Политика

Владимир Жириновский признался, что прожил жизнь «на тройку»

Политик рассудил, что не против «родиться в другом городе и от других родителей»
Владимир Жириновский признался, что прожил жизнь «на тройку»

Владимир Жириновский признался, что прожил жизнь «на тройку»

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Владимир Жириновский, лидер партии ЛДПР, откровенно рассказал о своей жизни и оценил ее «на тройку». Политик признается, что всю жизнь мечтал о традиционной крепкой семье, чтобы были хорошие отношения, двое-трое детей.

- Я ухожу на работу, прощаюсь с женой, с детьми, возвращаюсь, они меня радостно встречают... Не хватает теплоты, семейного уюта, - откровенно говорит Владимир Вольфович.

На деле получилось, что не видит «настоящих друзей, как и настоящей любви»

- Всё, что я хотел в жизни, не получилось. Нет у меня ни хорошей работы, ни тёплой семьи, ни хороших товарищей, ни свободы, которой хотелось бы. Всё, что я имею, — это на тройку. На тройку я прожил жизнь, - отмечает политик.

Признается, что если бы была вторая жизнь, то провел ее по-другому: «мне бы сейчас назад — в роддом, в другом городе, от других родителей».

Предпочел бы родиться в Саратове, Самаре или Оренбурге, там поступить в институт, желательно на юрфак, но можно и на исторический, философский факультеты. Со временем появилось жилье и любимая.

- Я бы женился по любви и сохранил бы дружбу с товарищами из детского сада, школы, армии... Ни в коем случае не поступал в Институт стран Азии и Африки. Я же жил и мучился! Всё мешало мне сосредоточиться на личной жизни, всё расщепляло, давило, - говорит собеседник RT.

Старость он тоже мечтает встретить в провинциальном городке, иметь домик на берегу Волги, ездить в Астрахань за арбузами, ловить рыбу, встречаться с друзьями.

Жизнь распорядилась так, что рядом с политиком нет людей, кто мог бы посоветовать: раньше мешала работа, теперь советчики опасаются крутого нрава политика.

- Не с кем поговорить. У Путина проскользнуло как-то, что нет Махатмы Ганди — не с кем поговорить. Я уже не прошу о Ганди, мне простого школьного товарища достаточно было бы. Но они уже все не те. Мне хочется поговорить с ними, а они селфи со мной хотят, - заключил Владимир Жириновский.