2015-02-04T03:31:02+03:00
Комсомольская правда
3

Черные дыры бесланской трагедии

Председатель парламентской комиссии по расследованию чудовищного теракта Александр Торшин впервые открыто и искренне отвечает на самые неприятные и взрывоопасные вопросы наших корреспондентов, очевидцев тех жутких событий, Александра КОЦА и Дмитрия СТЕШИНА.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр ТОРШИН, заместитель председателя Совета Федерации РФ.

Родился 27 ноября 1953 года в поселке Митога Усть-Большерецкого района Камчатской области. Имеет два высших образования. Кандидат юридических наук, доцент. Заслуженный юрист России, действительный Государственный советник РФ первого класса.

В январе 2002 года избран заместителем председателя Совета Федерации РФ. В июне 2004 года назначен председателем Временной комиссии Совета Федерации по анализу ситуации на Северном Кавказе. 20 сентября 2004 года назначен председателем Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия - Алания 1 - 3 сентября 2004 г.

О комиссии

- Ваша комиссия была создана параллельно комиссии парламента Северной Осетии. Ходят слухи, что доклада нет до сих пор из-за серьезных противоречий с осетинами...

- Наши две комиссии появились независимо друг от друга. О противоречиях будем судить, когда будут обнародованы итоговые доклады, но в процессе работы разногласий не было никогда. Наоборот, помогали друг другу. Те вопросы, которые осетинская комиссия не могла задать напрямую (скажем откровенно, федеральные силовики и Генеральная прокуратура РФ на контакт с ними шли неохотно) или на которые не получала ответов, она задавала через нас, через наши запросы. Им просто сложнее работать, на них проще давить. Они рядом. И с властями, и с потерпевшими.

Плохо, что нет закона о парламентских расследованиях. Потому что парламентские расследования местного масштаба все-таки уязвимы. Есть соблазн выгородить себя и свое начальство. Поэтому в такие федеральные парламентские комиссии нужно в обязательном порядке включать депутатов региональных законодательных собраний и сенаторов Совета Федерации от того субъекта Федерации, на территории которого произошло ЧП. Также я думаю, что было бы целесообразно не делать отдельно парламентские комиссии от Госдумы и Совета Федерации. Все-таки сегодня в Госдуме «Единая Россия» - парламентское большинство, а в Совете Федерации партийные, территориальные, профессиональные группы не приветствуются. Они запрещены регламентом. В смешанной комиссии, как у нас, в составе находятся представители самых разных партий. Есть от КПРФ, ЛДПР, «Родины»... Скорости расследования это точно не добавляет, а объективности - да.

- На какой стадии сейчас находятся ваши расследования?

- И та, и другая комиссии пишут доклады, сейчас мы автономны. Но у осетинской комиссии произошла странная и противоречивая вещь - часть комиссии ушла в органы исполнительной власти, а новых членов им не выделили. Тем не менее ими работа сделана большая, и мы ждем результатов.

- В вашей комиссии есть специалисты?

- Знаете, все сложилось по судьбе. Специально мы бы не смогли подобрать такие кадры. Депутат Юрий Савельев был в Беслане во время тех событий, потом туда подъехал Аркадий Баскаев, депутат Госдумы, потом депутат Ольга Борзова. Это очевидцы событий. И потом, тот же Савельев был помощником Собчака, который расследовал тбилисские события (в апреле 1989 года наши войска были брошены на подавление демонстраций оппозиции, пытавшейся сместить режим Шеварднадзе. - Ред.). Другой член комиссии, Леонид Иосифович Биндар, занимался урегулированием осетино-ингушского конфликта. Кто знал, что ему опять придется работать в этом регионе? Генерал-полковник Владимир Кулаков - армия. В 1991 году разделял там противоборствующие стороны. Да ему там каждый блиндаж знаком! У нас есть специалисты, которые хорошо знают Кавказ и разбираются в исламе: Ахмет Билалов, Рудик Искужин. В общем, нет ни одного случайного человека! Есть и представители ФСБ, МВД, армии. Это дает надежду, что наше расследование будет объективным. Даже из корпоративной солидарности одностороннего доклада не получится. Так получилось, что у двух членов комиссии в Беслане пострадали родственники. У Баскаева погибла племянница, у Эрика Бугулова (член Совета Федерации от Республики Северная Осетия - Алания. - Ред.) двоюродная сестра была в захваченной школе с двумя детьми.

О мистических предзнаменованиях

- Количество погибших - 330 человек - цифра окончательная (на момент интервью не было известно о еще одной скончавшейся после длительного лечения заложнице. - Ред.)?

- Да, она не оспаривается. Но заложников погибло на 13 человек меньше. 330 - это еще 10 спецназовцев, два сотрудника МЧС и только один человек, не входивший в число заложников, погиб в черте оцепления. Мистика. Мистической является и гроза, которая упала на город и чуть не привела к гибели заложников, поскольку террористы обещали убивать людей, если в школе погаснет свет, и пришлось «вырубать» автоматику, которая обесточивает здания во время грозовых разрядов.

Совершенно мистически совпало, что четыре яслей-сада не открылись в день трагедии, и люди на линейку пошли с малыми детьми. Накануне, по весне, вырубили все деревья вокруг школы, как будто расчищали сектор обстрела. Рука судьбы в этом есть.

Совпали события и политической обстановки в регионе. 9 мая погибает Кадыров. Выборы назначены на 29 августа. Все силы бросили на их обеспечение в соседней республике. Я там был, видел, как люди парились в бронежилетах. И выборы-то провели достойно! Всего с одним взрывом. По домам и казармам разъехались аккурат к 1 сентября, естественно, хотели отдохнуть, расслабиться... Боевики учли и это...

В какой-то степени Беслан оказался «городом невезения». Разве что метеорит туда не упал. Все мыслимые и немыслимые совпадения сошлись в одной точке. Поэтому террористы и ударили туда. И я считаю, что организовано все и проведено было очень грамотными суперпрофессионалами.

О террористе Кулаеве

- Кулаев из таких профессионалов?

- Да нет. Думаю, у него была своя миссия. Это лично мое мнение, не комиссии, Кулаев выжил по заданию главарей своей банды. Уверен. Он вышел только благодаря тому, что у него не было оружия даже рядом. Вокруг были только заложники, и он, подняв руки, кричал: «Не убивайте, я хочу жить». И осетины, что поразительно, его не разорвали, а сдали силовикам, хотя в состоянии аффекта могло быть хуже. Ведь есть же у нас показания, что кого-то все-таки разорвали. И это еще один нерешенный вопрос для комиссии.

Так же, как до сих пор мы не можем добиться фамилий задержанных по горячим следам. Вот недавно Теймураз Мамсуров (глава Северной Осетии, на момент теракта - председатель правительства республики. - Ред.) мне рассказывал: схватили двух - Кулаева и еще одного. Осетины сказали про второго: «Да это наш, пьянь местная». Его тут же отпустили. А фамилия у него есть или нет? Не можем добиться. В подвал здания, где находился штаб, кроме Кулаева, заводили еще несколько человек, но потом отпустили. У них есть фамилии? Мы должны это проверить. А ведь любой пробел информации порождает такие мифы, как боестолкновения в разных частях города 3 сентября, якобы сбитый вертолет ФСБ и прочее.

- Мы разговаривали с учителем физкультуры, он рассказывал, как выталкивал в окно этого Кулаева...

- Мы тоже беседовали с этим преподавателем. Он показал, что бандит не пытался убежать, и это для меня тоже интересно. В принципе молодой парень легко мог бы уйти, но сдавался он специально. Вот матери Беслана его даже где-то и жалеют... А тема террористов сегодня вообще как-то незаметно ушла из здания суда. Говорят только о «преступлениях» спецслужб. Вот это главная цель, для которой Кулаев выжил.

Начинают уже вспоминать: мол, террористы неплохо с нами обращались. Жалели, советовали лечь на пол, чтобы не убили при обстреле. Кто-то кому-то сказал, что никого убивать не будут. Так они же в первый день всех крепких мужиков поубивали! Просто и демонстративно, чтобы показать свои намерения. И я еще обратил внимание: Кулаев до сих пор ни перед кем не извинился за содеянное. Сказал бы: «Простите меня, Бога ради! Я здесь оказался случайно». Ничего подобного, молчит.

- Вы с ним встречались?

- Да, он ведет себя так, как будто уверен, что ему удастся выбраться на свободу. Только не по суду. Причем разговаривали с ним такие опытные члены комиссии, как генерал-полковник МВД Валерий Федоров и известный адвокат Алексей Александров. Мы с ним говорили почти четыре часа. Больше не стали, потому что это невозможно. Он неглуп, смышлен, говорит тихим голосом и уходит от ответов. Сбился всего один раз: по вопросу: когда взял в руки автомат? Сначала утверждал, что уже в школе, но потом проговорился, что получил его в лесу, перед выездом в Беслан.

Когда его спросили: «Ты раскаиваешься?» - он ответил: «Наверно, не надо было там быть». Вот и все раскаяние. Я так понимаю, что он не беспокоится ни о своих братьях и сестрах, ни о своих детях - там все хо-ро-шо! Там все устроено. Он получает передачи от родственников. На самом деле его не бросили. Потому что у Кулаева была задача, которую он выполнил. Ему нужно было сдаться и сказать: террориста, который «стоял на кнопке», убил наш снайпер. После этого заявления нам пришлось снова вызвать руководителя силовой фазы операции, сели мы, посмотрели схему спортзала. Скажу, что сейчас у комиссии есть вопросы к людям, которые утверждают подобные вещи. Потому что подрывник стоял в мертвой зоне. И на схеме это видно, и террористы тоже были не идиоты. И еще. Вы там были и обратили внимание, что на окнах спортзала не было решеток. Значит, там были особые стекла. Пластиковые? И мы сделали по этому поводу запрос.

- Точно, не было в спортзале осколков стекла на полу, хотя, судя по площади окон, стекла там должно быть груды!

- Мне на мой запрос отвечают (пока устно) - решетки не делали специально, поставили пластик на окна. Вот представьте, как этот пластик искажает и как через этот пластик можно прицелиться через оптику и куда-то попасть! Надо еще уточнить, сколько рам было остеклено на момент взрыва. После взрыва, конечно, все вылетело... Но повторюсь. Комиссия пока ничего окончательно не утверждает, ждем письменных ответов. Казалось бы, зачем это выяснять парламентской комиссии? А как потом отвечать потерпевшим? Как людям в глаза смотреть? Переадресовать все такие вопросы в Генеральную прокуратуру? Вряд ли нас кто после этого поймет...

О «тайной» кассете

- Говорят, у комиссии есть некая пленка, может, она бы пролила свет на многие вопросы?

- Тайного в этой кассете ничего нет, она приобщена к нашему расследованию. Пленку нам передали американские журналисты. С точки зрения информационной большого интереса кассета не представляет. На кассете - переговоры Руслана Аушева с террористами, вывод из здания школы женщин с грудными детьми. Главарь банды Хучбаров на кассете четко сказал: «Живым отсюда никто не уйдет». Хорошо видны лица двух террористов. Это важно для следствия, остальные позируют в масках. Видели еще у Хучбарова в руках «винторез». А в вещдоках его нет... Конечно, возникают вопросы: а как эта кассета попала в руки американских журналистов?

- Как это объясняют американцы?

- Якобы эту кассету передали в сентябре журналистам подростки, которые нашли ее в развалинах школы. А то, что до января они ее не передали, нам объяснили просто: хотели сделать эксклюзивный фильм. Кстати, никто в Беслане о том, что дети нашли кассету, не знает. Мы опросили многих свидетелей, но этого никто не видел.

- Почему бы не обнародовать эту съемку?

- Она очень тяжелая в психологическом плане. Нам самим было тяжело ее смотреть. До сих пор перед глазами улыбающаяся физиономия Хучбарова. Однако на причины самого произошедшего пленка свет не проливает.

Продолжение следует.

ШОК

Школа № 1, сентябрь, «День ВеселЪя»...

Журналисты «Комсомолки» просмотрели уникальную пленку, снятую оператором боевиков в захваченной школе.

Наутро после штурма школы мы побывали в кабинете директора, где был штаб боевиков. Под тумбой с телевизором валялась разбитая любительская видеокамера. Она была пуста. От камеры шли шнуры к видеомагнитофону - боевики делали копию отснятого материала. Но видик тоже был пуст. Мы даже не сомневались, что всю съемку изъяли спецслужбы, которые всю ночь работали в освобожденной школе. Оказалось - нет. Уникальная запись всплыла за океаном, в США. И там из нее быстро смонтировали фильм. Но копия исходного материала осталась в Осетии, и нам удалось ее найти во Владикавказе. Психологически пленка очень тяжелая, поэтому, по этическим соображениям, мы не можем описать все ее содержание.

Для копии боевики взяли первую попавшуюся кассету формата VHS, валявшуюся в кабинете. На ней был записан детский праздник. Карлсон, Дед Мороз, дети в костюмах гномов танцуют возле елки. Как и первого сентября, счастье превращается в трагедию мгновенно, без полутонов и переходов. На экране изображение размыто, потом становится четче и внизу появляются титры: «День Веселъя». Именно так, через твердый знак. Камера пробегает по коридору, соединяющему два крыла школы. Сорваны занавески, возле окон построены баррикады из школьных учебников и парт. Следующий план - кабинет директора. На диване со снайперской винтовкой-«винторезом» в руках сидит главарь боевиков - Хучбаров. В комнату входит экс-президент Ингушетии Руслан Аушев. Они долго разговаривают не на русском языке. Приводят директора школы Лидию Цалиеву, и женщина осторожно подходит к Аушеву:

- Я не плачу, я держусь.

Аушев:

- Держитесь, держитесь.

- Я так благодарна, что вы откликнулись! Что вы первый приехали! Я прошу, чтобы не обижали детей. Чтобы ничего с ними не сделали!

Хучбаров:

- Это зависит от Путина.

Аушев:

- Я приехал, чтобы передать их требования. Я их передам.

Аушева подводят к распахнутому окну, он перегибается, смотрит вниз. Следом за ним в окно высовывается оператор. У стены школы - груда тел мужчин, которых боевики расстреляли в первый день. Их террорист снимает долго - нелюдю нравится это страшное зрелище. Затем Аушев с боевиками спускается по лестнице. Снова говорят не то на чеченском, не то на ингушском языке. Появляются женщины с маленькими детьми, выходят через открытую дверь на улицу, слышен детский плач. Женщины в шоке, они благодарят каждого боевика, те отвечают: «Аллах акбар!» Кто-то из боевиков говорит, что две женщины хотят остаться - у них еще старшие дети в спортзале. Выходит женщина с двумя грудничками на руках. Еще одну малышку на руки берет сам Аушев и скрывается в проеме двери. Раздается звериный хохот боевиков, жить им осталось чуть больше суток...

Читать продолжение

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также