90

Запад и ближневосточные монархии жаждут сожрать Сирию

Это единственная страна, которая мешает им погрузить регион в пучину «управляемого хаоса» и долгие годы заставить его вариться в собственном соку

Правительства и СМИ стран Западной Европы, Северной Америки и государств Персидского залива в один голос утверждают, что сирийское правительство силой оружия подавляет массовые выступления, участники которых мирно требуют отставки правительства. Французский миллиардер, по совместительству журналист Бернар-Анри Леви, певец ввода войск НАТО в Ливию, открыто заявил, что после линчевания Муамара Каддафи «следующий в списке - сирийский президент Башар аль-Асад». Не надо быть экспертом в вопросах геополитики, чтобы понять, как быстро бывшие и нынешние колониальные империи почувствовали вкус победы в Ливии и теперь готовы сожрать Сирию. Учитывая серьезность обвинений, выдвинутых против Дамаска, многие задаются вопросом, как быть в подобной ситуации, ведь согласно докладу Верховного комиссара ООН по правам человека военно-служащие сирийской армии убили более 3500 мирных демонстрантов.

Эта информация нуждается в серьезной проверке, поскольку у Верховного комиссара, равно как у работников СМИ и общественных организаций, есть лишь один источник информации - загадочная сирийская правозащитная организация Observatoire syrien des Droits de l’homme (OSDH), расквартированная в Лондоне. Кто ею руководит - неизвестно. Ее ежедневные отчеты, являющиеся, по сути, анонимными доносами, могли бы повлечь за собой принятие Советом Безопасности решения о начале военной операции против Сирии, если бы Россия и Китай не наложили вето на проект резолюции, выдвинутой Западом.

Чтобы понять, что на самом деле происходит в Сирии, я обратился к сирийским властям с просьбой разрешить мне и моим коллегам по «Сети Вольтер» (медийный ресурс, возглавляемый Мейсаном. - Ред.), а также редакторам независимых сайтов самой разной политической направленности побывать в зоне боевых действий. Это разрешение мне было предоставлено при условии, что я привезу журналистов-католиков, которых христиане Востока призывают в свидетели натовской лживой пропаганды. Мы получили спецпропуска, которые дали нам возможность свободно передвигаться поодиночке и группой на свой страх и риск по всей стране, включая такие города, как Хама, Банияс и даже Хомс, арену самых ожесточенных столкновений. Таким образом, мы увидели своими глазами выступления за и против Асада, смогли поговорить как с обычными гражданами, так и с представителями властей, что дало нам возможность восстановить события прямо на месте действия. И на сегодняшний день мы первые и пока единственные, кому удалось это сделать.

Я не могу говорить от лица всех коллег, поэтому излагаю свою личную точку зрения.

ПРОТИВНИКИ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Антиправительственные демонстрации очень малочисленны. Они, как правило, насчитывают несколько десятков, иногда несколько сотен человек. Никогда больше.

Существует три вида внутренней оппозиции: программная оппозиция, которая участвует в «национальном диалоге», то есть в переговорах с правительством, с целью добиться политических и экономических реформ; конфессиональная оппозиция, которая не хочет иметь президентом алавита Башара аль-Асада (алавизм - ответвление ислама. - Ред.); и стратегическая оппозиция, которая выступает против поддержки Сирией палестинского, ливанского и иракского сопротивления и хочет нормализации отношений с США и Израилем. Две последние группы отказываются от каких-либо контактов с первой, зато снисходительно настроены по отношению к эскадронам смерти, внедренным на территорию страны.

Эти вооруженные группировки, состоящие из рекрутированных в Иордании и Ираке арабских наемников, а также афганских и пакистанских пуштунов, навербовали в свои ряды и местных представителей преступного мира. Поначалу они собирались создать исламский эмират, но ограничились засадами, которые устраивали солдатам регулярной армии, а теперь, разбившись на маленькие вооруженные банды, налетают на города, где, убивая мирных жителей, сеют панику среди населения.

Подавляющее большинство сирийцев боятся этих эскадронов смерти, но отчетливо понимают, что таким образом колониальные империи пытаются дестабилизировать ситуацию в стране. Вдохновленные сильным национальным чувством, они отказываются быть вовлеченными в межконфессиональные конфликты и сплачиваются вокруг Асада, что выражается в гигантских демонстрациях поддержки.

Все перечисленные элементы требуют разъяснений на уровне анализа сирийского общества и геополитического контекста.

...а вот эти кадры, на которых курды из крохотного сирийского городка Амуда на самой границе с враждебной Асаду Турцией изображают лидера страны преступником, западные СМИ представляют свидетельством массовых протестов. Фото: REUTERS

...а вот эти кадры, на которых курды из крохотного сирийского городка Амуда на самой границе с враждебной Асаду Турцией изображают лидера страны преступником, западные СМИ представляют свидетельством массовых протестов.Фото: REUTERS

СЛОЖНО, НО ОЧЕВИДНО

Программная оппозиция появилась в июне 2000 года, после смерти президента Хафеза аль-Асада. Она расцвела в «салонах», где обсуждались все аспекты экономической и политической жизни страны. Поначалу эта оппозиция поддерживалась новым президентом Башаром аль-Асадом, но после терактов 11 сентября и попыток перекраивания Ближнего Востока стала восприниматься им как опасная. Некоторым ее лидерам, таким как журналист Майкл Кило, предъявили обвинения в том, что они подрывают межконфессиональный мир, в результате чего отдельные оппозиционеры получили до 5 лет тюрьмы. В 2005 году группа снова активизировалась, опубликовав «Декларацию Дамаска», которая призывала к последовательной, но мирной реформе государственных институтов. Несколько подписантов этого документа вновь оказались за решеткой, но не из-за их требований, а потому что вступили в контакт с ливанским политиком, призывавшим к военной интервенции США в Сирию. Помимо симпатизирующих ее требованиям, программную оппозицию поддерживает и часть буржуазии, которая очарована западными богатствами и образом жизни.

Программная оппозиция не раз становилась жертвой оппозиции конфессиональной. Исторической особенностью Сирии была ее многовековая готовность обеспечивать религиозную свободу представителям самых разных вероисповеданий и сект. Так, мечеть Омейядов, в сокровищнице которой хранится голова Иоанна Крестителя, является с VIII века культовым местом паломничества и для иудеев, и для христиан, и для мусульман. Партия БААС, которая сейчас находится у власти, изо всех сил старается укрепить чувство национального единства в стране, а потому запрещает всякое проявление межрелигиозной розни. В любом случае конфессиональная оппозиция - явление недавнее и не имеет глубоких социальных корней. Она возникла благодаря многомиллионным вливаниям Саудовской Аравии и строится на базе идеологии такфиритов, согласно которой руководить мусульманской страной могут только мусульмане, точнее, сунниты, причем лояльные правящей династии Саудитов, ибо только они являются настоящими мусульманами. Следовательно, президент Башар аль-Асад, будучи алавитом, является узурпатором и заслуживает смерти. Однако такфириты, равно как и «Братья-мусульмане», это еще не все сунниты. Поэтому, с точки зрения Великого муфтия Сирии, конфессиональная оппозиция - не более чем прикрытие продажных монархий Персидского залива, задача которых - сломить сопротивление народа. По его мнению, существует всего два лагеря: антиимпериалистическое и антисионистское движение, выступающее против тех, кто симпатизирует США, Израилю и ближневосточным монархиям. Все остальное - чистая манипуляция с целью придания конфликту не политической, а религиозной окраски, чтобы спровоцировать гражданскую войну.

Разумеется, ни одна оппозиционная группа не декларирует открыто своей приверженности империализму или сионизму. Все делается гораздо тоньше. Например, местная структура «Братьев-мусульман» (это те, кто финансируется Советом сотрудничества в Персидском заливе) заявляет, что для начала надо восстановить шариат, а освобождение Палестины хоть и важное дело, но подождет.

ФАНТОМНЫЕ ЖЕРТВЫ И РЕАЛЬНЫЕ БАНДИТЫ

Возвращаясь к актам насилия. Да, мы стали свидетелями многочисленных избиений людей, арестованных сотрудниками правопорядка, мы видели, как временное заключение под стражу становится нескончаемым, но мы ни разу не видели стрельбы по мирным демонстрантам. Наше расследование категорически отвергает обвинения, выдвигаемые межгосударственными организациями и СМИ, в том, что в стране проводятся кровавые репрессии, жертвами которых стали 3500 мирных жителей. Списки погибших, распространенные OSDH в Лондоне, не состоят из мертвецов - они были неосторожно составлены по телефонному справочнику. А видео, снятое на мобильники, которое транслировала телекомпания «Аль-Джазира», не соответствует никакому географическому пространству в Сирии, которое можно было бы опознать. То есть все обвинения голословны и являются военной пропагандой.

Зато мы собрали огромное количество свидетельств насилия, осуществляемого бандформированиями, враждебными режиму. Поначалу банды пытались создать на территории страны исламские эмираты, которые обеспечили бы их военной базой по модели того, что было сделано бойцами группировки «Фатх-аль-Ислам» в палестинском лагере Нахр-эль-Барид (Ливан) в 2006 - 2007 годах. Группировка состояла тогда из 700 наемников разного происхождения (выходцы из Ирака, Чечни, Йемена и так далее), которых финансировал саудовский принц Бандар бин Султан, а материально-техническую поддержку обеспечивало «Движение за будущее» Саада Харири. Бойцы «Фатх-аль-Ислама» были нейтрализованы ливанской армией в результате затяжного боя, унесшего жизни 134 солдат. Точно так же вооруженные группировки, направленные в Сирию, четырежды пытались провозгласить создание исламских эмиратов, но были разбиты частями регулярной армии. Ввиду отсутствия базы они выбрали другую стратегию: стали устраивать мощные засады и нападать на военные конвои. В результате преследуемые армейскими подразделениями бандиты оказались разбитыми на маленькие группы и отказались от масштабных операций.

Теперь они совершают набеги на города. Расстреливают военных в упор прямо перед зданием казармы в Хаме, стреляют из гранатометов по штаб-квартире партии БААС в центре Дамаска, похищают коммерсантов в центре Хомса. Все чаще жертвы подбираются в соответствии с их предполагаемой религиозной принадлежностью. Женщин раздевают прямо на улицах и отрезают им груди. Мужчинам вырывают глаза, отрезают половые органы, прежде чем убить. Наемники употребляют наркотики, в основном амфетамины, которые лишают их эмоций и дают возможность чинить все эти зверства. Мы встречались с выжившими, видели изуродованные тела в моргах и больницах. Большинство жертв - военные, а не гражданские лица, что лишний раз говорит о том, что речь идет вовсе не о политических репрессиях против мирного населения со стороны властей.

Развитие ситуации напоминает действия «эскадронов смерти» Джона Негропонте и его «контрас», сражавшихся в Центральной Америке с сандинистами, плюс религиозная составляющая. Население отдает себе отчет в том, что им пытаются манипулировать, желая спровоцировать бойню. Пока что удается сохранять хладнокровие, народ не попадается в ловушку. Мы видели лишь одну крошечную демонстрацию такфиритов против Башара аль-Асада, которого они считают узурпатором-алавитом, зато видели массовые выступления, участники которых требовали введения войск в города для защиты мирного населения.

КОЗЫРЬ ВЛАСТЕЙ - БЫСТРЫЕ РЕФОРМЫ

Спор в правительстве идет между двумя группами - одни считают, что пора пускать в ход силу, другие настаивают на мирном решении вопроса. Ряд генералов утверждают, что с наемниками можно расправиться за несколько дней. Но президент опасается, что применение силы неминуемо приведет к жертвам среди мирного населения, а следовательно, может спровоцировать гражданскую войну. Поэтому им был выбран мирный путь, и этот выбор был объяснен. Органы правопорядка получили приказ не отвечать на провокации, если существует хоть минимальная опасность нанести ущерб мирному населению. Подобная стратегия сделала кризис затяжным, зато сохранено национальное единство.

Мы говорили с военными, которые не давали отпора, когда по ним стреляли, из нежелания подвергать риску подростков, находившихся поблизости. Многие погибли при схожих обстоятельствах, многие были тяжело ранены. Можно лишь поражаться сдержанности и жертвенности военных. Сирийская армия - армия по призыву, но она верна своему девизу и служит народу.

С самого начала кризиса Башар аль-Асад пригласил представителей программной оппозиции принять участие в обсуждении возможных реформ. Этот диалог ведется открыто на всех телеканалах и его стараются сделать как можно более прозрачным и легитимным. Лидеры оппозиции - ранее содержавшиеся под стражей - могут теперь открыто высказывать свои требования. Президент аль-Асад старается не держать подолгу паузу и реагирует на все требования без промедления. Уступая, он обезоруживает оппозицию.

Первое из принятых решений - отмена чрезвычайного положения. Отныне демонстрации будут разрешены, как во всех демократических государствах. Это нововведение дается не без труда, потому что в Сирии нет мобильных жандармских подразделений, которые могли бы следить за порядком во время проведения уличных акций. Полиция не обучена и не приспособлена решать подобные задачи. Поэтому так странно читать комментарии в американской и израильской прессе о том, что отмена чрезвычайного положения - не шаг вперед, а наверстывание упущенного, в то время как сам Вашингтон продлил действие «Патриотического акта» (документ, принятый после терактов 11 сентября и расширяющий права спецслужб по слежке за американцами. - Ред.), а Тель-Авив поддерживает режим чрезвычайного положения с 1948 года.

Вторым нововведением стала свобода слова. Дамаск принял, к великой радости членов Союза журналистов, новый закон о прессе, соответствующий демократическим стандартам. Тут тоже комментарии представителей стран Лиги арабских государств в целом и Катара в частности поражают. Ведь в других арабских странах свобода слова более чем ограничена, а катарская телекомпания «Аль-Джазира» за несколько последних месяцев и вовсе стала символом агитпропа.

Третья реформа касается окончания монополии на власть партии БААС с соответствующими изменениями в конституции. Окончательный переход на многопартийную систему должен быть законодательно закреплен в ближайшие недели.

Поддерживаемый лояльными силовыми структурами, с одной стороны, и скоростью осуществляемых реформ - с другой, режим взывает к народу. И демонстрации в его поддержку собирают сотни тысяч, а нередко и более миллиона человек. Лозунги демонстрируют народное единство и благодарность России за то, что она предотвратила иностранную интервенцию. Именно поэтому сирийцы всячески подчеркивали значимость для них недавнего визита Патриарха Кирилла. Его восторженно приветствовали, принимали на самом высоком уровне, что отразилось на всей православной общине в целом.

ДОРОГА К ВОЙНЕ?

Атлантистская пропаганда начала с того, что обвинила Сирию в политических репрессиях, затем руководители США заговорили о начале гражданской войны, а Турция открыто заявила, что готовит военную интервенцию. Но фактически война уже идет.

Достигло апогея и медийное противостояние. Кадры, распространяемые «Аль-Джазирой», не доказывают ничего, а ближневосточные кинорежиссеры уверяют, что съемки делаются в открытых павильонах. То есть по заказу канала были построены декорации из гипсокартона, в которых с помощью кинотехнологий успешно воссоздаются две главные площади Дамаска и четыре площади других крупных городов. В этих декорациях и производятся сюжеты для новостных блоков. Канал уже опробовал подобную тактику во время ливийской войны, ведь любая ложь оправдана, если служит интересам эмира Катара.

Но то, что происходит сегодня, пока не является гражданской войной: в боях сталкивается не гражданское население. До сего дня жертвы были в основном из числа военных. Это вообще необычная война - иностранные наемники атакуют гражданские и государственные объекты.

Как бы то ни было, у западных государств, как и стран Персидского залива, времени особо нет. 31 декабря американские войска должны покинуть Ирак, хотя собирались там пробыть не меньше века. Параллельно формируется мощный геополитический союз: палестинский сектор Газа, Ливан, Сирия, будущий Ирак (без западных оккупантов), Иран. К ним может в скором времени присоединиться и Египет, где манифестанты разнесли посольство Израиля, а толпы протестующих против кэмп-дэвидских соглашений скандируют: «Иерусалим, мы идем!» Вашингтону и Тель-Авиву придется придумывать новые ходы, чтобы вернуть себе лидерство. Но напасть на Иран у них не получится - страна слишком хорошо вооружена. А они не справились даже с оккупацией Ирака и потерпели поражение в Ливане. Самое время искать новую жертву, и если не удастся раскачать Сирию, то ею может стать Египет.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Тьерри МЕЙСАН руководил Международной ассоциацией защиты частных свобод, затем занялся журналистскими расследованиями. Был экспертом по правам человека при ОБСЕ, а также главным редактором ежемесячника Maintenant. Сейчас является президентом медийного ресурса «Сеть Вольтер», издает литературу политической направленности. Одна из главных его работ - книга «Большая ложь», в которой автор доказывает, что теракты 11 сентября 2001 г. в США - дело рук американских спецслужб.

Еще больше материалов по теме: «Гражданская война в Сирии»

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
90
 

Читайте также

Новости 24