Звезды13 октября 2021 21:20

Александра Ширвиндта единогласно избрали президентом Театра сатиры

Его сменщиком на должности художественного руководителя стал Сергей Газаров
В президиуме: Сергей Газаров, Александр Кибовский, Александр Ширвиндт, Мамед Агаев.

В президиуме: Сергей Газаров, Александр Кибовский, Александр Ширвиндт, Мамед Агаев.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

13 октября в Московском Театре сатиры представили нового худрука. "Презентация" прошла неформально.

По этому случаю объявили всеобщий сбор. Событие небывалое за последние 20 с лишним лет. Именно столько руководил театром Александр Ширвиндт. Пришла вся труппа. Кто на своих двоих, кто, опираясь на трость, кого выводили под руку… Как потом пошутит Ширвиндт: да, у нас богадельня.

- Все, кому за 90, сели в первый ряд, - поделилась наблюдением 76-летняя народная артистка Наталья Селезнева. И присела во втором ряду к «молодежи» - 60+. В первом, действительно, разместились народная артистка СССР 96-летняя Вера Васильева и народная РСФСР 91-летняя Зоя Зелинская.

Вера Висильева и Наталья Защипина. Справа от них вдали Зоя Зелинская.

Вера Висильева и Наталья Защипина. Справа от них вдали Зоя Зелинская.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Наталья Селезнева в маске.

Наталья Селезнева в маске.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

- Кузя, как ты? – с нежностью обратилась Селёзнева к Вере Кузьминичне. - Серёжа, а ты как? – спросила у актера Сергея Чурбакова. Наталья Игоревна в родном театре не была уже несколько лет. Болела. И сегодня всех (ну или почти всех) была рада видеть.

- Пока работаю… Шутка дня, - актуально ответил ей Чурбаков.

Новый худрук – это та новая метла, которая еще неизвестно, в какую сторону будет мести.

На сцену вышли руководитель департамента культуры Москвы Александр Кибовский, ушедший в отставку Александр Ширвиндт, его сменщик худрук Сатиры Сергей Газаров и директор театра Мамед Агаев.

- У меня будет короткое сообщение: вчера произошла большая новация, - сказал Кибовский. – У нашего многоуважаемого Александра Анатольевича Ширвиндта был последний рабочий день в качестве худрука театра. Сегодня - первый рабочий день у Сергея Газарова в новом качестве. Год я сопротивлялся решению Ширвиндта уйти в отставку. Мурыжил его. Поэтому сегодня мне нужна поддержка зала (труппы), чтобы Александр Анатольевич остался в театре, продолжил работать в каком-то ином качестве. Перед тем, как разойтись мы должны решить, в каком именно…

Пока Кибовский говорил, у меня за спиной перешептывались актеры из старой гвардии: «Кошмар какой! Шура уходит, не верим своим ушам».

Следом за Кибовским взял слово Сергей Газаров:

- Сегодняшний день для меня очень волнительный. Просто сесть в кресло художественного руководителя - это не про меня. Я понимаю плюсы и минусы этого назначения, так же как понимаю, куда я пришел - в легендарный театр. Мне кажется, я знаю, как этот театр развивать, в каком направлении двигаться и, главное, в течение какого времени должен быть результат. Любую работу определяет результат. Но я согласен: Александр Анатольевич (Ширвиндт) не может просто так взять и уйти. Я тоже считаю: он должен продолжить работу в любом качестве. Например, действующего (а не номинального) президента театра…

- Ну как Путин, - вполголоса сказала Селезнёва.

- Но он уже вывез вещи, - возмутился Кибовский. На самом деле Ширвиндт освободил свой кабинет еще летом. - После такого количества лет, вот так просто взять и уйти!.. Так нельзя. Надо поддержать инициативу Газарова. Коллектив, прошу поддержать Ширвиндта в качестве президента…

Зал зааплодировал. После этого слегка подуставший от затянувшейся больше чем на год "отставки" Александр Анатольевич взял слово:

- Что приятно в сегодняшней мизансцене: это то, что мы вместе. У нас же как: либо экс-худрук - в изгнании, либо его выносят из театра вперёд ногами, а в это время мимо гроба проходит новый худрук. Я рад, что у нас в театре намечается приемлемый вариант всего этого дела.

Президент театра – это, конечно, безумная придумка. Во-первых, это выборная должность (Ширвиндт сделал паузу)… Ваших аплодисментов не хватает (последовали аплодисменты). Хорошо. Во-вторых, президент театра – это какая-то мистика, но интересная… (год назад Ширвиндт говорил, что никогда президентом театра не станет – Ред.). С таким же успехом я мог бы стать президентом подземного перехода. Тоже красивая должность. Мимо меня будут проходить люди, а я буду сидеть с протянутой рукой, - пошутил Александр Анатольевич.

– А если серьезно: пятьдесят два года – в Театре сатиры. Вообще я в этом производстве (театральном) 66 лет. Это много. Просто так хлопать дверью… Зачем, почему? Обижаться – не на что. Вы все – родные люди. У нас семья при всех перепадах нашего существования. Я только хочу сказать Сереженьке (Газарову), что при всём его таланте и индивидуальности, чтобы он не подменял творчество репрессиями. Конечно, так или иначе возникнет необходимость вливания новой крови, нужны мускулы. Но бережное отношение к сидящим здесь необходимо. Я понимаю: мы тут уже прижились, привыкли друг к другу. Когда нас упрекают в том, что у нас богадельня... Да, богадельня (в зале смех). Но театр у нас очень хороший (снова смех).

Нас упрекают в старомодности, но, если говорить объективно, у нас разнообразный репертуар. У нас часто бывают спектакли значимые и очень столичные. И у нас всегда нормально со сборами, что немаловажно. Был момент, когда мы были в лидерах (по сборам). Сейчас труднее…

Да, последний период был очень сложный. Ссылаться на эту пандемию очень удобно. И тем не менее не только она… Кто виноват? Ну, конечно, я. К концу прошлого сезона, когда я сказал Кибовскому: давай что-то думать, у меня в столе лежало четыре распределения (в будущие постановки). Это пьеса Григория Горина «Чума на оба ваших дома» (предполагалось, что режиссером будет Антон Яковлев). Мы остановились на очень интересной придумке «Балалайкин и Ко» (должен был ставить Сергей Газаров).

Андрюша Максимов собирался поработать на нашей малой сцене. Макс Аверин пришел ко мне с безумной идеей относительно мюзикла «Малыш и Карлсон»…

Максим Аверин.

Максим Аверин.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Но я подумал: в новом сезоне придет новый худрук. Предположим, все мои задумки его не устроят. Представьте, что если бы все это было в работе, какой бы это был сумасшедший дом. Вот как на духу наша ситуация.

Не буду вас больше мучить, скажу только что, в Театре сатиры работают очень современные люди. Мы сегодня принимаем нашего нового худрука. И сегодня же назначают председателя Государственной Думы. Это очень значимо. Таких патриотов, как мы, больше нет. У нас всё как в Думе.

- Дорогие коллеги, я так просто не уйду. Мне нужно управленческое решение, - снова взял слово Кибовский. Таким настойчивым руководителя московской культуры мы ещё не видели. – Я требую, чтобы мы проголосовали. Кто за то, чтобы Александр Анатольевич продолжил работать в театре в качестве президента? - зал поднял руки. - Единогласно. Прошу это запротоколировать. Александр Анатольевич, мы вас принудим к этой работе….

Ширвиндт не особо сопротивлялся. Опираясь на трость он вместе со всеми вышел из зала. Как мы поняли, Александр Анатольевич будет играть роль буфера, «разводящего» или лучше сказать, «мягкой силы» между новым худруком Сергеем Газаровым и директором театра Мамедом Агаевым. Отношения между ними, скажем так, не очень…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Александр Ширвиндт о своей отставке: "Сам не понимаю ситуацию. Пока никакой конкретики нет"

Уже неделю все гадают, ушёл Александр Ширвиндт с должности худрука театра Сатиры или нет (подробности)