2015-02-04T03:23:07+03:00
Комсомольская правда
91

Будут ли русские чтить коран и есть рис палочками?

Как в России борются с национализмом?

(Продолжение. В номере за 8 июля с. г. мы говорили о том, почему у россиян возникла нелюбовь к иммигрантам.)Мы ведем двойную игру...Есть две крайности, в которые впадают наши правоохранительные органы, когда заходит речь о разжигании национальной розни. Первая: милиция и прокуратура упрямо не замечают очевидного, называя конфликты бытовыми, экономическими, культурными, но только не этническими и не расовыми.И вторая: Фемида, опасаясь обвинения в шовинизме или, напротив, ожидая вознаграждения, зачастую встает на сторону представителей национального меньшинства. Смотрим, что происходит.В Угличе год назад 18-летний чеченец убивает 17-летнего русского, разъяренная толпа устраивает самосуд и сжигает его дом. Два месяца назад чеченца освобождают, посчитав вину недоказанной. Ярославль: азербайджанцы угоняют «Скорую помощь», чтобы доставить в больницу труп своего товарища. Докторша, которую они выкинули из машины, стала инвалидом, но правды добиться не смогла: уголовное дело закрыли.Если бездействует власть - народ берет вилы и выносит приговор сам. Одного из самых первых в стране «народных мстителей» мне удалось найти. Его историю следовало бы поместить во все милицейские учебники и сделать хрестоматийной.Мы не видим первопричины...Его зовут Димой, его жену - Леной, у них прекрасный брак, двое сыновей и спокойная жизнь. Он уезжает в командировку, она поздно вечером возвращается домой со дня рождения матери. Это город Ижевск, на дворе - 1994 год, кавказцев еще можно пересчитать по пальцам. Пройти от остановки до дома - совсем ничего, но тут Лена слышит шаги и видит, как южного типа человек достает из кармана нож. И она идет, как под гипнозом, в какой-то грязный подъезд, где он делает свои мужские дела, попутно снимая с нее золото... Муж, узнав об этом, не спит двое суток, а потом начинает действовать.Проверили всех чеченцев в городе, обошли все армянские кафе. Безуспешно. Наконец выследили! Насильник оказался азербайджанцем. Притащили его в прокуратуру. «Зачем? - удивились там. - Волокли бы сразу в лог и сами прикончили!» Но Дмитрий и Лена хотели жить по закону. Наутро они узнали, что их вчерашний «улов» был отпущен за отсутствием события преступления следователем районной прокуратуры. После этого азербайджанец исчез....Каждый день, как на работу, Дима ходил на переговоры с азербайджанской общиной, зная, что объект его ненависти прячется среди них. «Мы его сами найдем и накажем!» - заверяли его братья Гусейновы, которых в городе считали за главных. Он долго верил - ровно до того дня, пока они не рассмеялись ему в лицо, сказав, что любую русскую женщину можно купить за банан...И 23 февраля 1995-го, когда с того мерзкого вечера прошел почти год, Дмитрий открыл огонь на рынке: двоих азербайджанцев ранил, одного убил... В зоне его шутя окрестили «браконьером», который пошел на охоту без лицензии, но оправдывали все, включая надзирателей. Вместо 8 положенных лет он отсидел 4.- Рано или поздно мы с этим подонком встретимся - я ведь все равно хожу по городу и непроизвольно приглядываюсь, - признается Дмитрий через 8 с лишним лет после той безумной пальбы на центральном рынке. Количество изнасилований в Ижевске с тех пор резко сократилось....и находим национализм там, где его нет...Дабы ничего подобного не повторялось, правительство Ставропольского края в 2001 году заказало ученым из местного университета проект: сделать этноконфликтологический портрет Ставрополья, чтобы заранее пригасить ситуацию. Сами же знаете, чего стоит удержать там мир: с одной стороны - война в Чечне, с другой - бандитские набеги из Дагестана плюс Северный Кавказ с его коктейлем национальностей и тысячами мигрантов, переместившихся сюда из-за кавказских войн.Пятеро ученых и студенты в течение нескольких месяцев собирали материал, опросили 1640 человек. Отпечатали работу тиражом в 300 экземпляров и раздали главам районных администраций на заседании местного Совета безопасности. Катастрофа разразилась через 3 дня, когда брошюра попала в руки краевого прокурора. Последствия были следующими: одному из членов творческого коллектива приказали из университета немедленно уволиться, другого понизили в должности, со всех без исключения взяли подписку о невыезде. Сами книжки было велено срочно изъять. Три дня главы администраций передавали в Ставрополь авоськи с макулатурой. Собрали 237 штук. Прочитать книжки никто не успел - не до межнациональных, знаете ли, проблем в уборочную пору.В прокуратуре в это время тоже собирали «урожай». Вызванных на допрос чиновников заставляли читать брошюру прямо в кабинете следователя. Вернее, зачитывали вслух цитаты и требовали оценить - унижает это национальное достоинство или нет? Свидетели послушно вписывали в протокол: «Такие высказывания формируют негативный образ людей неславянской национальности...» «Потерпевших по делу нет», - честно написал в обвинительном заключении юрист 1 класса В. В. Батищев. И... признал заведующего лабораторией этноконфликтологии Ставропольского Государственного университета доктора философских наук Виктора Авксентьева главным разжигателем национальной вражды. В Ставрополе начался беспрецедентный по глупости судебный процесс....провоцируя тем самым всплеск настоящего национализма...За что судили профессора Авксентьева? За несколько фраз, которые его помощникам-студентам удалось «выловить» в ходе интервью. Вырванные из контекста, они действительно могли претендовать на особый смысл, но книжка-то предназначалась именно для того, чтобы продемонстрировать властям, в каких районах края ситуация накаляется! Цитировать их я не буду, но суть в следующем: первый респондент посетовал на то, что в их сельский район переселилось много армян. Второй утверждал, что русские вытеснены из важнейших сфер управления и хозяйствования. Третий (на каждой улице есть по парочке таких провокаторов) прошипел нечто радикальное. Типа: «Выгонять надо мигрантов, устраивать зачистки»... Это, повторяю, не Авксентьев предложил. Профессор всего лишь хотел предупредить власти о тех настроениях, которые при удобном случае могут перерасти в действия.Никто не мог понять, в чем проблема? А в том, что Ставропольскую краевую прокуратуру в ту пору возглавлял человек с чудесной армянской фамилией Адельханян. Сейчас он блюдет законность в Генеральной прокуратуре в Москве, являясь начальником международно-правового управления. Судя по всему, неплохо блюдет, так как суд над профессором Авксентьевым продолжался почти два года и закончился лишь на прошлой неделе полным оправданием «разжигателя национальной розни».Что мы имеем в итоге? Русские националисты, прознав об этой истории, подняли дело Авксентьева на щит. Тот страшно расстроился: «Теперь все будут думать, что меня преследуют как защитника русских. А ничего подобного в книге нет!» Монография целиком опубликована в Интернете - ее прочитали не 300 человек, присутствовавших на заседании ставропольского Совета безопасности, а десятки тысяч. Более того, этот судебный процесс вызвал всплеск антиармянских настроений в крае и спровоцировал «листовочный» и «заборный» терроризм. Из сугубо локальной книга приобрела всенародное значение.Уникальная лаборатория этноконфликтологии распалась. Теперь никто, включая бывшего прокурора края, не сможет предсказать, где, когда и по какому поводу национальный фактор рванет в следующий раз. С чем мы товарища Адельханяна и поздравляем....и не замечая, что творится у нас под бокомА в это время в соседнем со Ставропольем Краснодарским крае готовятся к войне с НАТО. И рисуют такую картину: сначала иммигранты переселятся в Россию, потом начнут требовать для себя особых прав и спровоцируют межэтнический конфликт, а завершат операцию войска НАТО, которые окончательно отсекут от России исконные русские земли. Было однажды в Югославии такое Косово - помните? - которое раньше было сербским. Там тоже все начиналось с 5 процентов албанцев, которые в течение двух поколений превратились в доминирующее агрессивное большинство. Вот и в краснодарском крае число турок-месхетинцев увеличилось на сто процентов, поскольку раньше их тут не было вовсе. В 1944 году Сталин переселил их из Грузии в Среднюю Азию. Через 45 лет история завершилась дикой по жестокости ферганской резней, и турки-месхетинцы переехали на Кубань. Таким образом, примерно 15 тысяч турок оказались сконцентрированы практически в одном - Крымском - районе Краснодарского края. Официально зарегистрирован 721 человек. Остальные не имеют ни паспортов, ни регистраций, ни военных билетов - таким образом с ними борется местная власть. «Никто с турками жить не хочет, даже мусульмане-узбеки их выгнали!» - шумят казаки. «Чем тогда мы-то хуже?» - угадывается за этим подтекст. «Ты погоди уезжать - мы должны еще турок погонять, выпороть пяток-другой, если надо!» - гостеприимно предлагает атаман. «Любо, любо!» - радуются все присутствующие его словам. Пороть народ в Кубанском казачьем войске обожают. Атаман Крымского района Таманского казачьего войска Сергей Шеловских даже продемонстрировал сломанную плеть - сломал, говорит, о спину одного турка. Недавно и русского пришлось выпороть, участкового инспектора, за то, что не реагировал на заявления граждан, - с чего бы иначе люди искали правды в ставке атамана? «Прошу вас разобраться с турками-месхетинцами, так как нашим детям, которые ходят на дискотеку, эти люди не дают прохода, пристают к нашим девочкам, предлагают наркотики, дети после дискотек часто приходят избитыми. Они на нашей земле чувствуют себя уже хозяевами, и никакой закон им нипочем». «7 сентября в 18.30 на улице Новороссийской на меня было совершено нападение со стороны мусульман. Якуб Саид бросился с ломиком со словами «русская вонючка», ударил в бок и повалил на землю. Они говорят, что мусульмане придут к власти. Прошу вас помочь».И казаки принялись за дело. Брезгливость, с которой они говорят о том, как турки своими молитвами «осквернили» местный Дом культуры, восходит к физиологии. Отвращение, с которым рассказывают о купленных у турок огурцах, которые при консервировании взрываются, аки гранаты, граничит с абсурдом.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24