» (Inferno Rosso. Joe D’Amato sulla via dell’eccesso)

У героини испанской картины «Рассинхрон» (Out of Sinc, программа «Венецианские дни») Хуанхо Хименеса, занимающейся звуковым дизайном в кино, удивительное, пока ещё неизвестное медицинской науке расстройство, а может быть профессиональная деформация. У неё рассинхрон с реальностью: она слышит звуки на доли секунды позже того, как те прозвучат. Героиня ищет причины такой странности - в наследственной предрасположенности, в личных особенностях, ее исследуют доктора, но все тщетно. Рассинхрон тем временем увеличивается - она уже прослушивает свои разговоры с кем-то как звуковую дорожку к фильму, после того, как они прозвучат. Фильм находит объяснение этому оригинальному сюжету в не раз использованной кинематографической мифологии, но лучшее, что в нем есть - запоминающийся образ несовпадения человека с текущей реальностью, с другими людьми, когда чувствуешь себя рыбой, оказавшейся вне водной стихии - только открываешь рот и ничего не можешь понять.

«Рассинхрон» (Out of Sinc, программа «Венецианские дни»)

«Рассинхрон» (Out of Sinc, программа «Венецианские дни»)