2015-02-04T03:35:59+03:00
Комсомольская правда
19

Бывший агент британской разведки Вячеслав ЖАРКО: Я не захотел стать разменной картой в шпионской игре

Российский гражданин рассказал о действиях английских спецслужб и их связях с Березовским и Литвиненко

В четверг Генпрокуратура РФ официально отвергла запрос Великобритании об экстрадиции на Альбион Александра Лугового. Англичане считают его причастным к отравлению в ноябре прошлого года в Лондоне бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Об этом вчера сообщили все британские газеты.

Но удивительное дело - тамошняя пресса до сих пор молчит о другом сенсационном событии, связанном с "делом Литвиненко", которое случилось в прошлом месяце в Москве. "КП" уже писала, что в ФСБ добровольно явился с повинной российский гражданин Вячеслав Жарко, завербованный британской разведкой Ми 6. Он почти пять лет поддерживал тесные контакты с ее сотрудниками, а также с Литвиненко и Березовским (См. публикацию "В Москве сдался агент Ми 6" в номере за 27 июня с.г.).

И вот в интервью "Комсомольской правде" телеканалу Russia Today и британской газете The Sunday Times Жарко сам рассказал о том, как это было.

Передача по цепочке

- Вячеслав, как же вы попали в сети британской разведки?

- История длинная, и роковую роль в ней сыграли Березовский и ныне покойный Литвиненко. Именно они вывели меня на сотрудников Сикрит Интиллиджент Сервис, которую в обиходе еше называют Ми 6.

- Вы ведь сами работали в российских силовых структурах...

- Да, я семь лет прослужил в Налоговой полиции, имел звание майора, был руководителем следственной группы.

- А как познакомились с Березовским?

- В 1998 году я вел так называемое "дело НТВ" - по выявлению финансовых махинаций тогдашнего владельца этого телеканала Владимира Гусинского. Его деяния были практически доказаны, и "светило" ему лет 10 тюрьмы. Но Гусинский через свои связи начал оказывать на меня и нашу группу колоссальное давление. Спасти нас могло только вмешательство очень влиятельного лица. И таковым оказался Борис Березовский (в конце 90-х - зам главы Совбеза РФ - "КП"), который, как я знал, был с Гусинским "на контрах". Я вышел на Бориса через знакомого депутата, объяснил что и как. Березовский сразу все понял, "просек" свой интерес и сказал: "О'кей, ваша группа будет работать".

- Сообщалось, что вы представились Березовскому под другой фамилией. Зачем такая конспирация?

- Я назвался поначалу Владиславом Петровым. Как профессионал я чувствовал, что так мне будет спокойней.

- А с Александром Литвиненко где встретились?

- В Лондоне, в начале 2002 года. Нас свел Березовский, который к тому времени уже обосновался там, а я принципиально уволился из органов из-за того, что Гусинского мне изобличить так и не дали. Стал работать частным детективом. До этого мы с Борисом иногда встречались, перезванивались - как-то так по человечески сошлись. По крайней мере, мне так казалось...

- На британскую разведку вас выел он?

- Нет, Литвиненко. Но, думаю, с его подачи. Александр познакомил меня с неким Мартином Флинтом, заявившим, что представляет деловые круги. Потом появились еще двое. Они мне предложили оказывать консультационные услуги. Их интересовали анализы политической и экономической ситуации в России.

За информацию платили 2000 евро в месяц

- Вы поверили, что имеете дело с бизнесменами?

- Через какое-то время они прямо признались, что являются разведчиками. Не хочу хвалиться, но я раскусил их сразу - по стилю, по поведению. Как говорится, рыбак рыбака...

- А что их в вас привлекло?

- Ну, тут я могу лишь предполагать. По-моему они "купились" на рассказы Литвиненко, что я, мол, обладаю допуском к секретам, колоссальными связями в политических, общественных кругах, в правоохранительных органах. Он еще наврал им, будто я связан с российскими разведструктурами.

- А зачем?

- И я ему этот вопрос задал. Он на них уже работал и очень хотел показать умение находить "важные источники". Ну, и получать за это деньги. Он и мне прямо сказал: "Ты, главное, надувай щеки. Чего-нибудь придумай и впарь им. Заработаем - и ты, и я".

- И британцы вам платили?

- Около 2000 евро в месяц наличными. И я решил: раз они готовы это делать, какой резон мне отказываться? Другое дело, что я писал им какие-то совсем общие обзоры, выуживая инофрмацию из разных интернет-сайтов. А там такого насочиняют... Но британцы все это принимали за милую душу. Так что ничего противозаконного я не совершал. Я заранее продумал, как мне выстроить свою игру.

- Но закон-то вы все же нарушили. Вы же не декларировали в российские налоговые органы те суммы, которые получали от англичан.

- Промахнулись! Как сотрудник Налоговой полиции я прекрасно знал, что получаю доходы не от деятельности на территории России. У нас с Британией имеется соглашение об избежании двойного налогооблажения. Поэтому, если кто-то и должен был беспокоиться, то налоговые органы Великобритании. Но я понимал, что вряд ли Ми 6 будет светиться перед ними.

- Сколько на вас всего потратили англичане?

- Ну, "гонораров" они мне выплатили примерно на сто тысяч евро. Плюс авиабилеты, гостиницы. А ведь они требовали, чтобы я добирался к местам встреч не напрямую, а через одну-две страны. Кроме того, они привозили на эти "свидания" Литвиненко (тоже, кстати по подложным документам) да еще на себя тратились. В общем, стоила им эта работа со мной около полумиллиона евро - явно больше, чем я им принес какой-то пользы.

- И кем же вы сами себя считали?

- Платным консультантом. Не более чем. Хотя у них такие свои должны быть. Но если мои писания их удовлетворяли, чего ж стесняться...

- Значит, заниматься этим делом вы стали только ради денег.

- Ну да. И я, и Литвиненко. Поэтому когда сейчас в западной прессе Сашу пытаются представить диссидентом, идейным борцом с режимом, мне смешно. Из него диссидент, как из меня балерина. Политики там не было, мы просто "делали бабки".

Литвиненко хотел возглавить ФСБ

- Какое впечатление произвел на вас Литвиненко?

- Как не нашедший себя в жизни человек. И (пусть простят меня его родные и близкие) не очень умный. Взрывной, авантюрный, очень падкий на какие-то внешние эффекты. Хлестаков этакий... А в последнее время мне стало казаться, что у него вообще что-то с психикой случилось. Стал грезить близким переворотом в России, на полном серьезе утверждал, что станет новым директором ФСБ, а меня обещал взять замом. Бред в общем...

- Он ведь участвовал в ваших встречах с сотрудниками Ми 6?

- Да - в Лондоне, Стамбуле, Хельсинки, на Кипре... Его роль, как оказалось, была в том, чтобы подготовить мою вербовку англичанами. Он до последнего пытался играть роль посредника, чтобы не лишиться содержания у британской разведки. Политика его не интересовала, ему нужны были деньги, чтобы содержать семью в чужой в общем-то для него стране.

- Но и вы работали из-за денег. В чем разница?

- Наверное, в восприятии этого заработка. Я из своей страны не бежал и помоями ее не обливал.

- Литвиненко действительно готовил покушение на Путина, как вы сказали в одном из интервью?

- Он мог болтать все что угодно. Говорил, например, что сформирует чеченские отряды, которые придут в Москву и всех перережут. А на что может решиться явно не адекватный человек - Бог весть... В начале 2006 года сами англичане мне категорически запретили общаться с Литвиненко. Так и сказали: "Саша стал неадекватен".

- Что вы почувствовали, когда узнали о его смерти?

- Мне было его искренне жаль. Но, знаете, не удивился - рано или поздно это чем-нибудь таким бы и закончилось...

- Кто мог стоять за его отравлением?

- Думаю, это следствие каких-то личных "экспериментов" Саши. Вообще отношение к Литвиненко в окружении Березовского было абсолютно негативное. В конце-концов и сам Борис Абрамович отодвинул его от себя и резко снизил содержание. И англичане одновременно стали от его услуг отказываться. Он мне говорил, нужны деньги любой ценой. Не исключаю, что через Закаева и других своих чеченских "товарищей" он мог связаться с дельцами, занимающимися контрабандой радиоактивных материалов. И - случайно или нет - хватануть дозу. Это - мое мнение.

- Ну а о Березовском что думаете сейчас?

- Последние годы он в основном пиарится перед Западом - чтобы доказать собственную значимость. Березовский до сих пор взбешен, что потерял огромное влияние, которое когда-то имел в России. Он всеми силами старается его вернуть, но у него ничего не получается.

- А как он пытается вернуть это влияние?

- Через свои многочисленные проекты нанесения ущерба "режиму Путина" и России. Вот, например, британскую разведку очень интересовала ситуация на Украине в период "оранжевой революции". И Березовского - тоже, поскольку он на эту революцию угрохал кучу денег. Хотя какая эта революция - просто плохо отработанная политтехнологическая схема. Передо мной была поставлена задача следить за тем, как расходуются (а на самом деле - разворовываются) выделенные Борисом средства, и сообщать личные впечатления о происходящем. Поэтому, зная внутренние расклады, мне было больно смотреть на одураченных людей на майдане. Я сразу сказал и Борису, и британцам, что вся эта "оранжевая коалиция" скоро развалится. Так оно и вышло. Березовский был страшно расстроен...

- Сейчас вы с ним поддерживаете отношения?

- Нет, все кончено. Последний раз он позвонил мне в начале июня, после пресс-конференции Лугового (см. номер "КП" за 1 июня с. г.). Предложил немедленно встретиться. Но я к тому моменту уже решил для себя, что больше в эти игры с ним и с МИ 6 не играю. Так ему и сказал.

Березовскому номер не сообщать!

- Расскажите поподробнее о тех британских разведчиках, которые с вами работали.

- После Флинта со мной контактировали Джон Калаган и Пол (он участвовал в двух-трех встречах и свою фамилию не называл). Оба неплохо говорили по-русски. С Джоном я даже сдружился, немало виски было вместе выпито. Он мне рассказывал о себе, своей семье, делился взглядами на жизнь. Рассказывал, что несколько лет проработал под "крышей" посольства в Москве, участвовал в острых операциях. Например, как-то в ресторанном туалете фотографировал полученные секретные документы... Потом появился Кенн Филиппс. Этот Кенн тоже работал в Москве, а сейчас действет как разведчик в британском посольстве в Стамбуле.

- Как они связывались с вами?

- На каждой встрече договаривались, когда и где встретимся в следующий раз. А еще дали мне мобильный телефон с особой сим-картой. И в экстренных случаях звонили на него. Я же не должен был звонить по нему из России. Выезжал куда-то, например, на Украину или в Финляндию, и сообщал им кратко: я там-то. И тогда они мне перезванивали. Предупредили, чтобы ни в коем случае не засвечивал этот номер перед Березовским.

- Когда состоялась последняя встреча?

- После смерти Литвиненко, 28 ноября прошлого года в Стамбуле. Они спрашивали, кто такие Луговой, Ковтун. Я их знал поверхностно, близких отношений никогда не поддерживал.

"Я понял, что из меня делают шпиона"

- Интересно, в разговорах с вами британские шпионы высказывали свое мнение о России?

- Да, не скрывали, что их все устраивало у нас в 90-е годы, при Ельцине. Им этот бардак был выгоден. Причем говорили откровенно: мол, мы прекрасно видим, например, кто такой Гусинский, но поддерживаем его исходя из задач своей службы.

- А что это за задачи?

- Главная: оказание выгодного влияния на политику российского государства.

- Помимо аналитических справок что еще вас просили делать?

- Например, после истории со "шпионским камнем" в начале 2006 года (см. номер "КП" за 27. 01. 2006 г.) они не исключали, что ФСБ завербовала агента в британском посольстве в Москве, и спрашивали меня, нельзя ли как-то отследить через мои связи в спецслужбах этого "крота". А еще они поставили задачу: выявить, есть ли интерес у ФСБ к неправительственным организациям. Могут ли специфические связи некоторых таких НПО с Западом (а они есть!) попасть под контроль российских спецслужб.

- И вы?

- Опять что-то нарыл в Интернете, что-то додумал сам. Никаких секретов там не было.

- Неужели такие наивные шпионы?

- Нет, конечно. Я вскоре осознал, что все мои справки и прогнозы - лишь этап по втягиванию меня в нечто более серьезное. И это не замедлило произойти. На одной из встреч меня попросили собрать данные на сотрудников российских спецслужб, которые могли бы пригодиться при их вербовке англичанами. Они даже собирались снабдить меня каким-то особым портативным компьютером для передачи информации. Но я тогда уже смекнул, дело идет к чистому шпионажу.

- Мрачная история...

- Вот и мне стало не по себе. Я подумал, а вдруг британская разведка и меня разыграет как какую-то мелкую карту в той игре, в которой я участвовать совсем не хочу. И я решил все честно рассказать.

- А Ми 6 вас оставила в покое?

- Я надеялся, что мы попрощаемся "по-английски". Но в начале июня в обусловленное время они связались со мной по этому спецмобильнику. И стали вызывать на встречу. Но, я категорически отказался.

- Чем будете заниматься дальше?

- Думаю, найти себе применение в области частного сыска.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
19
 

Читайте также

Новости 24