2015-02-04T03:31:03+03:00
Комсомольская правда

Черные дыры бесланской трагедии

За месяц до годовщины страшных событий в Северной Осетии председатель парламентской комиссии по расследованию чудовищного теракта Александр Торшин отвечает на самые неприятные и взрывоопасные вопросы наших корреспондентов, очевидцев тех жутких событий, Александра Коца и Дмитрия Стешина.Окончание, начало в «КП» от 05.08, 09.08О силовиках и ополченцах- Некоторые бывшие заложники сегодня грешат на спецназ...- Комиссия не может игнорировать ни один факт в своем расследовании. Сейчас в прессе активно обсуждаются детали ведения огня спецназом при освобождении заложников. Но мы не можем оставить без внимания и другой вопрос: что делали вооруженные люди, родственники и близкие заложников, которые все те дни кольцом стояли вокруг школы?- Палили по школе из всего стреляющего. Дети с мешками патронов бегали. Мы видели. - Вот вы знаете, почему у комиссии возникли трудности в работе? А мы послали запрос: кто были эти вооруженные люди, их данные? У прокуратуры в деле - ни одной фамилии! Ни одного изъятого ствола и масса свидетельств, как эти люди стреляют по школе. А пуля - дура, она не выбирает. Да более того, из-за этой беспорядочной стрельбы школу застилала пыль от штукатурки. Снайперы и спецслужбы не могли эффективно работать. Но задаю вопрос спецслужбам по поводу вооруженных родственников и слышу: ради Бога, не трогайте их! Потому что, если бы эти люди не побежали вытаскивать детей, жертв было бы больше. Это правда. И то, что стреляли они по школе, - тоже правда. Получается, у каждого, кто освобождал заложников 3 сентября, своя правда. Очевидно, есть и своя ложь. Комиссия должна докопаться до истины.- Почему главные силовики страны не находились на месте?- В те дни была большая опасность конфликтов в нескольких субъектах Федерации. Какие-то силы пытались столкнуть два народа, к счастью, сделать этого не удалось. Хотя в первые дни была пресечена попытка похода в Ингушетию стихийных групп осетинских мстителей. Подобной ситуации боялись не меньше, чем самого захвата. Поэтому и Патрушев, и Нургалиев находились не в Беслане. Им нужно было контролировать весь Кавказ и тушить возможные всплески национализма. Кстати, должен отметить, что сегодня власть не умеет или не хочет в полной мере общаться с людьми. С первых дней работы комиссии нам пришлось взять на себя нелегкое бремя - выслушивать пострадавших, пытаться утешать в их безутешном горе, извиняться. Это все должны были делать прежде всего руководители республики. К сожалению, до сих пор это не сделано! Думаю, не поздно это будет сделать к годовщине трагедии. Поразило и другое. Американцам потребовались месяц и десять дней, чтобы принять закон о противодействии терроризму, он называется «Патриот». У нас этот закон все еще где-то во втором чтении. А существующие законы далеки от совершенства. Например, по действующему законодательству при таких терактах операцией по освобождению заложников «руководство берет на себя МВД или ФСБ в зависимости от того, с какими целями захвачены заложники». Там четко записано: если люди захвачены с корыстными целями (видимо, с целью получения выкупа) - это МВД, во всех остальных случаях, наверное, ФСБ. В Беслане три часа вообще никаких требований не было! Во многом именно поэтому и единого штаба, и персонального его руководителя в Беслане 1 сентября фактически не было.- Мы сами видели бардак в городе, спокойно проходили к школе, может, если бы все было сделано грамотно, можно было минимизировать жертвы?

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также