2015-02-04T07:12:30+03:00
Комсомольская правда
28

Премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов: "Таможенный союз – реально работающее объединение!"

Взаимное сотрудничество позволяет Казахстану и России быть более защищенными от турбулентности внешнего мира

Убежденность в этом выразил премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов, с которым в Астане беседовал корреспондент ИТАР-ТАСС Борис Грушин - Карим Кажимканович, Россия и Казахстан являются стратегическими партнерами. Взаимодействие наших стран развивается по многим направлениям. Какие из них на Вы считаете приоритетными на ближайшие годы, и будут ли меняться приоритеты с течением времени? - Безусловно, Россия и Казахстан – это, наверное, две самые близкие страны на постсоветском пространстве. По многим направлениям, начиная с самых первых лет независимости, с создания наших независимых государств, со стороны президента Казахстана Нурсултана Абишевича Назарбаева, президента Б.Н.Ельцина, президента В.В.Путина, президента Д.А.Медведева были заложены очень теплые и стратегические отношения на благо народов наших стран. В то же время, особенно в последние год-полтора, многие вопросы о более глубокой интеграции из разговоров перешли в конкретную практическую плоскость. В 2010 году был создан Таможенный союз, и он реально заработал. Это - реальное объединение. И в конце 2010 года были подписаны все необходимые документы о создании Единого экономического пространства, которое начнет работать в 2012 году. Я считаю, что создание этих двух объединений предопределяет наше дальнейшее сотрудничество в экономической сфере, в социально-экономических вопросах. Я думаю, что нашим странам это даст дополнительную возможность более глубокой интеграции, для развития торговли, а в конечном итоге, для улучшения жизни народов наших стран.

В политической сфере наше сотрудничество было всегда на очень высоком уровне. Внешнеполитические приоритеты Казахстана и России всегда совпадали. И у нас практически по всем вопросам существует единая позиция. Я думаю, что в условиях посткризисного периода в мире, если так можно сказать - по этому поводу существует много точек зрения, - Казахстану и России взаимное сотрудничество позволяет быть более защищенными от турбулентности со стороны внешнего мира. Я думаю, что это тот пример, который может показать всему миру, как две суверенные страны, проводя согласованную политику, могут добиваться положительных результатов. - Общеизвестно, что Россия и Казахстан обладают богатыми сырьевыми базами. Естественно, идет поиск новых потребителей, выгодных маршрутов поставок энергоресурсов. В этом смысле, по Вашему мнению, Россия и Казахстан в большей степени партнеры или конкуренты? - По вопросу экспорта энергоносителей у нас есть достаточно четкая позиция. Она есть на уровне глав государств, она есть на уровне руководителей правительств, профильных министерств и ведомств, где мы проводим согласованную и взаимодополняющую политику по экспорту энергоресурсов. Это касается нефти, газа, других энергоносителей таких, как уголь, уран и так далее. Я думаю, что, по крайней мере, у России с Казахстаном нет какого-либо недопонимания, и мы всегда находим взаимоприемлемые решения, если такие вопросы возникают. Я, по крайней мере, у наших двух стран, такой проблемы не вижу. - Вы уже упомянули про Таможенный союз, про Единое экономическое пространство. Могли бы Вы сказать, каков эффект от действия Таможенного союза и что даст Единое экономическое пространство в дополнение к Таможенному союзу? - Я считаю, что Таможенный союз уже дал свой эффект, потому что взаимный товарооборот между Россией и Казахстаном, между Россией и Белоруссией, между Белоруссией и Казахстаном в 2010 году увеличился на проценты. Но потенциал этого развития еще до конца не использован. Я думаю, что поскольку все три страны - и Россия, и Казахстан, и Белоруссия - находятся на пути вступления в ВТО, то возможности Таможенного союза дают нам лучший шанс к этому более конкурентно подготовиться. То есть мы создаем такой рынок, в основе похожий на то, как это сделано в Европейском союзе, но при этом экономики сопоставимы друг с другом по качеству. Поэтому Таможенный союз уже показал свою эффективность. Единое экономическое пространство - мы сейчас к нему должны хорошо подготовиться. Конечно, у этой дороги есть и ухабы и повороты, поэтому пройти через них – это должно быть искусство всех трех правительств. Лично я считаю, что это большая возможность и очень хороший шанс для наших экономик, чтобы пройти этот период и двинуться вперед. - Какого рода ухабы и повороты Вы имеете в виду? - Вы знаете, каждая страна проводила свою внутреннюю макроэкономическую политику. Это касалось и вопросов тарифообразования, это касалось вопросов налогообложения, социального обеспечения и так далее. Для того, чтобы конкурентоспособность была равная, чтобы равные условия были на территории всех трех стран, нам эти вопросы придется унифицировать, в том числе и вопросы тарифообразования, субсидирования и так далее. Но это все равно необходимый процесс, поскольку мы движемся к мировой экономике, движемся ко вступлению во Всемирную торговую организацию. В этом случае всегда, первое, – появятся недовольные, которые теряют какие-то свои доходы. Они будут будоражить общественное мнение, это неизбежно. Ну и второе. Конечно, очень важно проводить грамотную социальную политику, чтобы нивелировать вопрос социально уязвимых слоев населения на территории всех трех стран, для этого потребуются дополнительные средства из бюджета. Это необходимо, потому что мы все заинтересованы в повышении конкурентоспособности своих экономик. В этом случае наше Единое экономическое пространство должно быть еще более конкурентоспособным. Если мы этого не добьемся, не пойдем по этому пути, то будущее наше будет не такое безоблачное. - Карим Кажимканович, одна из последних важных новостей Казахстана – это решение президента Н.А.Назарбаева о проведении внеочередных президентских выборов. Могли бы Вы сказать, как отразятся выборы на внутриполитической ситуации в Казахстане? - Глава нашего государства Нурсултан Абишевич Назарбаев в своем Обращении к народу Казахстана очень четко выразил свою позицию относительно политической ситуации, выборного процесса. Как вы знаете, была инициативная группа, было решение депутатов парламента предложить президенту продлить свои полномочия путем референдума. Он в своем выступлении очень четко сказал, что он - демократически избранный президент и не хочет дать будущим поколениям политиков и президентов неправильный сигнал. Я считаю, что это - одно из самых важных решений, которое принял наш президент. Оно сопоставимо с объявлением независимости, оно сопоставимо с отказом от ядерного оружия. То есть он еще раз подчеркнул важность и необходимость построения демократического государства. Я бы поставил это на таком высоком уровне. Я считаю, что принятие такого важного политического решения еще более укрепит политическую стабильность у нас в стране. - В нынешнем году исполняется 20 лет СНГ. Как, на Ваш взгляд, можно оценить интеграционные процессы, которые идут на территории Содружества, насколько эффективны механизмы, действующие в рамках СНГ? - Я считаю, что до 2010 года, когда был создан Таможенный союз, интеграция на постсоветском пространстве – это только разговоры. То есть, СНГ, даже ЕврАзЭС, не обладали необходимыми инструментами и институтами, которые бы имели возможность влиять на принятие каких-либо решений. Я считаю, что только с созданием Таможенного союза и в потенциале - Единого экономического пространства, мы получили полноценное интеграционное объединение, которое имеет возможность решать поставленные задачи.

Премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов: "С созданием Таможенного союза мы получили полноценное интеграционное объединение, которое имеет возможность решать поставленные задачи."

Премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов: "С созданием Таможенного союза мы получили полноценное интеграционное объединение, которое имеет возможность решать поставленные задачи."

- Но пока только три страны входят в Таможенный союз. Значит ли это, что инструменты СНГ не работают? - Я бы не хотел сказать, что инструменты СНГ не работают. Перед СНГ стояли совершенно другие задачи. Первая задача была цивилизованно разойтись, и на тот период без инструмента СНГ могло бы все по-другому двигаться. Но реально интеграция, то есть реальное решение вопросов, – появилась только с возникновением Таможенного союза и Единого экономического пространства. Если ЕЭП покажет, что выгоднее стране, что экономика улучается, что уровень жизни населения растет, то очередь выстроится. Если ЕЭП покажет, что дорога идет в обратном направлении, то эта очередь может не выстроиться. Посмотрите, что происходит с ЕС: все хотят в ЕС, потому что есть конкретные результаты от этого процесса. Но еще должны пройти годы, для того, чтобы мы окончательно могли сказать, состоялось это или нет. - Нынешний год ознаменован еще одни юбилеем, к которому Казахстан имеет непосредственное отношение. Недавно объявлено, что юбилейный саммит Шанхайской организации сотрудничества пройдет в Астане 15 июня. Как Вы оцениваете экономическую составляющую в рамках деятельности ШОС? - Как вы знаете, ШОС возникла из переговорной группы пяти государств по вопросам границы и Узбекистана 15 июня 2001 года, как раз десять лет назад в Шанхае. Изначально это была больше политическая организация, но в последние годы экономическая составляющая набирает вес. Я считаю, что поскольку такие две страны, как Россия и Китай, которые являются членами «большой двадцатки» присутствуют в этой организации и есть большой интерес для того, чтобы наполнять экономическую составляющую - со стороны Китая выделяются достаточно серьезные финансовые ресурсы для практического наполнения и решения задач, - я вижу очень большой потенциал у экономической составляющей, включая инфраструктурное развитие. Например, строительство автомобильного коридора из Китая до Западной Европы через Казахстан и Россию. Я считаю, что у возможности координации в области валютного регулирования, в том числе использования валют стран ШОС, есть очень большая перспектива. Если учитывать, что многие страны являются наблюдателями ШОС и хотят быть членами ШОС, то значит, это тот клуб, который имеет очень хорошую перспективу. Я уверен, что предстоящий саммит в Астане будет важной вехой в развитии как организации, так и в целом всех стран, которые входят в ШОС. - В феврале в Казахстане ожидается объявление списка госкомпаний, акции которых будут размещены на фондовом рынке. Получат ли российские инвесторы возможность участвовать в их приобретении? - В конце февраля мы планируем утвердить список. Это направление связано с так называемым народным IPO, то есть акции будут целенаправленно размещены для граждан Казахстана. В основном, это будут физические лица плюс пенсионные фонды. Мы считаем, что сейчас очень хороший момент для того, чтобы разместить эти акции. Конечно, они будут по более низкой цене, чем их рыночная стоимость. К сожалению, в Казахстане фондовый рынок по сравнению с российским не достаточно развит. Но уже на вторичном рынке, когда гражданин Казахстана будет продавать акции, будет их свободное размещение, и приобрести их смогут все, в том числе и предприятия Российской Федерации. - В прошлом году усилился государственный контроль над крупнейшими нефтегазовыми проектами республики. Будет ли принято решение по приобретению Казахстаном доли в Карачаганакском проекте, и изменятся ли условия по Тенгизу? - По Тенгизу нет никаких предпосылок, там все идет в соответствии с договором. По вопросу Карачаганака идет переговорный процесс, и я пока не могу давать никаких комментариев. - А подтверждаются ли сроки начала коммерческой добычи нефти на Кашагане? - По вопросу первой фазы у нас есть очень четкая договоренность, я не вижу причин для откладывания сроков по первой фазе Кашагана. По второй фазе есть определенные вопросы. Но первая нефть выйдет, как мы договаривались, в установленные сроки. - Казахстан в этом году принимал у себя VII зимние Азиатские игры. И, похоже, намерен претендовать на проведение зимних Олимпийских игр 2022 года. Президент МОК Жак Рогге считает, что Казахстан имеет хороший потенциал для этого. Решение о том, где состоится зимняя Олимпиада-2022, примут в 2015 году. Будет ли Казахстан в ближайшие годы предпринимать конкретные шаги по наращиванию своего олимпийского потенциала с прицелом на 2022 год? - Вы абсолютно правы. Наша молодая республика впервые провела спортивное мероприятие такого уровня, как Азиада. У нас проходили локальные мероприятия, но такое масштабное, с таким развитием инфраструктуры, с привлечением таких больших финансовых и людских ресурсов – впервые. Можно сказать, что она прошла успешно, все отмечают высокий уровень спортивных объектов, высокий организационный уровень. И еще приятно, что казахстанская команда стала победителем игр. Конечно, успех, которого добилась наша страна в проведении зимней Азиады, вселяет в нас оптимизм в отношении возможности подачи заявки на проведение зимних Олимпийских игр. Окончательного решения мы не приняли, но обсуждаем сейчас вопрос подачи заявки на 2022 год. Как, вы видите, инфраструктура уже практически готова. Нам надо достроить 1-2 объекта и, я думаю, наших ресурсов на это хватит. Это, во-первых. Ну и, во-вторых, конечно же, нужно поднимать потенциал казахстанского спорта. В первую очередь детско-юношеского спорта, для того, чтобы мы могли растить своих собственных чемпионов и поднимать здоровье нации в целом. Это - наша амбициозная задача и мы постараемся ее выполнить. - Недавно Вы упоминали, что базовые причины глобального кризиса, которые возникли в 2008 году, еще не устранены. Что предпринимает Казахстан на возможный случай падения цен на сырье? Достаточно ли продвинулась индустриально-инновационная программа, чтобы застраховать экономику? - Мировая рыночная экономика предопределяет, что обязательно будет подъем и обязательно будет кризис. Когда они будут, какой цикл будет проходить, над этим гадают экономисты, но, как правило, никогда не угадывают. То есть, чтобы ни говорили, кризис всегда приходит неожиданно. В нашей макроэкономической политике мы исходим из того принципа, что в хорошие времена нужно копить резервы, а в тяжелые времена эти резервы надо, не боясь, использовать для смягчения последствий мировых финансовых кризисов. В этот кризис из Национального фонда было потрачено порядка 10 миллиардов долларов США для нивелирования процессов мирового финансового кризиса.

Когда следующий произойдет, конечно, ресурсы потребуются еще большие для всех стан. Поэтому резервы нужно копить, а не тратить, потому что придет время и они очень понадобятся. Это первый момент.

Второй момент – диверсификация экономики. Это - необходимый процесс, в том числе индустриализация, о которой мы говорили. У нас есть специальная индустриальная программа, которая вопреки скептикам идет очень успешно. В прошлом году более 150 крупных объектов были открыты в целом по стране, а если включить меньшего масштаба, то около 800 объектов. Я думаю, в 2011 году мы выдержим примерно аналогичный темп. Но это не самое главное. Важны еще три направления. Первым направлением, я бы поставил развитие человеческого капитала. То есть для того, чтобы страна развивалась, правительство должно создать условия для того, чтобы человеческий капитал, образование, здравоохранение, социальное обеспечение, были адекватными и соответствовали всем рыночным механизмам.

Второе – это развитие жесткой инфраструктуры: дороги, электроэнергия и так далее.

Третий вопрос, он самый неприятный, это - мягкая инфраструктура, проведение структурных институциональных реформ. Они не видны, это не завод, который ты открываешь, не фабрика. Это такая вещь, которая не всем приятна. Но если ты это не сделаешь, то потом у страны возникают проблемы. Есть такое понятие «ловушка частичных реформ», то есть когда ты проводишь часть реформ, получаешь очень быстрые темпы роста, а потом они тебя догоняют и в какой-то момент появляются проблемы. Вот со времени кризиса мы очень четко поняли, где нам нужно двигаться дальше, где наши реформы не достаточно адекватны. Сейчас наступает такое время, когда мы должны усиленно над этим работать. Но этому обычно не радуются. Этот эффект возникает только потом. - При Вашем руководстве правительством «красной нитью» проходит тема административной реформы. Как Вы оцениваете результаты работы по улучшению организации госаппарата и повышению качества его работы? - В 2007 году по поручению главы государства мы начали работу по административной реформе. Я считаю, что мы пока не достигли всех тех результатов, которые перед собой ставили. В какой-то степени кризис повлиял на проведение административной реформы. Мы приняли решение ввести «ручное управление», то есть фактически мы очень много вопросов централизовали. Я думаю, сейчас тот период, когда нужно с новой силой продолжить административную реформу: меньше государства в экономике, более профессиональное правительство. Вы знаете, я недавно вернулся из Давоса, где у меня беседы были с коллегами. Никто сейчас не возражает против роста среднего класса, против более прозрачного правительства для того, чтобы повысить конкурентоспособность.

Сейчас вопрос другой: какого качества государственные служащие работают в государственном аппарате? Какова мотивация у профессионала идти в государственный аппарат? Зарплата не такая, может быть, высокая - в частном секторе, в нефтяном можно получить куда более высокую зарплату. Когда все прозрачно, ты находишься под прицелом критики свободной прессы, что тоже нормально... Где тот пряник, которым трудоспособную молодежь можно привлечь на государственную службу? Административная реформа и должна дать ответы на эти вопросы. Я считаю, что из всех стран на сегодняшний день самая оптимальная система существует в Сингапуре. Новая Зеландия в какой-то степени смогла создать условия для того, чтобы привлечь талантливую молодежь и лучшие силы общества на государственную службу. Мы находимся на этом пути. Мы не решили эту задачу, но это - наша цель и определенные шаги к ней сделаны. - Можно конкретизировать какие? Думаю, многим интересно, как привлекать в правительство качественных сотрудников... - Это вопрос бюджета, ориентированного на результат, то есть сведение стратегического, экономического и бюджетного планирования в одно целое. Возможность для руководителя организации в рамках своего бюджета решать вопрос о надбавках, о стимулировании своих сотрудников путем повышения заработанной платы. Мы очень хорошо шли в этом направлении два-три года тому назад, потом немножко притормозили, и я думаю, что сейчас это то направление, по которому нам нужно активнее двигаться. В конечном счете заработанная плата государственного служащего должна быть на какой-то процент ниже, но соответствовать аналогичному уровню в частном секторе. Государственная служба должна быть небольшая, но более высокопрофессиональна. В любой, как мы знаем, организации 20 процентов людей делают 80 процентов работы. И у руководителя должна быть возможность этим 20 процентам дать повышенный материальный стимул. Мы движемся в этом направлении, но мы еще только в начале пути. - Но это подразумевает и сокращение численности аппарата или нет? - «Хирургическим способом» мы уже проводили сокращение. Само по себе сокращение не дает нужного результата. Должна быть и мотивация у тех людей, которые остаются на государственной службе, они должны быть завязаны на результат. Еще раз скажу, на мой взгляд, Сингапур – самый удачный пример. Мы привлекали и новозеландских специалистов, они помогали нам построить новый бюджетный кодекс, ориентированный на результат бюджет.

- Карим Кажимканович, Вы известны своей приверженностью идее развития электронного правительства, лично контролируете создание и ведение блогов руководителей министерств и ведомств. В частности, Вы говорили об этом на последних заседаниях коллегий минфина, минтруда РК, поручив министрам лично отвечать на обращения граждан. Считаете ли вы что более прозрачной можно сделать и работу наднациональных органов в рамках ТС и ЕЭП? - Я считаю, что и для национального правительства прозрачность и развитие электронного правительства – это безусловный приоритет. В рамках правительства Казахстана мы сделали большой шаг в таком направлении. Это, в частности, влияет и на административные реформы, о которых вы говорили. А в наднациональных органах работы предстоит непочатый край, поскольку нужно согласовать деятельность правительств нескольких стран. Я считаю, что электронное правительство дает возможность сблизить людей, которые находятся в Москве, в Минске, в Астане, в режиме реального времени без необходимости частых перелетов. Конечно, живое общение невозможно полностью заменить, но связь и обмен информацией в режиме он-лайн дают возможность ускорить многие процессы.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также