2015-02-04T05:22:11+03:00
Комсомольская правда
197

Чиновники во время кризиса: «Всех сократят, а мы останемся»

Корреспондент «КП» попробовал разобраться: почему бюрократов в современной России втрое больше, чем в советское время. И чем чиновники вообще заняты во время кризиса

Губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин недавно вспылил:

- Такой бюрократии, которая существует сейчас на нашем местном уровне, не было никогда!

Звучало как вызов. Тем более что ни в чем революционном Гениатулин ранее замечен не был. Хотя рулит своим глубоко дотационным краем (каких в России больше половины) уже 13 лет. Неужели и губернатора достало?

Что ж, как говорится, назвался груздем... Отправляюсь в Читу.

«ГОСУДАРСТВО ПУХЛО, НАРОД ХИРЕЛ»

- Вон видишь симпатичный особнячок? Там раньше областной отдел народного образования находился, 30 человек сидели. А теперь? - бывший советский чиновник Юрий Ляхов командовал здесь райисполкомом и знает новейшую историю местной бюрократии лучше других. Он торжественно выдерживает паузу. - Тут сидят больше 60 человек! Теперь это целое министерство! Еще одно здание себе пристроили. И все равно тесно. По трое в кабинете ютятся! Да и что это за чиновники - не тот калибр. Вот раньше вкалывали - и в каждой деревне было по школе, область полностью себя обеспечивала зерном. А нынешние до чего довели? Сельские школы закрываются. Фермерских хозяйств - раз, два и обчелся. Одни чиновники и остались! Для чего? - опять замирает вопросительно Ляхов. - Чтобы было кому зарплату платить, вот для чего!

Ляхову не хватило пальцев, чтобы перечислить все предприятия, работавшие здесь во времена СССР. Сегодня более-менее стабильно работает одно. Зато в краевой администрации целое министерство промышленности!

На центральной площади Читы торчит угрюмая, но чистенькая девятиэтажка. Номенклатурные голубые ели, как часовые, у входа. В ней умещались и обком, и горком партии, и обком комсомола. Сейчас в девятиэтажке - администрация, парламент Забайкальского края. Мэрии места уже не хватило...

Краевых чиновников в Забайкалье - 2377 человек. Секретарши и прочая обслуга не в счет. А еще есть муниципалы. Они тихо плодятся в районах, как бактерии.

- 36 районов умножай на 50 сотрудников, - прикидывает Ляхов. - Получается 1800. Плюс администрации в селах и городах - около 1200. Чиновников втрое больше, чем в советское время! Может, и население утроилось? Не-а! Оно сократилось за время реформ на 100 тысяч. Остались в крае 1 миллион 155 тысяч человек.

Думаете, Ляхов преувеличивает? У Росстата - те же цифры. Перед распадом СССР, в 1990 году, в стране с 300-миллионным населением было 663 тысячи госслужащих. В 2007-м чиновников стало уже 1 млн. 624 тысячи. Но население сегодняшней России - 140 млн. человек, это меньше половины от того, что было в СССР!

Академик Ключевский еще в позапрошлом веке писал: «Государство пухло, народ хирел». История повторяется.

ЦИФРЫ ЭПОХИ

Содержание рядового чиновника обходится бюджету Забайкальского края чуть больше 130 тысяч рублей. Плюс зарплата. Всего же госслужащие опустошают годовой бюджет на 1 млрд. 665 млн. рублей.

Директор Дарасунского завода горного оборудования и по совместительству краевой депутат Сергей Белоногов недавно застукал чинуш в местном автосалоне:

- Администрация закупает машины по 2 миллиона рублей за штуку. «Тойоты Лэндкрузеры»! Спрашиваю: у нас кризис или как? А они: да, кризис. И оформляют дальше. Целый департамент по госзакупкам создали, 15 человек в штате...

- Ну не праворукие же японки б/у покупать! - искренне удивляется глава администрации Забайкальского края Геннадий Чупин. - Это небезопасно. Там, где государственный интерес, покупки должны быть рациональны. «Лэндкрузер» - надежная, проходимая, комфортабельная машина. И стоит не 2 миллиона, а 1 миллион 200 тысяч. Попробуй на «Волге» по краю поездить. Да она же рассыплется!

С Чупиным полгода назад случилось интересное превращение. До этого он был замом прокурора края. Следил за исполнением законов со стороны чиновников. А теперь вот сам чиновник.

- Первым делом я решил выяснить, есть ли дармоеды, - вспоминает Чупин. - Оказалось, вычислить трудозатраты чиновника невозможно. Нет такой методики. Мы считали, сколько человек провел совещаний, сколько бумаг подготовил.

- И как результаты?

- Органов исполнительной власти в крае - 34. Пока успел проверить только комитет соцобеспечения - самое большое ведомство, там сидят 260 человек. Но глава комитета убедил: если чиновников уволить, возникнут очереди на получение субсидий, выплату льгот. Страдать в итоге будут простые люди. Но сокращение расходов идет. Я вот лично не летаю бизнес-классом.

Сегодня конкурс на факультеты «Государственное и муниципальное управление» в любом вузе, хоть в столице, хоть в провинции, зашкаливает за 15 человек на место. А на «Технологиях машиностроения» конкурса нет вообще! Вот они - цифры эпохи. Почему же растет масса, которая ничего не производит, а только тратит? Видимо, среда благотворная...

ЛОЯЛЬНЫЙ СЕРЕДНЯЧОК

- С чего ты взял, что все чиновники жируют? - спорит со мной Анастасия К. Она - старший специалист в краевом министерстве экономики. - Я, например, получаю 23 тысячи. Для Читы нормально. Но не супер.

- А за что тебе платят?

- Работаем только на Москву. Отвечаем на запросы федеральных министерств. Из-за этого все письма от своих, читинцев, рассматриваются долго. Мы их просто перекладываем на дно папки «В работу». Потому что, если не сдашь отчет Москве, начальник может премию срезать. Или «сложности и напряженности» лишить.

Но перетрудиться чиновнику не грозит. За это не доплачивают. Шанс вырасти, говорит Настя, есть только у «своих», со связями. В общем, культивируется серость. Блеклый середнячок.

Академия госслужбы при Президенте РФ составила рейтинг норм и правил служебного поведения. Выяснилось, что на 1-м месте у чиновников добросовестное отношение к работе. Честность - уже на 6-м. А вот соблюдение прав граждан - вообще на 9-м.

Лояльность начальству - вот главное свойство хорошего чиновника.

- Ты же - нормальный живой человек. Зачем в эту скуку погрузилась? - не понимаю я. - Другой работы нет?

- Зато удобный распорядок дня и длинный отпуск, - пожимает плечами Настя. - Утром, правда, ловят за опоздания. Но зато обед с 13.00 до 14.00 - это святое. Вопросы некоторые легче решать. Ребенка в школу престижную устрою без проблем...

- Ага, а после школы - на факультет госуправления?

- Почему бы и нет...

- А кризис по вам ударил?

- Обещают на 10% сокращение штата. В отделе 20 человек. А два места вакантны.

- И сократят вакансии?

- Да. Во время кризиса всех сократят, а мы, чиновники, останемся.

О сокращении во власти объявляется громко: мол, мы вместе с народом страдаем. Один из вице-мэров Владимира был еще и главой управления. Вице-мэра сократили, а главуправа - нет. В Самаре убрали 5% госслужащих. А их зарплаты... разделили между оставшимися. В Госдуме тоже горячились: сократимся на 20%! А на днях передумали. Из аппарата Госдумы не будет уволен ни один клерк!

КОРМУШКА ПЕРВАЯ - МЕЛКИЕ ЧАСТНИКИ

В шаге от Забайкальской администрации - ресторан «Зеленая роща».

- Мы работаем без спиртного, - грустно сообщила официантка.

Узнав, что я журналист из Москвы, вышла взволнованная хозяйка заведения Екатерина Васильевна. И рассказала такую историю. Был у нее раньше уютный кабачок с китайской кухней, тоже в центре города:

- Помещение арендовала. Отремонтировала от и до. Денег угрохала кучу.

Но пришли ребята в милицейской форме. И сказали, что здесь будет отдел внутренних дел. А вы, тетенька, ищите для вашего общепита место где-то еще. Пришлось съезжать. А милиционеры радостно списали деньги, которые им выделили на ремонт нового райотдела.

Под «Зеленую рощу» Екатерина Васильевна сняла пол-этажа на центральной улице. Опять ремонт. Расходы отбились за пару лет. Но тут закончилась лицензия.

- Собрала все справки, кроме одной. Управление потребительского рынка уперлось, - раскладывает рестораторша талмуды с гербастыми бумажками.

- На взятку намекали?

- Нет, другое. ОВИР тут недалеко находится. Им расширяться надо. Мое помещение приглянулось... Может, мне к президенту Медведеву обратиться? Он же сказал: нечего малый бизнес кошмарить...

На малый бизнес в период кризиса вся надежда. Путин, к примеру, высказался за годовой мораторий на проверки «малышей». Оказывается, на эти проверки казна тратит 160 млрд. руб. в год! Но чем тогда будет заниматься чиновничья машина, заточенная как раз на то, чтобы трясти предпринимателей?..

Да скоро и проверять будет некого. За последние 6 лет малых предприятий в России стало меньше втрое: с 880 до 282 тысяч. Обратно пропорционально росту армии чинуш. Такая арифметика.

КОРМУШКА ВТОРАЯ - НАСЕЛЕНИЕ

Диапазон развлечений в провинции широк. Есть даже экзотические. Например, владелец читинской сети аптек Андрей Жидков организует... товарищества собственников жилья (ТСЖ). Он рассказывает о самой жирной кормушке для чинуш.

Сферу ЖКХ контролирует служба заказчика. А она подчиняется горадминистрации.

- Город закреплен за пятью управляющими компаниями, - говорит Жидков. - Всех их привела мэрия. По конкурсу, разумеется. Как происходит эта процедура, объяснять не надо?

Любимое занятие управляющих компаний - капитальный ремонт. Смета заявляется, допустим, на 17 миллионов, а реально тратится 6 - 7.

Средний тариф за жилищные услуги - 10 рублей с квадратного метра. Жильцы в доме за 27 тысяч «квадратов» в месяц платят 270 тысяч рублей. А на эти деньги получают... только вывоз мусора! За год набегает почти 3 миллиона никем не учтенных денег. С дома!

К примеру, на дотации на старые чадящие котельные забайкальский бюджет тратит 200 тысяч рублей В ДЕНЬ.

- На реконструкцию котельных нужны средства, - разводит руками первый зам губернатора Александр Холмогоров. - А денег нет.

Горводоканал - монополист. Обычно в совете директоров - знакомые все лица, отцы города. Заплатят бабули-пенсионерки за водичку на 10 копеек больше - члену правления приятный бонус по итогам года. Тысяч на 100 рублей.

Сфера ЖКХ страшно засекречена. Сколько денег здесь уходит налево, не знают ни прокуроры, ни антимонопольщики. Но известно, что оборот в сфере ЖКХ в масштабах страны - 30 млрд. долларов. Есть что «попилить»! Видимо, поэтому у коммунальщиков постоянная неразбериха. Так «пилить» сподручнее.

ВЗЯТКА - ЭТО ПРИМИТИВНО

«Брали мы, правда, что брали - кто богу не грешен, царю не виноват?.. Как возьмешь, оно и работать как-то сподручнее, поощрительнее...» Это Салтыков-Щедрин. «Губернские очерки». Хрестоматии российского бюрократизма уже полтораста лет. Может, на этом и стоит наше чиновничество? Взяточка - она как цемент, который административные взаимосвязи только укрепит?

- За 2008 год в крае возбуждено 121 уголовное дело, связанное с коррупцией. 13 - в отношении глав муниципальных образований и их заместителей, 8 - в отношении депутатов местного самоуправления, - рассказывает мне и. о. начальника отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры края Владимир Корниенко.

Такое ощущение, что главы районов и поселков избираются, чтобы решать только собственные проблемы. Они тут же обрастают замами из родни. И попадаются на мелочевке. Один вымогал 50 тысяч - не долларов, рублей! - у предпринимателя. Смешно, конечно... Муниципалы подбирают крохи, зато вдохновенно. Остервенело и жадно.

- Коррупционеры отошли от простых взяток, - говорит Корниенко. - Материальные ценности получает не сам чиновник, а его близкие: дорогую турпоездку, квартиру, коттедж.

А краевые чиновники? Они что, кристально чисты?

Конечно, нет. Но поймать их за руку трудно.

Один из больших людей в краевой администрации Забайкалья еще несколько лет назад записал громадный участок земли на свою дочку-школьницу. Когда об этом узнали правоохранители, девушке уже исполнилось 18. «Я сама лично все бумаги на землю оформляла!» - заявила мамзель. И все. Оснований для возбуждения уголовного дела нет.

Правоохранителям дана отмашка. Треть дел в производстве следователей центрального аппарата Следственного комитета при Прокуратуре РФ - о коррупции. Но официально прокуроры за последний год выявили «всего» 920-миллионный ущерб государству. А реальные убытки от взяточничества оценивают в десятки раз больше.

«ХВАТИТ. БУДЕМ ОПТИМИЗИРОВАТЬ»

Губернатор Забайкалья Равиль Гениатулин тоже озадачил. Сначала объявил, что негоже плодить бюрократов. А потом ввел 19 новых должностей - губернаторских полпредов в районах. А им ведь потребуются офисы, секретарши, водители...

Отправляюсь на вершину краевой вертикали. Красные ковровые дорожки. Насупленные барышни на страже властных кабинетов.

- Дополнительные места не создавались, - заверил меня Гениатулин. - Полпреды - это сотрудники контрольного управления краевой администрации.

- Чем же они занимаются?

- Следят за исполнением законов, докладывают об обстановке в районе. Мне нужна прямая и объективная связь на местах.

- Но на ваших глазах аппарат в крае раздулся в 3 раза...

- Я стал губернатором в 1996 году. Несколько лет держал планку - 500 человек. И справлялись, хотя времена были непростые. А потом полномочия постепенно передали на региональный уровень: всю лесную тему, службу занятости, экологию. Я своим уже объявил: все, стоп. Хватит. Больше расширяться не будем. Будем оптимизировать. У нас есть районы, большие по площади, но маленькие по населению: 10 - 15 тысяч жителей всего. А весь чиновничий люд там представлен. Моя идея проста. Несколько районов объединяются в один округ. В нем будет один глава. Статус ему хочу сделать высокий - на уровне министра. Я считаю, по всей стране нужно укрупнить регионы. Должно быть не больше 50 субъектов.

В общем, снова административная реформа. Хотя, с точки зрения губернатора, все логично: как еще управлять армией муниципалов, если она ему по закону не подчиняется? Есть, правда, закавыка. Кто проконтролирует губернаторских полпредов? За надсмотрщиком должен следить еще один надсмотрщик. «Контролер, контролирующий контролера» - схема бесконечная.

«ГЛАВНОЕ - КОНСТРУКТИВНО!»

- С чиновниками надо работать конструктивно. Они это любят. И еще - подарки, - лениво разъяснял мне Серега, директор регионального представительства одной из федеральных торговых сетей.

Серега закон игнорирует. Менты игнорируют Серегу. «Красивый» номер на «Лексусе», 120 по встречке - вот он стиль. За тонированным стеклом - унылые хрущевки и одинаково усталые лица на остановках. Но если хорошенько разогнаться, обывательская серость становится незаметным фоном. Глаз фиксирует только неоновые фонари и рекламные картинки красивой жизни.

- Недавно открывал магазин в одном районе. Естественно, первым делом - к главе администрации. Морда - во! На лбу написано: «Купи меня». Отчего же не купить. «Есть достойные люди? - спрашиваю. - Мне директор в магазин нужен». Мэр аж вспотел. Дочка у меня, говорит, умница большая. По рукам! Будет твоя умница директором. И все! В Москве пищат от радости: региональная сеть растет...

- А пожарные? Милиция? - удивляюсь я.

- Выкатываем подарки: кому - телик, кому - холодильник, - подмигивает Серега.

- Из мэрии звонили. Им 50 чайников надо. К пятнице, - меланхолично продолжает мысль шефа Саша-водитель.

- Куда им столько? На прошлой неделе их начальнику «плазму» за 27 тысяч вместо 60 отдали, - по-хозяйски возмущается Серега. И уже звонит своим менеджерам. - Отгружай. Запиши как представительские расходы...

Сереге с чиновниками по пути. Брезгливо позевывая, он раскрывает тонкости бизнеса в провинции:

- Ты наивный. Думаешь, только у нас так? Да везде! А у вас в Москве? Просто больше дать надо. Чиновник - он везде одинаковый, жадный. Потому работать с ним легко. Главное - конструктивно, ха-ха-ха!

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Директор департамента стратегического анализа компании ФБК, профессор Высшей школы экономики Игорь НИКОЛАЕВ: Это угроза для существования страны

- Ситуация парадоксальная - командно-административная экономика СССР, которая предполагала управление через план, централизацию, имела втрое меньше чиновников, чем рыночная, которая вроде бы должна зиждиться на принципах самоуправления.

Почему чиновников стало так много, понятно: в сытые нулевые годы, когда нефтедоллары текли рекой, можно было и аппарат подраздуть. Любой руководитель ведомства считал, что первым делом надо увеличивать штат. Чем больше они, тем больше денег на них заворачивается. Тем ведомство весомее. В 1992 году федеральных органов исполнительной власти было около 30. В 2000-м - больше 60. После 2004-го - уже более 90.

Возможно, при выстраивании вертикали власти цель была благая. Но реформа вылилась не в перетряхивание аппарата, а в рост структур с непонятным разделением их функций. И РОСТ ЧИСЛА БЮРОКРАТОВ В ИТОГЕ ВЫШЕЛ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ! Аппарат сегодня неповоротлив, неэффективен. Он уже самовоспроизводится, как отдельный от страны организм. И расползается как раковая опухоль. Он стал угрозой не только для бизнеса, но и для существования страны в целом.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24