Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Boom metrics
Общество17 ноября 2021 12:00

«Таких врачей у нас быть не должно». Медсестра, которая ввела трехлетнему ребенку хлорид калия вместо физраствора, так и не признала вину

Андрюша Давыдов умер на глазах у мамы под капельницей
Светлана ВОЛОДИНА
Андрюша Давыдов умер на глазах у мамы под капельницей

Андрюша Давыдов умер на глазах у мамы под капельницей

Фото: Личный архив

В Иванове продолжается суд над врачом и медсестрой 1-й городской больницы – они обвиняются в смерти трехлетнего Андрея Давыдова. Мальчик умер на глазах у мамы под капельницей, где, по версии следствия, вместо безобидного физраствора стоял хлорид калия в смертельной дозировке.

Главный вещдок невиновности исчез

Предфинальным аккордом в деле двухлетней давности стали недавние прения в суде. После них суд должен вынести окончательный вердикт в истории гибели от врачебной ошибки 3-летнего малыша, за которой внимательно следит kp.ru.

Свое слово на прениях высказала пострадавшая сторона – родные погибшего мальчика уверены, что вина врача Станислава Мельникова, которого уже нет в живых, и медсестры Марьям Ильясовой полностью доказана: один без анализов назначил мальчику, поступившему по «скорой» с кишечной инфекцией в нормальном состоянии, сразу несколько капельниц, другая вместо одного препарата – хлорида натрия – поставила неразбавленный хлорид калия. Ребенок умер под капельницей за считанные минуты.

- Два года назад произошло чудовищное преступление. Следственный комитет собрал большой объем доказательств того, что ребенку был введен хлористый калий. Об этом мне говорил и начальник областного департамента здравоохранения Артур Фокин при личной встрече с ним. Эта версия и является приоритетной. Сторона защиты пытается сделать акцент на том, что у ребенка были хронические заболевания или патологии и он мог скончаться от них, но ни одна экспертиза не указала на какие-то разрушения или патологии во внутренних органах ребенка, - сообщила на суде бабушка мальчика Светлана Лебедева.

По ее словам, сторона защиты подсудимой выдвигала версии с различными диагнозами, засыпая суд многочисленными ходатайствами, чтобы затянуть процесс и избежать наказания для Ильясовой.

Бабушка уверена: с первых минут трагедии медперсонал больницы знал причину смерти ребенка и пытался скрыть пузырек с лекарством. Куда делся главный вещдок невиновности медиков, ни один из обвиняемых за два года так пояснить и не смог. Более того, свидетель Козинец – на тот момент санитарка больницы – видела, как врач, которая должна была оказывать помощь малышу до прибытия реанимационной бригады, впопыхах бегала по отделению и искала соду. Именно ею медик собиралась нейтрализовать избыток калия в организме ребенка. Не найдя соду, врач использовала фуросемид – этот диуретик также предназначен для нейтрализации хлорида калия. Но и тот не вернул малыша к жизни.

- Вместо того, чтобы реанимировать ребенка, творилось что-то невообразимое. Врачи бегали туда-сюда, фактически оставив погибающего малыша с той же самой медсестрой, которая ничего не делала. Терялись драгоценные минуты, - отметила в суде бабушка Андрея Давыдова. Хотя реаниматологи говорили родственникам после случившегося, что даже если бы они прибыли сразу, не смогли бы спасти мальчика - доза калия в организме была очень высока.

В Иванове продолжается суд над врачом и медсестрой 1-й городской больницы – они обвиняются в смерти трехлетнего Андрея Давыдова.

В Иванове продолжается суд над врачом и медсестрой 1-й городской больницы – они обвиняются в смерти трехлетнего Андрея Давыдова.

Фото: СОЦСЕТИ

Алкоголик возглавлял отделение и принимал детей

Адвокаты подсудимой Ильясовой построили свои прения на том, что собранных доказательств недостаточно, а все экспертизы – это лишь предположения. Более того, усомнились в адекватности показаний свидетелей – санитарки Козинец, которая якобы злоупотребляла алкоголем на рабочем месте, за что и была уволена из больницы, и медбрата Ушакова, который заявил суду, что четко видел в капельнице бутылку с хлоридом калия, но его слова никто из коллег-медиков так и не подтвердил. Адвокаты также отметили, что врач Станислав Мельников был удостоен ордена Пирогова за заслуги в борьбе с коронавирусом, но предпочли не акцентировать внимание на том, что он официально, по заключению психиатров, страдал хронической алкогольной зависимостью и при этом занимал пост заведующего приемным отделением детской инфенкционки.

Мельников без анализов назначил трехлетнему ребенку лекарства «на глазок» и не проконтролировал, что и как вливает пациенту медсестра – студентка, отработавшая в больнице всего месяц. Судебная экспертиза доказала, что после произошедшего были вырваны листы из истории болезни, появились дописки в диагнозе и назначениях чернилами другого цвета.

- Исполнение врачебных обязанностей Мельниковым не выдерживает критики. Что говорить – он даже не оказал помощь моей дочери, когда она упала в обморок на его глазах. Он просто ушел. Соболезнования нашей семье выразила только его вдова, - говорит Светлана Лебедева.

А медсестра Ильясова в ту роковую ночь даже не вышла к матери и бабушке погибшего ребенка, чтобы объясниться. На следующий день она как ни в чем не бывало заступила на сестринский пост и продолжила свою работу.

- Таких врачей у нас быть не должно. Это полное равнодушие, невнимательность и наплевательское отношение к людям, тем более к детям, - выразилась на суде потерпевшая сторона.

«Ребенок не кричал, он просто капризничал»

Сама медсестра Ильясова, которая сейчас продолжает обучение в медицинском вузе Москвы и работает медсестрой в одной из клиник, на суде заявила, что день 23 октября 2019 года стал для нее роковым, и все эти два года были очень тяжелыми.

- Все это время я была уверена, что специалисты и профессионалы примут объективное и справедливое решение. Много раз я прокручивала все свои действия того вечера. Меня обвиняют в том, что я не убедилась, какой препарат взяла, перепутала препараты – могу с уверенностью сказать, что этого не было. Все это домыслы, слухи и предположения – на них и строится обвинение, - отметила подсудимая.

По ее словам, кровь, взятая после смерти ребенка на исследование, не может давать объективные результаты, потому что на тот момент начала распадаться. Доказательств небрежности и халатности, по мнению Ильясовой, также нет – перепутать флаконы с препаратами она якобы не могла, а хлорида калия и вовсе в тот день не было среди лекарств.

- Я не берусь оценивать правильность назначений врача, правильность заливки лекарств во флаконы, которые нам выдают. Я делала все по тем обозначениям, которые были написаны на препаратах. В тот момент, когда я переставляла капельницы, ребенок не кричал, он просто капризничал - как капризничают дети, когда видят медперсонал. Мне безусловно жаль мальчика – я выражаю соболезнования близким, - сказала Ильясова.

В своем последнем слове она отметила, что, если бы была виновата, то из больницы ее сразу бы уволили. Несмотря на внешнее спокойствие и закрытость, ей приходилось обращаться за помощью к психологам после случившейся трагедии. Ильясова также попросила суд объективно рассмотреть дело и вынести оправдательный приговор.

Свое решение по «делу врачей» суд огласит 25 ноября.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Смертельная капельница. Почему медики из Иваново до сих пор не ответили за гибель трехлетнего пациента

Точка в деле о смерти трехлетнего Андрюши Давыдова до сих пор не поставлена (подробности)