Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
19 октября 2021 9:38

Это вам не Москва: слухи об умирающей провинции сильно преувеличены

Европейские дороги, развитое сельское хозяйство и немалые пенсии увидела корреспондент kp.ru на юге Урала

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Сдается мне, что слухи о загнивающей провинции сильно преувеличены. "Мы не Москва", - то и дело с укором повторяли родственники, живущие в глубинке, во время телефонных разговоров.

"Есть в России три дыры: Троицк, Бреды, Карталы", - гласила народная мудрость. В 2006 году, когда я уехала из Карталов, крошечного города на юге Челябинской области, там действительно все было совсем не айс. За годы ельцинского правления в городе уничтожили элитную ракетную дивизию, которая кормила и поила Карталы. Кто мог - собирал брошенный военными металлолом, выкапывал зарытый в земле кабель. Надежд на перемены не возникало.

Недавно мне довелось вернуться в свой город, знакомый до слез. И я готовилась к встрече с матерью-разрухой.

Мать-разруха нынче совсем не та

Город выглядел как с картинки. Чистые улицы, ровные дороги. Ухоженные поля не хуже европейских и по несколько магазинов в каждом доме. За годы, пока меня не было, в городе появились три физкультурно-оздоровительных центра, бассейн, кинотеатр с 3D, английский клуб, куча кафешек и даже кальянная со стриптиз-баром, именуемым в народе "проститутошная".

Вид на здание современного спорткомплекса в селе Варна. Фото РМК

Вид на здание современного спорткомплекса в селе Варна. Фото РМК

После долгого затишья в городе стали строить многоквартирные дома!

Надо думать, раз есть такие блага цивилизации, стало быть, и деньги откуда-то взялись.

Оказалось, в провинции появилась работа. Уцелел и успешно работает целый ряд железнодорожных предприятий, но впридачу появились новые, вроде «РИФ-Микромрамор», «Строительный камень», «Геоинвест». А Михеевский горно-обогатительный комбинат (ГОК), хотя официально зарегистрирован в соседнем районе, но обеспечил многих карталинцев московскими зарплатами и соцпакетами. Меня, например, удивило, что сотрудникам ГОКа дают бесплатные путевки в санатории области и Башкирию.

ПОБЫВАТЬ В ЕВРОПЕ, НЕ ВЫЕЗЖАЯ В ЕВРОПУ

"Уральская Европа" - называют наши края. Фокус местных сел в том, что они носят европейские названия: Варшавка, в честь подавления казаками восстания в Варшаве. Варна - в честь взятия казаками болгарской Варны во время русско-турецкой войны. Про село Париж даже говорить не буду, это бренд области. Еще есть Берлин, Лейпциг, Порт-Артур, Остроленкский... в последнем населенном пункте, кстати, располным-полно костей мамонтов и доисторических животных. Их выносит местная речка столько, что хоть забор городи.

Местные края зовут "Уральской Европой".

Местные края зовут "Уральской Европой".

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Оказалось, что "Уральская Европа" выглядит ничуть не хуже европейской. И поля убраны, и техника новая, и дома аккуратные, и сюрпризы в лесу.

В наших краях много родников с радоновыми водами. Выяснилось, что теперь каждый родник и каждая полянка в лесу вылизаны и обихожены, а под каждым кустом путнику готов и стол и дом. Заходишь в лес к знакомому ручью, а там - мангал, барбекюшницы, сетки, шампура, скамейки, столики, урны и туалет.

Аннушкин родник.

Аннушкин родник.

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Фершампенуаз, тезка французской колонии, славится на всю страну своими курами. А одно из самых богатых сел района - Варшавка, специализируется на мясном животноводстве. С незапамятных времен здесь разводят бычков породы герефорд. Мраморное мясо, цена которому в Москве - от тысячи рублей за килограмм, на карталинском рынке стоит... 350 и не считается местными жителями за деликатес.

- А мы гуляш из него делаем. Вкусное, - призналась карталинка Наталья Колесова.

И отреагировала на мое изумление:

- Ну а что, не будешь же стейки каждый день готовить.

Старинная казачья изба в Фершампенуазе теперь стала музеем.

Старинная казачья изба в Фершампенуазе теперь стала музеем.

Фото: Евгения КОРОБКОВА

То, что питаются в провинции лучше, чем в Москве - факт. Продукты, которые в столице называются фермерскими и стоят как крыло самолета, здесь в разы дешевле и вообще считаются обычной едой. Вкуснейшие пельмени из Чесмы - всего двести рублей за килограмм, при этом, в пельменях ни грамма сои и курятины. Сыры, колбасы, сосиски в натуральной оболочке и прочие продукты питания не чета пятерочкинским - поставляет Орск. Практически у каждой второй семьи имеются коттеджи с приусадебным участком и живностью, так что своей курятиной, крольчатиной свежими яйцами, фруктами и ягодами местные не обделены. За тушенкой, сгущенкой и консервами карталинцы ходят в Росрезерв, на комбинат "Скала". Но главный лайфхак провинции в том, что с зарплаты город ездит закупаться товарами в соседний Казахстан, практически примыкающий к району. В Казахстане продовольствие, одежда и косметика на порядок дешевле, значит, можно существенно сэкономить. Напротив, в Казахстан везут канцелярские товары и наши автомобили, которые там можно продать дороже на 15-20 процентов.

Коттеджный посёлок Западный в городе Карталы.

Коттеджный посёлок Западный в городе Карталы.

Фото: Евгения КОРОБКОВА

В прежние времена, когда с пограничным контролем все было не так жестко, из соседней страны ящиками возили водку на электричке "Карталы-Челябинск". Солидная часть пути электрички проходит через Казахстан, во время остановки на казахстанских станциях продавцы сами подтаскивали ящики со спиртным к вагонам. Неслучайно второе название электрички было "водочная".

В тяжелые времена мы выживали на казахской водке, перепродавая ее где-то в менее приближенных к границе краях. К счастью, эти времена миновали.

ЗДЕСЬ ВСЕ РЯДОМ

Когда я спрашиваю своих знакомых в Америке, живущих в университетских городках, чем им нравится такая жизнь, один из главных аргументов - "Там все рядом".

Вот и в провинции все рядом. Пять минут - и ты на вокзале. Пять минут - ты в библиотеке, в школе, на работе. Такси в любую точку города стоит не тысячу, а сто рублей. Рабочий день заканчивается в шесть часов вечера.

За высшим образованием карталинцы едут в Челябинск или Магнитогорск. Лично я ездила на учебу в электричке с деревянными лавками. Вагоны были неотапливаемыми так, что волосы примерзали к окнам, а сам путь занимал порядка шести часов.

Сейчас все круто изменилось. На смену старью пришла "Ласточка" с самолетными креслами, которая довозит до областного центра всего за два с половиной часа. Причем, пенсионерам и студентам билет на "Ласточку" составляет полцены, всего 350 рублей.

Фантастика: два часа в удобном поезде - и ты не на другом краю Москвы, а уже в другом городе!

Южно-Уральский Государственный Университет в Челябинске.

Южно-Уральский Государственный Университет в Челябинске.

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Мы любим замечать только плохое и повторять разные клише. Вот, мол, все плохо, кругом нищета, страна в разрухе.

Мой визит в сердце провинции показал, что отнюдь не все плохо. В пресловутые девяностые провинция действительно загибалась и не знала, как жить. Сейчас, стучу по дереву, очевидно, что из ельцинской пропасти город выбрался. Фантастическое дело: здесь очень много семей, где работает один человек, а жена, например, занимается хозяйством: теми же курами и огородом. Причем, зарплаты одного человека вполне хватает, чтобы содержать семью.

Не загибаются и пенсионеры. В моем городе, половина жителей которого железнодорожники со стажем, неплохие пенсии да еще и вторая пенсия от некоммерческих фондов. В среднем, получается порядка сорока тысяч рублей, на которые провинциальные пенсионеры могут позволить себе весьма неплохую жизнь: менять автомобили, делать ремонты, покупать квартиры для детей, отдыхать за границей.

- Я, например, в Турцию по два раза в год езжу, - призналась одинокая пенсионерка Любовь Ш.

Крыть мне было нечем, я в Турции вообще ни разу не была.

В общем, это вам не Москва.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Варшавка.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Варшавка.

Фото: Евгения КОРОБКОВА

Но местные, конечно, все равно ворчат. Сравнивают себя с Москвой, и, сколько я себя помню, сетуют на отсутствие "нормальной" работы. Правда, что в их представлении нормальная?

Когда в городе хотели построить пельменный завод, горожане возмутились. Мол, не царское это дело - пельмени лепить.

Когда открылся ГОК, а вместе с ним - куча вакансий и хорошие зарплаты, недовольные возгласы не утихли.

ГОК ругают почем зря за то, что их "закабалили", за суровую дисциплину (нельзя опаздывать). Одно из самых громких обвинений в том, что предприятие попортило экологию. Из вежливости я киваю головой и вспоминаю, как жили мы. По утрам вставали и смотрели с балкона на военные склады, куда привозили топливо. Если со складов тянулись желтые облака, это означало, что там опять что-то пролили и лучше не выходить из дома... Но военный городок и прошлое здесь ругать не принято....

Когда пустили удобную "Ласточку" - местные тоже расценили это как знак надвигающегося Апокалипсиса. Вот, мол, теперь провернуть заячий вариант не получится: в старых электричках можно было зайцем ездить, а здесь билеты продаются по местам. Да и в казахских городах "Ласточка" не останавливается, значит, маршрут "vodka and travel" отменяется...

Понятно, что Карталы - не вся Россия. Город железнодорожников и элитных военных не сравнить с той же Тверью, к примеру, где все не так радужно. Кругом и бедность, и бестолковщина, и Россия такая разная. Но бесспорно и то, что жизнь улучшается. Не так скоро, как всем бы хотелось, но улучшается. И это главное, на что стоит обращать внимание.

Еще мнения

«Молодёжь оттуда никуда не уезжает»

Я поделилась своими рассуждениями на фейсбуке и со мной согласились многие.

- Очень схожие впечатления, - отметила поэт и директор издательства "СТиХи" Алла Поспелова. - Дороги, инфраструктура, открытие предприятий, возрождение сельского хозяйства - я все это вижу более чем за пять лет поездок по стране, а я много езжу, распространяя книги.

Похожую ситуацию описала омичка Татьяна Рындак:

- Машины на улицах в среднем миллион стоят... квартиры раскупают вмиг, коттеджи строят. Инфраструктура неплохая построена за последние годы, куча магазинов, торговых центров, где всегда толпы. В ресторанах народ сидит, в развлекательных центрах. Но «живём плохо, есть нечего, бедные мы несчастные»...

- А мои родители в Мордовии живут, - откликнулась журналистка Татьяна Богданова. - Там куча магазинов открылась, кирпичные дома растут как на дрожжах (при мне всё было деревянным и старым), открываются платные досуговые центры для детей. Автобус от нашего района до города ездит один раз в день, потому что нет надобности его гонять туда-сюда, у всех машины. А самое интересное, молодёжь оттуда никуда не уезжает. Работа тоже есть. У меня брат 35 000 получает. Для нашего районного центра, это немало. Но все ходят и ноют, что нет денег, а вот в Москве... А сами и на море бывают, и квартиру, машину покупают...

Лицом к лицу лица не увидать, - сказал Есенин. Я много раз говорила карталинцам о положительных изменениях в городе, но моим наблюдениям все равно не поверили.

- Да что та Карталы, вот Москва живет - это да. Наши зарплаты по сравнению с Москвой - это пшик. Там в Москве на дороге пять тысяч будет лежать - и никто не поднимет! - с ученым видом знатока поведал карталинец дядя Вова.

КОММЕНТАРИЙ

Анатолий Вдовин, глава района:

"То, что в провинции можно жить и даже жить неплохо - абсолютная правда. И наш район тому подтверждение. У нас появились новые предприятия, мы рассчитались с долгами, вошли во все областные и федеральные программы. Как видите сами, трассы асфальтируются, поселки - газифицируются, приводим в порядок водоснабжение и теплотрассы. Открываем детские сады, так что очереди в сад нет. Мы вошли в программу по развитию опорных населенных пунктов. К 2030 году жизнь в поселках и в крупных городах станет одинаково комфортной.

В общем, мы, карталинцы, такие же как и все: живем в России, дышим воздухом, болеем ковидом и боремся с ним. У нас, как и у многих, есть огромное желание видеть свой край красивым, чистым, перспективным. Мы хотим, чтобы наша молодежь оставалась здесь, а не уезжала в большие города. Нам очень многое нужно сделать, и мы стараемся."

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Оживить русскую провинцию могут туризм и скоростные железные дороги

Российские города вымирают - разбираемся, почему так происходит, и чем это грозит (подробности)