Евгений САЗОНОВ

От Волги до Селигера…

Наши корреспонденты исследовали места, от Москвы не столь отдаленные, но безумно красивые и интересные

После поездки по нескольким городам Золотого кольца, выковав массу положительных эмоций и получив не меньшую массу откликов, корреспонденты «Комсомольской правды» решили исследовать новые места. Как раз из тех, которые каждый россиянин обязан посетить хотя бы раз в жизни. Итак.

Торжок

Торжок.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Купеческий, неторопливый, контрастный, как старая черно-белая фотография, городок в Тверской области. Три-четыре часа на машине — и ты в центре русского золотошвейного производства. Здесь родился фразеологизм «тянуть канитель», то есть шить позолоченной ниткой — медленно и осторожно. Причем шьют ею до сих пор. И шедевры мастеров вы можете увидеть чаще, чем думаете. Погоны министра обороны на парадном кителе — их рук дело. Как и все золотое шитье на всех парадных кителях всех высших офицеров. И дипломатов.

Музей золотошвей, Торжок.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Будете в Торжке — обязательно загляните в музей золотошвей. Там, между прочим, проводят и мастер-классы. Погоны, конечно, не осилите. Но к классическому растительному орнаменту пристраститесь.

Борисоглебский монастырь, Торжок.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Нельзя пропустить в Торжке и самую старую обитель на Волге — Борисоглебский монастырь (основан аж в 1038 году!). И, конечно же, старейшую в этих местах деревянную Старо-Вознесенскую церковь, что стоит с 1717 года на высоком и живописном берегу реки Тверцы. Настолько живописном, что снять виды специально приезжал сюда классик русской фотографии Прокудин-Горский.

Селигер

Нило-Столбенская пустынь, Селигер.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Вот вы говорите: озеро, озеро… А Селигер — это совершенно не озеро, это цепь озер, по которым можно год плавать и каждый день видеть что-то новое. Хоть на лодке, хоть на катере, хоть на катамаране. Если и есть место, где чувствуешь себя абсолютно свободным, так это здесь.

Часы на колокольне Нило-Столбенской пустыни, Селигер.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Природных красот не сосчитать, но настоящим сердцем Селигера является Нило-Столобенская пустынь. Монастырь этот был основан в 1594 году. Пережил многое. В сталинские годы здесь был один из лагерей ГУЛАГа. Потом ничего не было. А с 1991 года место пережило второе рождение. И каждый может сегодня приехать, помолиться, поставить свечку или просто полюбоваться на бескрайние просторы с высоты главной колокольни. Она же является одновременно и башней с курантами, так что это лучшее место поразмышлять о быстротечности времени и поклясться больше никогда его не терять попусту.

Частный музей военной техники времен Великой Отечественной войны, деревня Жалыбня, Селигер.
Фото: Евгений САЗОНОВ

В окрестностях Селигера находится деревня Жалыбня, в которой любитель военной техники времен Великой Отечественной открыл собственный музей. За 14 лет Олег Олейников нашел в озерах и болотах и восстановил Т-34, несколько бронемашин, военные грузовики — наши и немецкие, мотоциклы… И все это не просто выглядит, как только что сошедшее с конвейера, оно еще и работает! На танке владелец музея иногда выезжает. Нет, не в магазин. Просто железных коней тоже нужно иногда прогуливать.

Осташков.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Ну и будете на Селигере — заверните в Осташков. Мы это сделали и не пожалели. Так же, как и Торжок, это городок контрастов. Здесь развалины дореволюционных двухэтажек мирно соседствуют с современными коттеджами. Краеведческий музей до сих пор расположен в стенах храма (музей, кстати, весьма приличный). А памятник Ленину вообще стоит на фоне церковной колокольни, повернувшись к ней спиной. А между ними — фонтан с амурчиками.

Исток Волги

Исток Волги.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Великая русская река, до середины которой еще и не каждая птица долетит, берет исток в Осташковском районе Тверской области. Во что, собственно, верится с преогромным трудом. Слишком велик контраст между той рекой, что воспел Горький, и истоком, который пока не воспел никто. О! Так мы будем первыми! Удивительно, крупнейшая в мире водная артерия вытекает из болотца, где несколько родников образуют озерцо. Здесь Волгу можно не просто перепрыгнуть, но и даже встать так, что одна нога будет находиться на левом берегу, а другая — на правом.​

Часовня у истока Волги.
Фото: Леонид ЗАХАРОВ

Здесь же, на истоке, стоит часовенка, в которой молились и прошлый Патриарх всея Руси Алексий II, и нынешний — Кирилл. Так что место — во всех смыслах намоленное.

Сплав по верховьям Волги.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Отсюда хочется сплавиться, насколько сил и времени хватит. Но это невозможно по двум причинам. Первая — придется идти довольно долго вниз по течению, пока найдешь большую воду, чтобы спустить байдарку или лодку надувную. Если это удастся, то возникает вторая проблема — Верхневолжский бейшлот. Так мудрено называется плотина одноименного водохранилища. Сейчас это охраняемый объект. Поэтому сплав лучше начинать ниже бейшлота. Там река великолепна: не очень широкая, красивая, со стенами еловых и лиственных деревьев, подпирающих небо. Течение достаточно быстрое, можно даже не грести — тащит сама Волга-матушка. Однако уже здесь речка глубока, потому лучше запастись спасжилетами.​

Ржев

Памятник Советскому солдату, Ржев.
Фото: Евгений САЗОНОВ

Как бы вы ни устали, как бы вы ни спешили, если вы едете мимо Ржева, обязательно заверните к новому мемориалу. Памятник Советскому солдату и днем — особое зрелище. А ночью совершенно иное восприятие. На фоне звездного неба в свете прожекторов памятник оживает. Ты превращаешься в камень, не в силах пошевелиться от того колоссального вида и от понимания, какой же дорогой ценой досталась нам возможность радоваться жизни и путешествовать по родной стране.

Леонид ЗАХАРОВ

Нюансы

Даешь стране угря!

Ну и пожарских котлет заодно.

Собираетесь прокатиться в сторону Селигера — готовьтесь к сюрпризам. Просто забронировать столик в ресторане при отеле или на базе отдыха вряд ли получится, нужно сделать предзаказ: ознакомиться с меню и сразу указать, что именно будет есть ваша компания неделю спустя. Странно, ну да ладно. Может, это коронавирус поставил рестораторов в такие условия. Зато уж к вашему приезду стол наверняка будет ломиться от предварительно заказанных разносолов.

Приезжаем в гостиницу «Староямская» в Торжке. На столе — холодный жареный картофель, унылые гренки из черного хлеба, очень средненькие соленья. Уха — невыразительный супчик с кусочками консервированного лосося. И скверно прожаренные драники (их в этих краях везде плохо готовят, проверено).

Но ничего, все исправят пожарские котлеты, ведь именно ими знаменит Торжок. Про них и Пушкин писал, и легенда есть, будто владелец трактира Евдоким Пожарский ими царя-батюшку Николая I угощал. И царю, и Пушкину угощение понравилось.

Отель на озере Сиг / экспонат музея в Осташкове.
Фото: Леонид ЗАХАРОВ

Cегодня пожарские котлеты — блюдо очень разное по качеству и манере исполнения. Разумеется, рубленое куриное мясо никуда не девается, но панировка то мелкая, то крупная — не угадаешь. Где-то сочные, где-то суховатые. В общем, непонятно, что там могло так понравиться солнцу русской поэзии и государю императору. А ведь это блюдо, вокруг которого тут можно было бы построить целую индустрию. И, кстати, к пожарским котлетам давно пора придумать нормальный соус, а то в «Староямской» нам их подали с горчицей, сильно разбавленной водичкой.

Главное, за чем едут на Селигер любители вкусно поесть, это, конечно, угорь. С ним проблем нет — в смысле доступности. А вот в смысле стабильности качества — есть. На въезде в Нилову пустынь целый рыбный базар, там мы купили за 3000 руб. у проверенного торговца настоящего селигерского угря — крупного, жирного, вкусного. Но он тут не весь такой. Очень много привозного, китайского. Уже на пути в Москву впопыхах взяли в придорожном киоске домой — мелкий, суховатый. А стоит 2400 руб. Зато много другой копченой рыбы: сом, судак и даже дальневосточный терпуг.

При этом в ресторанах угря почему-то не видно. Вот разве что его кусочки попались в ухе с былинным названием «Селигер-батя» (649 руб.). Тут все по-честному: много рыбы, правильные специи, наваристый бульон, которому угорь добавляет аромат дымка. Подают эту роскошь в ресторане «Уха» в Осташкове. Кстати, и пожарские котлеты (270 руб.) тут тоже вполне приличные. Но котлеты из щуки (320 руб.) все же лучше. Видимо, потому что «на острове Городомля, самом красивом на Селигере, красивые девушки в светлых горницах делали эти котлеты в глухую непогоду» (цитата из меню). И еще тут надо брать пироги — с судаком (450 руб.) или с курицей и грибами.

Ресторан в Осташкове «Уха».
Фото: Леонид ЗАХАРОВ

В общем, «Уха» произвела вполне благоприятное впечатление, поэтому через день, неудачно попытав счастья в других заведениях (в ресторане туркомплекса «Вершина Селигера» я, например, попробовал шарлотку без единого кусочка яблока), решили вернуться сюда на ужин. И не узнали «Уху». Пироги явно разогретые, «Селигер-батя» еле теплый, жаркое «По-евстафьевски» (350 руб.) будто из другого ресторана.

Зато счет (довольно скромный по московским меркам) принесли в пасти сушеной щуки, что несколько примирило с действительностью.

Но вообще, товарищи рестораторы и отельеры, так дело не пойдет. Места у вас, конечно, красивые, но с питанием туристов надо что-то делать. А то откроют снова границы, и…

Отзывы