647

Улики против осужденного за педофилию Владимира Макарова нашли в его собственной памяти

«Комсомолка» изучила материалы скандального дела [обсуждение]

29 ноября Мосгорсуд приступит к рассмотрению кассационной жалобы по так называемому «делу Владимира Макарова». Подсудимый был признан виновным в совращении собственной дочери. «Комсомолке» удалось ознакомиться с материалами этого скандального дела.

Наша газета не раз писала об этом процессе, ставшем одним из самых громких за последние годы (см., в частности, «Педофилов - сажать! Вот только как выяснить, кто на самом деле развратник, а кто не виноват?»). Владимира Макарова, примерного отца и мужа, приговорили к 13 годам тюрьмы за насильственные действия по отношению к собственной семилетней дочери Карине (имя изменено в интересах ребенка). На защиту подсудимого, считая обвинения абсурдными, встали все члены его семьи.

Сама Карина ни словом не обмолвилась об изнасиловании. Но суд принял решение вопреки этому. Весь процесс шел в закрытом режиме. Из публикаций в прессе следовало, что главными доказательствами стали фрагменты неизвестно чьей спермы, обнаруженные в анализе мочи Карины, а также фаллический образ хвоста у кошки, которую девочка рисовала по просьбе психолога из центра «Озон». Неужели этого достаточно?! Может быть, просто баночка для анализов была грязная?

В моих руках - пачка документов. Это копия приговора и протоколы судебных заседаний. Кроме вовлеченных в «дело Макарова» людей, эти страницы до сих пор видел только уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Сейчас он готовит свое заключение. Но я, даже проштудировав эти страницы, заключения делать не готов. У меня нет цели отстоять позицию одной из сторон или оказать давление на суд. Для нас - я имею в виду себя и читателей «Комсомолки» - это лишь возможность взглянуть на этот судебный процесс изнутри и понять логику судьи, вынесшего столь неоднозначное решение.

«БОЛЬНО, ПАПА, ПУСТИ»

То, что произошло в ночь на 24 июля прошлого года в Детской городской клинической больнице Святого Владимира, врачи в суде рассказывали подробно. Около половины двенадцатого «Скорая помощь» доставила в приемный покой семилетнюю Карину Макарову. Девочка упала со шведской стенки, были основания подозревать у нее компрессионный перелом позвонков. Дежурный травматолог Светлана Рубель назначила анализ мочи. Рутинная процедура - нужно было удостовериться, не повреждены ли почки.

Через несколько минут фельдшер-лаборант Тамара Савельева подошла к травматологу, наклонилась и прошептала: с почками все в порядке, но в моче девочки обнаружены сперматозоиды. Светлана Рубель подняла брови. За 20 лет работы в детской больнице она столкнулась с этим второй раз. Несколько лет назад подобный анализ был у 14-летней пациентки. Но тогда она и не скрывала, что уже живет половой жизнью, причем родители об этом знали. Сейчас же - семилетняя Карина...

Светлана Рубель отправилась в лабораторию сама, взглянула в микроскоп: никаких сомнений. Тут же было решено провести повторный анализ. Медсестра принесла стерильный одноразовый контейнер, собранный материал очистили, прогнав через центрифугу, и снова поместили под микроскоп. Следы мужской секреции не исчезли. Мало того, дополнительный анализ показал повышенное содержание белка, что, по словам специалистов, также может говорить только о присутствии спермы.

О сделанном открытии тут же сообщили матери девочки Татьяне Макаровой. «Необходимо осмотреть Карину, не повреждены ли органы». К тому моменту девочка уже спала, Татьяна взяла ее на руки и отнесла в перевязочную. Там ждали дежурный хирург и медсестры. Когда Светлана Рубель попыталась развести Карине сжатые ноги, девочка, начав просыпаться, закричала: «Больно, папа, пусти».

Врачи стояли, ошарашенные. Карина, моргая, пыталась понять, где находится.

- Карина, что папа делал? - спросила наконец Светлана Рубель. Из глаз малышки хлынули слезы. Уставившись в одну точку, она отрицательно мотала головой и повторяла: «Я ничего не хочу говорить».

Врачи позвонили в милицию. Никаких повреждений органов при первичном осмотре обнаружено не было. Поскольку гинеколога в больнице Св. Владимира не было, утром Карину отвезли в Измайловскую ДГКБ № 3. Повреждений не обнаружилось и там. Врач-гинеколог взяла у девочки мазок и вместе с образцами мочи передала прибывшему следователю Дмитрию Лопаеву.

Откуда могли взяться следы спермы? Мать девочки высказала следующее предположение: за два дня до падения Карина утром, после того как супруги закончили заниматься любовью, прибежала к родителям и плюхнулась на их постель. Следователь Лопаев методично изъял простыню с кровати, а также трусики и майку девочки, в которых ее привезли в больницу. Позже следы спермы были обнаружены и там…

Один из рисунков маленькой Карины. Психологи отмечают, что в женских фигурах она выделяет талию и грудь. Девочки в ее возрасте так не рисуют.

Один из рисунков маленькой Карины. Психологи отмечают, что в женских фигурах она выделяет талию и грудь. Девочки в ее возрасте так не рисуют.

ЖЕНЩИНА-КОШКА

Лейла Соколова из психологического центра «Озон» приехала в больницу 26 июля. Она села у кровати и разговаривала с девочкой два часа кряду. Ребенок быстро вошел в контакт и в какой-то момент даже попросила маму выйти из палаты. На прямой вопрос о том, почему Карина упомянула в перевязочной папу и боль, девочка ответила, что была спросонья, а людям в таком состоянии всегда больно. Это озадачило психолога. В процессе беседы Соколова подметила и другие странности. Например, при упоминании отца Карина начинала волноваться. Каждый раз, когда разговор переходил от общих тем к семейным взаимоотношениям, девочка подбиралась и переходила с обычного детского лепетания на четко построенные, словно заученные, фразы. Когда Соколова задала ей вопрос, как одевается мама, она неожиданно сказала: «Я голой никогда не ходила и не хожу».

Обсуждать различия между мальчиками и девочками Карина отказалась наотрез. На просьбу нарисовать свою семью она изобразила несколько фигур, среди которых папы не было. Вообще ни на одном рисунке не было особей мужского пола, а у женских фигур были хорошо проработаны грудь и талия, стрелочки, вырез на груди. При этом все, что ниже пояса, Карина тщательно заштриховывала.

Что касается хвоста женщины-кошки, то, по словам Лейлы Соколовой, девочка рисовала его с остервенением.

- Фигура женщины-кошки выполнена в ярких цветовых гаммах, - говорила Лейла Соколова в суде, - но при этом огромный фаллический хвост черного цвета. Пока девочка рисовала фигуру, она успокоилась, а потом взяла черный карандаш и нарисовала этот хвост, что есть силы надавливая на карандаш. Она рисовала хвост дольше, чем всю фигуру, и никак не могла успокоиться.

Свои выводы Соколова изложила в экспертном заключении: психологическое состояние Карины косвенно указывает на то, что она вовлечена в сексуальное взаимодействие со значимым взрослым. То есть с тем, к кому она привязана, кому доверяет и кто осуществляет за ней уход.

К подобным выводам пришла не только Соколова. Чрезмерная значимость для семилетней девочки сексуальной сферы отмечается и в заключении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. А психолог Галина Николаева, доцент с более чем 30-летним опытом, пришла к однозначному выводу, что Карина вовлечена в сексуальные отношения с отцом.

- С одной стороны, девочка очень привязана к отцу, - сказала в своих показаниях Николаева, - но с другой - она осознает, что отец совершал по отношению к ней какие-то неправильные, противоестественные вещи. Я не исключаю, что Карина, осознавая это, манипулировала отцом, заставляя выполнять ее капризы.

НЕПРЕДВИДЕННЫЙ РЕЗУЛЬТАТ

Сам Владимир Макаров вел себя как минимум странно. Узнав о сперме в моче его дочери, он первым делом устроил скандал дежурному хирургу больницы Святого Владимира из-за его решения отправить Карину к гинекологу. Позже Макаров объяснил это беспокойством, как бы чего не вышло с позвонками во время транспортировки. Однако к тому моменту уже было ясно, что перелома позвонков нет, есть только ушиб.

Явившись к следователю Лопаеву, Макаров под конец беседы в жестких выражениях рассказывает историю о швейцарском авиадиспетчере, погубившем два самолета, и о том, как его зарезал Виталий Калоев. На вопрос, к чему это, Макаров не ответил, но потом начал засыпать Лопаева эсэмэсками с напоминаниями о диспетчере. Все это установлено судом - следователь написал рапорт, сочтя все это угрозами, а Макаров позже, уже будучи в СИЗО, извинялся за них. Но самая главная странность - это проверка на детекторе лжи, которую прошел Макаров. Когда Дмитрий Лопаев предложил отцу Карины пройти такой тест, тот отказался. А сам начал искать полиграфолога в частном порядке. И нашел. Игорь Нестеренко, проходивший обучение работе на детекторе лжи в МВД и ФСБ, аттестованный, переаттестованный... Достойный специалист. Когда Макаров рассказал Нестеренко свою историю и попросил помочь, эксперт живо откликнулся. Он поверил в невиновность отца и посоветовал обратиться к адвокату Богданову, охарактеризовав его как жесткого и крайне неудобного для следователей. Адвокат начал строчить ходатайства, требуя официально допустить Нестеренко к обследованию подзащитного. Не добившись в этом успеха, адвокат принял решение провести проверку в частном порядке. Оформили договор - гонорар Нестеренко составил 150 тысяч рублей, Богданова - 100 тысяч. Вот что рассказал Игорь Нестеренко в суде:

- Мы были уверены, что Следственный комитет пытается обвинить невиновного, и хотели обеспечить адвоката безоговорочным доказательством. Когда работа была закончена, так получилось, что защитник сидел слева сзади и видел результат полиграфа. Они были настолько явными, что адвокат спросил, правильно ли он понимает то, что видит. Я ответил: «Да». Защитник пошел общаться с Макаровым на улицу. Они долго беседовали, при этом нервничали оба.

Волноваться было из-за чего. Результаты независимой экспертизы, проведенной по заказу самого Владимира Макарова, не могли его устроить. Позже подсудимый заявил, что у него вымогали деньги. Дескать, тест «не получился» и надо пройти его снова. Однако Нестеренко утверждает, что результаты получились на редкость ясными и свое заключение он сразу отнес следователю. Иначе сам мог бы угодить под статью об укрывательстве.

Я заранее хочу извиниться перед читателями, что привожу заключение Игоря Нестеренко без купюр. Они, конечно, попадают в категорию детям до 16. Но иначе смысл произошедшего во время проверки на полиграфе может ускользнуть. Цитирую по приговору:

«1. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он осуществлял какие-либо действия сексуального характера с дочерью Кариной;

2. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он когда-либо намеренно совершал в присутствии своей дочери Карины любой половой акт;

3. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он в целях удовлетворения сексуальной похоти совершал прикосновение к половым органам дочери Карины;

4. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он совершал обнажение половых органов в присутствии дочери Карины с целью их демонстрации;

5. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он мастурбировал, глядя на дочь Карину».

В суде изучение эпизода проверки Макарова на полиграфе заняло едва ли не больше времени, чем на все остальное. Эксперты продемонстрировали редкое отсутствие единодушия. Кто-то подтверждал правильность выводов Нестеренко, кто-то объявлял его шарлатаном. Такое впечатление, что в среде операторов таинственного прибора идет такая «война методик», что скоро камня на камне не останется. Взяв любое обследование на детекторе лжи, можно без труда найти специалиста, который разнесет его в пух и прах. Только очень трудно оспаривать заключение эксперта, которого сам же нанял.

Лично у меня сложилось впечатление, что Игорь Нестеренко - серьезный и компетентный специалист. Он был спокоен и уверен в выводах. Попытки оппонентов объяснить результаты теста волнением и стрессом, испытываемыми Макаровым, полиграфолог отвечал: «Память безэмоциональна. Она работает идеально, как часы».

СЛИШКОМ МАЛО ВЕЩЕСТВА

А как же анализ ДНК, спросите вы. Конечно, экспертиза мазка и спермы в моче должна расставить все точки над «ё». И если бы экспертам удалось сделать четкие заключения, я бы сейчас писал какую-нибудь другую заметку.

Эксперт Майя Исаенко из бюро Судебно-медицинской экспертизы получила следующие образцы: майку и трусики Карины, простыню с постели ее родителей, два образца мочи и мазок на кусочке стекла. С простыней все было ясно - следы спермы принадлежат подсудимому Макарову. А вот в анализах мочи никаких следов обнаружить не удалось. В суде эксперт объяснила: в такой среде клетки сперматозоидов очень быстро исчезают. Следы спермы удалось обнаружить только на майке и в мазке. Правда, четко определить ее принадлежность не удалось. По словам Исаенко, ей досталось слишком малое количество вещества. Сопоставление генотипов позволило лишь сказать, что принадлежность образцов Владимиру Макарову «не исключается». В то же время Исаенко смогла однозначно сказать, что эти же образцы не могут принадлежать дедушке Карины Ивану Александровичу, который часто оставался с ней. Такой ответ следствие не удовлетворил. Была назначена повторная процедура. Однако во второй раз в мазке не удалось обнаружить вообще ничего. На кусочке стекла не было уже самого мазка - весь материал был израсходован.

Эксперты сделали еще один вывод: в то место, где брался мазок, мужская секреция могла попасть исключительно в результате полового акта или процедуры, описанной в пункте «5» заключения полиграфолога. Никаких иных вариантов. Этот вывод стал переломным для всего судебного процесса.

ПРИГОВОР ПО СОВОКУПНОСТИ

Вот, собственно, и все, чем руководствовался суд при вынесении приговора. Свидетели - члены семьи, родственники и знакомые - в один голос утверждали, что подсудимый - прекрасный человек и семьянин. Сама Карина, которую тоже опрашивали в суде, заявила, что папа никогда не делал ей больно, она по нему скучает и очень его любит. Тем не менее судья Таганского районного суда Наталия Ларина приговорила Макарова к 13 годам заключения. По совокупности косвенных доказательств.

Цитирую приговор:

«Суд считает установленным, что на майке Макаровой К. В. и мазке с содержимым из влагалища Макаровой К. В. присутствовали следы спермы, а с учетом совокупности вышеприведенных доказательств и их анализа, у суда не вызывает сомнений, что эти следы принадлежали Макарову В. В., с учетом показаний законного представителя потерпевшей, ее родственников и самого Макарова В. В. о том, что с посторонними лицами мужского пола потерпевшая не общалась и время не проводила».

То есть, несмотря на отсутствие четких данных экспертизы, судья не сомневается, что сперма, раз она была, может принадлежать только Владимиру Макарову. Из мужчин она оставалась наедине только с папой и дедушкой, но у дедушки что-то вроде алиби - его ДНК эксперты исключили из числа подозреваемых. Учитывая то, каким единственным путем сперма могла оказаться там, где оказалась; учитывая данные психологов и полиграфа, сомнений в виновности Макарова у судьи не остается.

Судья Наталия Ларина не доверяет словам Карины:

«Для суда совершенно очевидно, что потерпевшая Макарова К. В. в силу своего возраста и отношения к отцу, не расценивала и не расценивает его действия как сексуальные, с учетом того обстоятельства, что действия не повлекли за собой для нее психологической травмы».

Вот такая логика. Я бы, к примеру, не взялся ответить на вопрос, виновен Владимир Макаров или нет. Я не судья. Я знаю, что говорили участники процесса, но не знаю, как они это говорили. А зачастую именно это знание, ощущение становится решающим. Теперь логику Наталии Лариной предстоит оценить судьям Мосгорсуда.

Уже заканчивая работать над материалом, я почувствовал, что мне не дает покоя мысль об исследовании Макарова на полиграфе. Если это оказалось так важно, почему бы не провести дополнительную экспертизу. Решением судьи - ударом молотка. Сколько методик? Десять? Ну так пусть Макаров пройдет десять тестов за счет бюджета. И тогда его память можно будет изучать, как под микроскопом. А вот если сам Макаров от такой процедуры откажется, все - виновен. Это как в ГАИ: отказался от освидетельствования, значит, пьян. Но судье Наталии Лариной хватило и тех доказательств, которые у нее были.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Судья выносит приговор по внутреннему убеждению

- Приговоры, которые выносятся на основе так называемых косвенных доказательств, не редкость, - сказал «КП» Виктор Запрудский, адвокат Московской коллегии адвокатов «Запрудский и партнеры». - Вообще такого понятия «косвенное доказательство» в уголовно-процессуальном законе нет. И ни одно доказательство не может иметь заранее установленной силы. А судья оценивает улики, цитирую процессуальный кодекс, «по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». Нередко бывает, что прямых улик нет, но из показаний свидетелей складывается целостная картина. Большое значение имеет поведение участников процесса в ходе судебного разбирательства. Есть даже такое мнение: «Если судья видит, что подсудимый врет, ему никакие доказательства не нужны. Приговор будет обвинительный».

Еще больше материалов по теме: «Отца обвинили в совращении семилетней дочки»

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
647
 

Читайте также

Новости 24