Матери четырех повешенных "дембелей" говорят об убийстве

Военный прокурор Приволжско-Уральского военного округа Владимир Мельников заявил о получении следствием доказательств, исключающих версию убийства четырех военнослужащих срочной службы, тела которых были найдены повешенными на деревьях в минувшую среду в 20 километрах от Саратова, в 3 км от военной летной части "Сокол". "Результаты осмотра места происшествия, судебно-медицинская экспертиза трупов и другие доказательства достоверно подтверждают факт группового самоубийства", - сказал Мельников. Причины, которые заставили четырех "дембелей" покончить с собой за месяц до увольнения из армии, абсолютно неясны. Но военный прокурор считает, что военнослужащие опасались уголовной ответственности за совершенные ими преступления. Ранее на этой неделе помощник военного прокурора Приволжско-Уральского военного округа Сергей Богомолов сообщил, что в отношении одного из погибших солдат прокуратура ранее возбудила уголовное дело по факту угона автомобиля. В угоне также подозревались и трое повешенных вместе с ним сослуживцев. Кроме того, местные правоохранительные органы проверяли их причастность к другим преступлениям. Отметим, что четырех солдат, угнавших машину, нашли повешенными в лесу на следующий день после того, как они были вызваны в прокуратуру для дачи показаний по делу об угоне. Солдаты-срочники учебного вертолетного полка Сызранского вертолетного училища Георгий Прядкин из Хакасии, Вячеслав Елисеев из Ростовской области, Алексей Садомов из Новосибирска и Денис Сандалов из Кировской области ушли в "самоволку" из воинской части N21965 во вторник около 22:00 по московскому времени. По факту смерти солдат было возбуждено уголовное дело по статье 110 ("Доведение до самоубийства"). Родные рядового Прядкина не верят в самоубийство В селе Бея, в Хакасии ждут "груз-200" из Саратовской области – с телом уроженца Беи Георгия Прядкина, сообщает ИА Regnum. Как рассказала мать солдата Ольга Прядкина, в районном военкомате уже были вывешены списки призывников, которые должны были в мае этого года вернуться домой. Буквально накануне в комнате Георгия провели ремонт: семья ждала его из армии. Теперь в комнате солдата - коробки с провизией и спиртным: в доме уже готовят поминки. Однако гроб с телом отправят после того, как закончится экспертиза. "Я уверена, мой сын не мог совершить самоубийство. Он погиб практически на пороге дома! Зачем четырем солдатам вешаться накануне дембеля?!" - говорит Ольга Прядкина. В начале апреля четверо солдат-срочников, проходивших службу в Сызранском гарнизоне, угнали "Жигули-копейку". Машина съехала в кювет и была разбита. Как объяснил сам Георгий матери в телефонном разговоре, солдаты хотели "покататься". Поступок сына мать не оправдывает. После того, как сын рассказал о случившемся, трубку взял некто Шакиров - офицер из части, а затем она поговорила с хозяином угнанной машины. Хозяин оценил машину в 48 тысяч рублей. Для сравнения, в Хакасии "красная" цена за аналогичный автомобиль в идеальном состоянии - 25 тысяч. Он предложил разделить сумму ущерба между виновными. После того, как родители перечислят деньги - по 12 тысяч каждый, дело будет закрыто. Ольга Прядкина переслала нужную сумму немедленно. Сын сообщил ей, что деньги получил, как и остальные солдаты, кроме одного из них. "Настроение у него было хорошее, и ему ничего не угрожало. Даже если бы я не отправила этих денег, и дело не закрыли бы миром, максимум, что ему грозило бы - условный срок. И он знал об этом. Это не причина для суицида!" - считает мать погибшего. Мать погибшего солдата считает, что сына, как и его сослуживцев, убили из-за того, что они, возможно, стали свидетелями беспорядков, творившихся в части. Инцидент с машиной был использован командованием в качестве притянутого мотива для суицида. NEWSru.com