Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Звезды21 декабря 2021 11:27

Сухоруков, Домогаров - кто следующий? Почему артисты уходят из Театра им.Моссовета

Народные любимцы раскритиковали методы руководства худрука Евгения Марчелли
Народные любимцы раскритиковали методы руководства худрука Евгения Марчелли

Народные любимцы раскритиковали методы руководства худрука Евгения Марчелли

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

Эпидемия скандалов в московских театрах не утихает. Началось брожение в Театре им.Моссовета. Здесь, хоть и звездный коллектив, но интеллигентный и неконфликтный. В бузе прежде не замеченный. И тут - никогда не было и вот опять - огорчил своих поклонников Александр Домогаров. Недавно он объявил об уходе в длительный академический отпуск. По крайней мере на полгода, а там как Бог даст. Сейчас Александр находится не в России. Причина всего: Домогаров не сработался с новым (назначен в сентябре 2020 года) худруком Евгением Марчелли.

Летом ушел из «Моссовета» еще один народный любимец – Виктор Сухоруков.

- Я не делал громких заявлений, а спокойно ушел в конце первого сезона, который прошел под руководством Марчелли, - сказал нам Сухоруков. - Это не было спонтанным, стихийным решением. Все было продумано и взвешено. Никто на меня не давил, не прессинговал. Просто за сезон накопилось много негативного. Я уходил от ситуации, в которой людям, которые могли вершить мою творческую судьбу, я был неинтересен.

А предыстория такая. Во время репетиций спектакля «Странник» у Сухорукова возникло недопонимание с режиссером Юрием Ереминым. И хотя премьера состоялась, но осадочек остался. Сухоруков надеялся, что новый худрук поможет сцементировать случившийся творческий разлад. Ну а как? За климат в коллективе отвечает руководитель. Но тот не только не помог, но даже не поздравил с премьерой. Народный артист обиделся.

- Мне показалось, что я им неинтересен, - объяснил нам Виктор Сухоруков. - Из-за отсутствия этого интереса, я ушел.

Домогаров высказался гораздо резче. В интервью Алле Довлатовой он сказал:

- Я не готов мириться с политикой нового художественного руководителя. Год он ничего не мог сделать, потому что в театре был другой директор (Валентина Панфилова). 4 месяца назад сменился директор. За это время театр был разрушен, разрушена труппа. Чем больше я нахожусь вне театра, тем меньше у меня уверенности в том, что я туда вернусь. Хочу посмотреть, что будет с театром в конце сезона и в начале следующего – он юбилейный (столетие Театра им.Моссовета).

По словам Домогарова, в труппе 95 человек, при этом играют на сцене человек 15-20, остальные сидят без работы:

- Труппа немолодая - 40 +. Если возрастным артистам не давать работать, то через год наступает полная растренированность. Либо нынешний худрук этого не понимает, либо у него задача разрушить наш театр. И создать новый, где не нужен артист думающий, имеющий собственное мнение. Где нужен актер-марионетка, функция…

Домогаров раскритиковал и последнюю премьеру – спектакль «Жестокие игры» в постановке Евгения Марчелли. Премьера прошла 30 октября на Основной сцене.

- Ни один из молодых артистов не может ответить на вопрос, о чем спектакль «Жестокие игры». Только общие слова про то, что молодежь никто не любит. Почему молодежь никто не любит? Откуда вообще это взялось, кто внушил эти мысли?.. Там есть момент, где на сцену выходит человек 30 артистов, в том числе заслуженные, и поют песню… из «ТикТока». Любое искусство имеет право на жизнь, если оно оправдано, если в нём есть какой-то смысл...

Разочаровал новый худрук и народную артистку РСФСР Валентину Талызину (хотя вначале она восприняла его с надеждой). Но он захотел её «всунуть» (это слова Талызиной) в спектакль «8 любящих женщин» на роль старухи. И она ответила, что, во-первых, никогда не играла старух, а, во-вторых, всегда играла главные роли. И отказалась от «вашей старухи». Эту роль сыграла Ольга Остроумова. Талызина же репетирует Мурзавецкую в спектакле «Волки и овцы» (на 22 января, день рождения Валентины Илларионовны, назначена премьера).

Понятно, что артисты, тем более народные любимцы, эгоистичны и зациклены на себе. Но основания для недовольства у них все-таки есть.

Говорят, отсмотрев весь репертуар, Марчелли объявил труппе, что ни один спектакль на Основной сцене ему… не понравился. Вот как такое заявить? Конечно, он тут же настроил против себя многих.

В «Жестоких играх» он сделал ставку на молодых (что логично - молодежная пьеса), а заслуженных и маститых (к тому же немолодых) вывел в массовке. Они маршируют на сцене в цветных дождевиках и поют (Домогаров назвал это песней из «ТикТока»). Артисты стали жаловаться, мол, не по возрасту им такое: раньше играли большие роли, а на «старости лет» выходят в массовке, да еще в дурацких дождевиках.

Но у режиссера свой взгляд на искусство, современный и новый. Хотя как новый... Марчелли уже ставил «Жестокие игры» в Саратовском театре драмы. «Фрёкен Жюли» (весной выпустил как премьеру на малой «Сцене под крышей»), - в Омском театре драмы и даже был номинирован на «Золотую маску». Труппа тут же смекнула: так называемые премьеры – это режиссерский апгрейд старых спектаклей. Да, за год Марчелли поставил два спектакля, но оба - повторы.

Наверное, поэтому Талызина «аккуратно» назвала его «не совсем одаренным дельцом», сказала, что стиль и эстетика Марчелли не в традициях театра: «не идет в глубину психологического образа, идет сверху, с какими-то формалистическими закидонами». И ужаснулась, что ушел Домогаров, которого публика любит, на которого хорошо продаются билеты.

С продажей билетов действительно начались проблемы. Неполный зрительный зал, чего раньше в этом театре почти не было. Хотя сегодня многое можно списать на ковид.

Явного бунта в Театре им. Моссовета пока что нет, но атмосфера не очень. Как сказал Домогаров: «Одни (артисты) хотят дожить, просуществовать, другие просто не знают, что им делать».