2016-08-24T03:53:15+03:00

Шестеро из берлоги

Поделиться:
Комментарии: comments1
Апрельская вылазка.Апрельская вылазка.
Изменить размер текста:

В конце апреля я был разбужен телефонным звонком. Из тверских лесов звонил друг Валентин Пажетнов: «Без промедления приезжай. У нас в руках шесть медвежат-сирот, обнаруженных во время охоты в берлоге». Продрав глаза, я понял: случилось то, что называют сенсацией. В берлоге находят обычно двух-трех медвежат, четырех - очень редко. В литературе описано два случая (в Карелии и в Сибири), когда медвежат было пять. Тут же шесть, и «все здоровы, подвижны, у всех есть шансы вырасти и вернуться в природу».

Через день рано утром с Валентином Сергеевичем увиделись мы на станции Старая Торопа и встречали рассвет по дороге на биостанцию в лесной глухомани, где Валентин с семьею не только изучает медведей, но и прославился тем, что выращивает, воспитывает и выпускает на волю сирот из берлоги, уже способных к полноценной жизни в природе.

У берлоги в лесах Старой Руссы была добыта медведица, что является в здешних местах делом обычным. Изумление егеря вызвало число малышей. Через день медвежата, укутанные в тулуп, уже были в спасительном для них месте.

С Валентином Сергеевичем Пажетновым мы встретились тридцать лет назад. Уже опытный биолог, тут, в лесах Тверской области, он заменил осиротевшим малюткам-медвежатам мать и жил с ними в лесах, не появляясь в заповедном поселке, - присматривался к их возмужанью, оберегал от опасностей и наблюдал, что в разном возрасте они едят, чего боятся и как ведут себя в неожиданной обстановке.

В эксперименте этом Валентин узнал многое из скрытой обычно от человека медвежьей жизни. Честолюбивая мечта вернуть уже взрослых зверей в природу в том, первом, случае не удалась. И ученый понимал почему. Новую пару зверей он воспитывал уже по ясной методике и победил.

Вернуть в природу хищного зверя очень непросто. Никому до той поры это не удавалось. Пажетнову удалось. Он написал о пионерской своей работе серьезную книгу и был немедленно признан ученым миром, и сам, подавая другим пример, стал воспитывать осиротевших медвежат по выверенной им методике.

В Тверской области, на месте умершей деревеньки Бобоницы, с помощью международных фондов по охране диких животных выросла биостанция, куда приезжают сейчас за опытом биологи многих стран.

Минувшей зимой к Пажетновым из разных мест поступили пять медвежат, и к ним прибавились еще вот эти шесть близнецов - три самочки и три самца. Я приехал, когда малыши прошли первую стадию воспитания в теплом, рубленном из елей «амбарчике». Росли они быстро, получая строго выверенное количество калорийной пищи - молоко, овсянку, гречку, яйца и витамины. И пришел час, когда из берлоги-«амбарчика» медвежат надо было уже выводить в лес на огороженную территорию.

На первом (весеннем) снимке мы видим шестерых близнецов, только что, в первый раз, выпущенных на свободу. Перед ними еще неизвестный мир с незнакомыми звуками и запахами. Один из шестерки подошел, лапой поскреб мой ботинок и потыкал нос в опрометчиво незакрытую фотографическую сумку. Другой упорно пытался забраться на дерево, третий, покоренный запахами апрельского леса, стоял на задних лапах, нюхал весенний воздух.

Усталых от впечатлений медвежат водворили в «амбарчик», но теперь уже скоро эту бревенчатую «берлогу» покинут они навсегда. Их по-прежнему будут сытно кормить, а когда возмужают и уже будут способны еду добывать, рацион им резко уменьшат - крутись, ищи пропитания сам.

И вот уже покатилось под гору лето. Я время от времени на биостанцию звонил. Отвечали: «У нас все в порядке! Растут, мужают». И вот звонок уже мне: «Приезжай, готовимся близнецов выпускать».

Второй снимок сделан недавно. Утром меня торопили: «Надо спешить, иначе на месте ночлега их не застанем - уйдут на промысел». Медвежат продолжают угощать кашей, но лишь для того, чтобы лакомый корм их привязывал к месту.

Шестерка близнецов уже давно объединилась с пятеркой других воспитанников, и уже непросто понять, кто есть кто. Вначале шестерку объединял один запах - семейный. А смешение образовало уже две группы, и близкое родство уже как бы и позабыто. На месте мы застаем лишь пять медвежат, явно проспавших, - остальные уже ушли промышлять муравьев, чернику, малину.

Мне на ночной территории медвежат появляться не следовало. Но надо же сделать снимок. Облачили меня в маскировочный балахон с капюшоном. Медвежата выражают настороженность, и это находится в рамках нормы. Валентин-младший в нужном месте выкладывает «утреннюю кашу». Медведи её как бы сами находят, словно бы в лесу она выросла. Едят не азартно - не очень голодны. А мы наблюдаем за ними из-за куста.

С патриархом воспитания Валентином Сергеевичем Пажетновым мы беседуем, когда «мишатки», покинув ночной приют, уходят в малинники.

За многие годы общения с медвежатами Валентин знает немало любопытных историй. Он подтверждает мысль: так же, как люди, животные имеют свои характеры - есть среди них очень способные, есть туповатые, есть злобные, есть покладистые. Был медвежонок с ярко выраженной индивидуальностью - держался всегда один, умело находил пищу, удавалось ему удаляться из загородки. Все медвежата, нарываясь на желтую полоску «электрического пастуха» и получая чувствительный удар током, к ограде уже не приближались. Этот же постоянно чуть прикасался к проводке и улавливал время, когда она «не кусалась» (когда ток выключался). Это позволяло выбраться за ограду и быть на воле в то время, когда все оставались «на карантине». Беглеца долго приходилось искать. Но обычно он, нагулявшись, появлялся сам.

Но это случай особый. Чаще все медвежата живут «по регламенту». «Карантин» на первых порах уберегает малышей от опасности. В лесу они могли бы встретить кабана, лося, косулю, выдру. Но это все не опасно. Опасны медведь, волк и, конечно, встреча с людьми. Более всего опасен, как ни странно, медведь. Малышей он может убить и сожрать. Такое бывает в природе (защита - медведица-мать и способность медвежат мгновенно влезать на дерево). Тут на биостанции был случай: проходящий медведь, почуяв знакомый запах, сломал загородку и не сожрал малышей, а лишь задавил.

С великолепной шестеркой ничего из ряда вон выходящего не случилось. Пока жили семейкой, не ссорились, не рвали еду друг у друга - отличались, как говорит Валентин-старший, устойчивой психикой. Не было у них ни лидера, ни отстающего. Аппетит у всех был отличный. Ничем не болели. С другой группой сошлись осторожно, но никакой семейной оппозиции родичам не было - быстро перемешались, образовав две устойчивые группы. Могли уходить днем довольно далеко в лес, но к ночи всегда возвращались. Валентина-младшего, приходившего к ним ежедневно, принимали за своего, привыкли к приносимым им запахам. Словом, выросли братья на славу крепкими, своевольными, осторожными, что и требуется медведю в лесу.

Выпускать их на волю готовились в средине августа. Так что в ближайшие дни начнут они обживаться в лесах своих предков.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также