Сергей СЕЛЕДКИН 13 августа 2020, 15:43

Made in Wereja: город джинсов, сокровищ и детских площадок

Фото: globallookpress.com
Фото: globallookpress.com

Наш корреспондент приехал в самый маленький город Подмосковья

На сей раз я поднял свои лытки и отправился на раздобытки в Верею, самый маленький город Московской области. Здесь проживает всего пять тысяч жителей. Не так давно истории здешних мест коснулась писательница Дина Рубина в романе «Наполеонов обоз». Согласно озвученной в книге легенде, в годы войны 1812-го французы двигались по дорогам Смоленска-Боровска-Вереи и везли с собой обоз, набитый золотом. Когда залютовал мороз, французы сами закопали сокровища. А вот вопрос, где именно, занимает историков уже 200 лет. Может быть — в Верее. 

Так что я сюда, можно сказать, на поиски сокровищ.

Верея. Торговые ряды (слева) находятся в центре города. Исторический вид с кремлевских валов (справа). Фрагмент старинной открытки.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Откуда в центре города булыжная мостовая

Честно говоря, когда я глянул на город, первой мыслью было, что обоз откопали. Верея преобразилась. Главная площадь города (Советская) сверкала чистотой и свежей реставрацией. Слева — белоснежные, как после кипячения, торговые ряды 19 века, работающие до сих пор. Справа — небольшой фонтанчик и детская площадка, хоть и стилизованная под деревянную старину, но абсолютно новехонькая, с качелями, горками и даже батутами. Дети галдели, вокруг отдыхали на скамейках взрослые, а красивейший рыжий конь с аппетитом хрустел шафрановым яблочком.

Фонтан и детская площадка хоть и стилизованы под старину, совершенно новые.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Я поспешил выйти, чтобы тоже погладить коня, но остановился, не поверив ногам. Нет, совершенно точно: не асфальт, а старинная мостовая в центре города. 

— Не знаете, какой дурак придумал булыжником мостить? Это ж надо додуматься? — сердито окликнула меня местная жительница с двумя сумками. 

— Не я придумал, — ответил я.

Женщина посмотрела с недоверием и пошла дальше, цокая, как лошадь.

В этом году археологи откопали древнюю булыжную мостовую.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Местная шутка гласит: «За время пандемии Верея так очистилась, что на старую площадь вернулась булыжная мостовая». Сокровищ Наполеона здесь вроде бы пока не нашли, но городу выделили чуть ли не 400 миллионов рублей на реставрацию, которая началась в этом году. Весной археологи откопали булыжную мостовую и решили подарить ее городу. Так что для многих исчезновение асфальта и возникновение булыжников стало сюрпризом.

Необычные стойки для велосипедов возле торговых рядов выполнены в виде деревянных столбиков.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Я обратил внимание на интересную деталь: стойки то ли для велосипедов, то ли для сумок, установленные вокруг торговых рядов, сделаны в виде деревянных столбиков. Видимо, так обыгрывается название этого места: исконно-славянское слово «верея» означает «столб, на который навешивают ворота». Очень даже отражает суть поселения. С четырнадцатого века город служил юго-западными воротами Московского княжества. Здесь отбивали атаки литовцев, татар, французов, и немцев. О последней войне, проходившей в этих краях, напоминает и песня Визбора: 

Как в прицелах «сорокапяток»

Танки шли посреди жнивья,

Как стояли насмерть ребята

Возле города Верея

Здесь есть и свой памятник Воину-освободителю с немецкой девочкой на руках. Оригинал стоит в Берлине, а уменьшенную копию монумента Евгений Вучетич подарил Верее — городу, в котором он воевал.

«Выставка верейских художников», — прочитал я на афише у красивого здания с ротондой, расположенного на главной площади, и задумался на секунду: не опечатка ли?

В особняке 18 века расположились библиотека и краеведческий музей. Внутри строго: лестничная площадка замотана цепью, на табуреточке — тазик с антисептиком, позолоченный колокольчик и записка, гласящая, что желающие войти в музей должны обработать руки антисептиком и позвонить. На звон вышла сотрудница. Придирчиво осмотрев меня и измерив температуру, пропустила внутрь.

В здании с ротондой, построенном в 18 веке, сейчас располагается краеведческий музей.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

А оказалось, что я пришел не зря. Только здесь понял смысл фразы: «Вещи мейд ин Верея». Такая присказка существовала в девяностые, а может, даже раньше, но смысл ее открылся только сейчас, когда в гостеприимно распахнутом шифоньере музея я обнаружил джинсовые курточку, шорты и брюки. Изделия были причудливого фасона, их можно было трогать и щупать, моя коллега примерила кокетливые джинсы розового цвета и долго радовалась. А я обрадовался еще больше, когда разглядел на каждом артефакте этикетку «Верея» с буквой «В», напоминающей первую букву компании Wrangler.  Оказалось, что в Верее располагался швейный комбинат, который первым в стране (аж в шестидесятые годы) освоил производство джинсов! А еще здесь отшивали знаменитые на весь СССР лавсановые костюмы и плащи «Болонья».

Швейная фабрика «Верея» первой в Союзе разгадала секрет изготовления американских джинсов.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН
Джинсы с лейблом «Верея» в классическом синем цвете были самыми популярными.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Помимо смешных джинсов, здесь делали креативные утюги со Львом Толстым. Когда в 1901 году Льва Николаевича отлучили от церкви, мастера из Вереи запустили серию угольных утюгов с портретом писателя на заслонке. Графу сделали длинный нос, за который можно было отодвигать заслонку и подкладывать в утюг раскаленных углей, как бы поджаривая тем самым Льва Николаевича в аду. Увидеть такой утюг вживую сложно, их осталось несколько на планете, причем один — в музее Вереи.

Креативный утюг со Львом Толстым. Их осталось несколько на планете.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

После музея совершил маленькое путешествие по валам Верейского кремля. Когда-то здесь была крепость, от которой остались одни валы. Сейчас их превратили в парк, и с высоты можно обозревать панораму города, в том числе мост через реку Протву, который (по слухам) исполняет желания.

Дорожка подвела меня к прекрасному памятнику Дорохову, отважному гусару, который в 1812 году со своим партизанским отрядом выбил из здешних мест французов.

Легенда об Иване Дорохове и золотой сабле

Пожалуй, теперь надо остановиться и рассказать подробнее. Иван Дорохов завещал похоронить себя в освобожденной Верее. Через сто лет после легендарного сражения здесь появился и первый монумент в честь героя, а потом произошла странная и крайне неприятная история.

Всем на свете было известно, что за проявленную удаль Дорохова наградили золотой саблей, украшенной самоцветами. После смерти гусара в городе родилась легенда, будто бы эту саблю положили в гроб Ивана Семеновича. По крайней мере, так говорили очевидцы, которые встречали гроб с телом народного любимца и несли чуть ли не тридцать верст от города до места упокоения в Рождественском соборе. Легенда о золотой сабле так будоражила умы, что в августе 1918 года могилу разорили пришлые вандалы. Вместо золотой сабли нашли обычную, страшно разозлились, поэтому в отместку сбросили кости Дорохова под откос, памятник расстреляли и изувечили, а содеянное выдали за месть «царскому любимчику».

Вскоре на месте гусара-освободителя появилась большая голова Карла Маркса, но — ирония судьбы — не простояла долго. В первый же год войны Маркса уничтожило взрывом.

Памятник появился в 1957 году. Ножны у гусара отломаны, значит, легенда о невероятной сабле Дорохова до сих пор не дает покоя людям.
Фото: globallookpress.com

Народ Вереи настоял на том, чтобы памятник герою вернулся. В 1957 году на старом месте установили новый монумент работы скульптора Сергея Алексеева, очень старавшегося, чтобы памятник был похож на первый, расстрелянный грабителями. А в 1999 году случилось чудо: обнаружили останки Дорохова.

Дело в том, что почти сто лет от дедов к сыновьям и внукам  передавались координаты места, где лежал прах гусара. Деды рассказывали, что в день, когда вандалы грабили могилу, местные жители собрали косточки Ивана Семеновича, сброшенные с городского вала, и захоронили в укромном месте. В отличие от истории о золотой сабле эта легенда подтвердилась. Когда координаты секретного места проверили, тайное захоронение обнаружилось. Прах Дорохова нашел упокоение в Рождественском соборе.

Что касается сабли, то ее никогда и не было. Дорохов так быстро умер, что не успел получить награду. Вдова уже после смерти героя попросила государство доставить в замену сабли деньги и в 1816 году получила около пяти тысяч рублей.

Но на этом приключения Дорохова не заканчиваются. Как рассказал мне местный историк, саблю у памятника Дорохову постоянно воруют. Полиция устала заводить дела, и, в очередной раз тяжело вздохнув, гусару вставляют в руку новое оружие. Благо, что на такой случай сабель к памятнику заказали огромное количество.

Между прочим, когда я осматривал Дорохова, сабля у гусара была, а вот половину ножен уже отломали.

Колокольня в Спасском монастыре сделана таким образом, что тень от нее никогда не попадает на основное здание.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Побывать в Верее и не посетить храм совершенно невозможно. Взяв такси, я отправился в Спасский монастырь, что на северной стороне Вереи. Это одна из древнейших достопримечательности города. Обустроенный в 17 веке, монастырь выполнял роль крепости. Мне очень рекомендовали поглядеть здесь на  Входо-Иерусалимскую церковь, ныне памятник архитектуры. Колокольня церкви построена так чудно, что в любое время суток тень от нее не падает на основную храмовую часть. Я посмотрел и очень впечатлился.

За храмом обнаружил древние могильные плиты, сохранившиеся еще с 17 века. На западной стороне храма — смотровую площадку, правда, закрытую. Отдал должное прекрасной реставрации и ухоженному виду этого места. Но больше всего меня поразила трогательная деталь. На прихрамовой территории внутри белокаменной стены нашлось место детской площадке — домику и горке, стилизованными под избушку Бабы Яги на курьих ножках. Такого мне никогда нигде видеть не приходилось.

Избушка Бабы Яги на курьих ножках расположилась рядом с храмом.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Я был в городе всего пару часов и успел осмотреть почти все. Верея очень компактна. Мне сильно повезло, я попал в редкое время затишья и смены статуса города со старинного и нетуристического на туристический. Так что главные перемены и секреты мне стали известны заранее. Но я обязательно приеду сюда еще, чтобы посмотреть, чем завершилась реконструкция.

Честно говоря, особенно интересует Рождественский собор, построенный после взятия Казани. Как мне рассказали, лет двадцать собор провел в странном виде: отреставрированная верхушка и ободранный до кирпича низ. Вроде бы (стучу по дереву), недавно реставрационные работы возобновились.

Где поесть

С едой в Верее оказалось туговато. Самостоятельно нашел только фастфудный киоск «Ядрен батон» на главной площади, но я фастфуд не ем. Воспользовался помощью местных. Они озирались так, как будто после пандемии перестали узнавать город. «А вы что, дома не можете пообедать? Мы вот дома всегда едим», — говорили жители. Одна тетенька посоветовала булочную на главной площади, где продаются приличные пирожки. А вот Яндекс пообещал ресторан, расположенной в пансионате «Акварели». Но обманул. Подъехав к пансионату, я был негостеприимно развернут охранником: «Если заселяться не будете, еды никакой не будет».

Плохо, дяденька, очень плохо и жадно. Глядишь, понравился бы стол, остался бы на денек. А так — поехал домой не солоно хлебавши.

Как добраться

Автобус
На автостанции «Парк Победы» сесть на прямой автобус «Москва-Верея» и через два часа оказаться в центре города. Автобусы ходят довольно часто, но в летний период в пятницу лучше купить билет заранее. Цена билета — 320 руб.
Электричка
Прямого железнодорожного сообщения между Москвой и Вереей нет. С Белорусского вокзала можно доехать до станции Дорохово (1,5 часа, 240 руб.)  далее полчаса рейсовым автобусом или на такси (500 руб.). Можно доехать до Можайска (2 часа, 288 руб.) и далее опять же рейсовым автобусом или такси. От Можайска до Вереи рейсовые автобусы ходят реже, чем от станции Дорохово до Вереи, но зато поездка на такси обойдется чуть дешевле.

Билеты в музей

Что-что, а билеты в музей очень дешевые. Сто рублей — взрослый, пятьдесят — ребенок и еще полсотни за возможность фотографировать. Ну и не жалко. Дело того стоит.

В музее вообще-то семь залов и каждый интересный, так что рассказывать обо всех рука устанет. Но, помимо джинсового и утюгового разделов, меня удивил зал «Школьная жизнь», оформленный, как советский класс и заодно кабинет директора. На директорском столе лежали вещи верейского учителя Сергея Поспелова, человека незаурядного, о котором я расскажу в следующий раз. Я с удовольствием полистал прекрасно оформленные альбомы о школьных путешествиях пятидесятых-начала шестидесятых годов.

Почитайте альбом о школьном путешествии в Ленинград.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН
Странички альбомов сохранили воспоминания о каждом дне в поездках.
Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Один был посвящен вояжу школьников по Каме, другой — поездке в Ленинград. На страничках альбома — фотографии или открытки каждого дня путешествия и подробное описание: что видели, во сколько легли спать, чему удивлялись. Замечательный пример того, как люди хранили воспоминания о поездках без айфонов.

Читайте другие статьи автора

Отзывы